shadow

Военно-промышленный коллапс: как Украина торгует своим оружием


shadow

Разгорается очередной скандал, связанный с зарубежными поставками украинской оборонки. В ходе боевых действий в Сирии правительственными войсками захвачен склад запрещённой в России террористической организации «Исламское государство». Там находились взрывчатые вещества и бронеплиты украинского производства, которыми террористы укрепляли свои автомобили.

Напомним также, что 20 ноября прошлого года МВД Кувейта заявило о задержании преступной группы, осуществлявшей поставки вооружения ИГ с Украины. Однако скандалы, регулярно происходящие с экспортом украинского ВПК, связаны не только с тем, кому продукция продаётся, но и с её качеством.

Что такое ВПК Украины?
Украина унаследовала от СССР один из самых мощных военно-промышленных комплексов, уступающий только российскому. На начало 90-х годов в УССР работало 3594 предприятия оборонного и двойного назначения со штатом примерно 3 млн человек. В чисто военном производстве было задействовано порядка 700 предприятий с совокупной занятостью 1,45 млн человек. Но уже в 2013 году в стране оставалось всего порядка 140 различных базовых предприятий военно-промышленного комплекса.

В 2010 был создан госконцерн «Укроборонпром», призванный объединить предприятия оборонного комплекса. Год спустя кабмин Украины учредил их перечень. В состав концерна вошли 134 госпредприятия (125 государственных и казённых предприятий и 9 акционерных компаний), а также государственная компания по экспорту и импорту «Укрспецэкспорт» и её дочерние предприятия: ГП «Укроборонсервис», «Специализированная внешнеторговая фирма «Прогресс», «Государственная хозрасчётная внешнеторговая и инвестиционная фирма «Укринмаш», «Государственное хозрасчётное внешнеторговое предприятие «Спецтехноэкспорт», «Государственное внешнеторговое предприятие и инвестиционное предприятие «Промоборонэкспорт», государственное предприятие «Внешнеторговая фирма «ТАСКО-экспорт».

Следует отметить, что с началом боевых действий в Донбассе ремонт военной техники и производство продукции военного назначения были начаты более чем на 30 неспециализированных и частных предприятиях.

11 декабря 2014 года тогдашний премьер-министр Украины Арсений Яценюк объявил, что правительство намерено создать государственное агентство по оборонно-промышленному комплексу, однако эта идея всё ещё не реализована.

Большая часть украинского ВПК традиционно шла на экспорт, и даже с началом гражданской войны ситуация не слишком изменилась. По данным гендиректора «Укроборонпрома» Романа Романова, объём экспортных контрактов госконцерна на поставку вооружения в 2015 году составил $1,3 млрд, хотя SIPRI утверждает, что Украина по итогам 2015 года сократила экспорт оружия по сравнению с предыдущим годом — до $323 млн. Причём снижение экспорта связано не только с возросшими в связи с боевыми действиями национальными потребностями в вооружении.

Танки идут лесом
Тяжёлая бронетехника — одна из важнейших статей военного экспорта Украины. Очередная партия из десяти новых «Оплотов-Т» прибыла на таиландскую военно-морскую базу Саттахип 21 мая 2016 года, и в СМИ тут же появились сообщения о недовольстве тайских партнёров Киева.

Дело не только в том, что контракт фактически провален, поскольку 49 танков должны были быть переданы покупателю ещё три года назад (на сегодня доставлено только 20 машин). Украинцы также срывают сроки поставок боеприпасов к танкам, а сами «Оплоты» вызывают массу претензий по качеству изготовления.

Собственно, другого ожидать трудно — ведь «Оплот–Т» в том виде, в котором его получают тайцы, представляет собой не новую машину, а результат «технического каннибализма», для которого в качестве донора выступил старый советский Т-80.

Впрочем, это даже не «каннибализм», а скорее «трупоедство», поскольку «новейшие танки», как их именуют украинские СМИ, создаются из останков техники 4-5 категории хранения. То есть из того, что находится под открытым небом, на «танковом кладбище» поросло травой и просто не было вовремя отправлено на переплавку.

