shadow

России грозит второй фронт


shadow

Глава Минобороны Сергей Шойгу заявил в среду, что ситуация в Афганистане не улучшается и Россия с Таджикистаном стоят перед рисками, связанными с угрозами ИГ в регионе. В последнее время боевики-исламисты добились значительных побед в борьбе с правительственными войсками и несут потенциальную угрозу Центральной Азии. По мнению экспертов, Москва стоит перед серьезными вызовами в этом регионе, специалисты оценивают потенциал ее союзников по ОДКБ как слабый.

Министр обороны России Сергей Шойгу заявил на встрече с министром обороны Таджикистана Шерали Мирзо в Москве, что в связи с появлением в Афганистане исламистов из ИГ у России и ее союзников по СНГ «появились дополнительные риски». По словам Шойгу, ситуация в регионе не улучшается и Россия в связи с этим продолжает оказывать помощь Таджикистану техникой и вооружением. Эти меры «существенным образом повлияют на большую стабильность в регионе», уверен министр.

Таджикистан, граничащий с Афганистаном, может подвергнуться атаке в случае прорыва боевиков-исламистов из движения «Талибан», а также террористов ИГ, запрещенного в России. В последние месяцы они все более активно прорываются к крупным городам страны и противостоят правительственной армии. Совсем недавно боевики «Талибана» попытались овладеть Кандагаром и напали на аэропорт города, который используется американскими и натовскими военными. Во время атаки на аэропорт погибли 37 человек, в их числе как местные жители, так и силовики.

США ранее заявили, что оставляют в Афганистане ограниченный контингент войск до конца 2016 года для помощи афганским силам безопасности в составе почти 10 тыс. солдат и офицеров, позже этот контингент будет сокращен вполовину. Согласно мандату, американские военные будут расположены на базах и продолжат учить афганских военных.

За время тренировки афганских сил США уже потратили $43 млрд с 2002 года, однако существенного прогресса не достигли. До кризиса на Украине Россия и НАТО активно сотрудничали в Афганистане, а Пентагон даже закупал российские военные вертолеты, которые в борьбе против исламистов используют афганские силы.

Руководство Афганистана заявило, что заинтересовано в приобретении военной техники в России. Об этом во вторник сообщил временный поверенный страны Ахадзада Абдул Гаюр. Речь идет о поставках вертолетов Ми-35, танков, БМП и крупнокалиберных пулеметов.

Ситуация в Афганистане осложняется тем, что часть афганских талибов, активно действовавших в Афганистане против правительственных войск, начали присягать исламистам из ИГ, которые проникают туда из