По сообщениям украинских СМИ, на складах есть несколько сотен двигателей для Т-80-ГТД-1000Т различной степени сохранности, из которых вполне можно собрать оставшиеся до выполнения контракта 29 штук. Сколько проработают эти машины после такой «капиталки», сказать трудно.

По рецептам автоугонщиков
В июле 2013 года Министерство обороны Хорватии подписало с ГК «Укрспецэкспорт» контракт на оказание услуг по ремонту и доработке семи и покупке пяти истребителей МиГ-21. Украина получила за всё €13 млн и уже летом 2014 года передала Хорватии самолёты. Однако все они, как сговорившись, начали ломаться, а через восемь месяцев эксплуатации в рабочем состоянии остались только три машины.

Подобная хрупкость боевых машин вызвала законный интерес военной полиции Хорватии. В результате расследования было установлено: на «отремонтированные» самолёты украинские мастера ставили старые запчасти с выработанным ресурсом. А на купленных истребителях были перебиты серийные номера (как на краденых автомобилях), и на самом деле они старше, чем указано в документах, которые были обозначены как фальшивые.

В «Укрспецэкспорте» от всех обвинений привычно отмахнулись, назвав их «частью информационной войны».

Хромые «Буцефалы»
На фоне вышеперечисленных инцидентов история с поставками в Ирак БТР-4 «Буцефал» кажется небольшим недоразумением, а сами иракцы — бессовестными капризулями.

Напомним, этот бронетранспортёр, признанный «соответствующим стандартам НАТО», был предметом настоящей гордости украинского ВПК. Он, по мнению представителей оборонки, «заткнул за пояс» все российские аналоги.

В 2009 году был заключён контракт с Ираком на поставку вооружённым силам этой страны 420 бронемашин. Но украинцы не могли выдержать сроки его выполнения, и до начала 2013 года Ирак получил лишь 88 бронетранспортёров.

От третьей партии из 42 «Буцефалов», отправленных в 2013 году, Ирак отказался из-за трещин в броне. Контракт был расторгнут. Причём трещины, видимо, являются не единственной проблемой этих бронетранспортёров. Согласно сообщениям иракских источников, к концу 2013 года 80 процентов уже принятых на вооружение ВС Ирака машин вышли из строя.

В расторжении контракта и в отказе иракцев от последней партии БТРов украинцы привычно обвинили Россию. Директор украинской аналитической группы Da Vinci AG Анатолий Баронин заявил, что за упомянутым скандалом с поставками БТР-4 в Ирак и за срывом контракта стоят российские спецслужбы.

Амбиции без границ
Пётр Порошенко в мае 2015 года поставил перед украинским ВПК амбициозную задачу — войти в ближайшее время в топ-5 мировых экспортёров вооружения. Если учесть, что, по данным SIPRI, в 2010—2014 годах Украина занимала 3% мирового экспорта вооружений, находясь на девятом месте среди стран по объёму экспорта, эта задача не кажется такой уж невероятной.

Однако проблема в том, что в те золотые (во всех смыслах) для украинского оборонного экспорта годы львиная доля поставок осуществлялась за счёт старой военной техники, оставшейся на складах с советского периода, а также комплектующих и запчастей к ней.

Так, ещё до «майдана», в июле 2013 года первый заместитель председателя комитета по вопросам национальной безопасности и обороны Верховной рады Анатолий Кинах признал, что оружие, разработанное и произведённое в период независимости Украины, не составляет и пятой части от общего объёма продаж. И это было сказано ещё до всех вышеперечисленных скандалов.

Сегодня же технологическая деградация ВПК так глубока, что Украина не смогла наладить даже производство двигателей 5ТДФ для своих основных танков Т-64, которые ранее сама и выпускала. Запасы же ликвидного старья на складах подходят к концу, тем более что у экспортёров появился серьёзный конкурент — война в Донбассе, с изрядным аппетитом поглощающая военную технику.

Борис Джерелиевский

Источник

Рейтинг: 0

Новости партнёров:

shadow
shadow

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован.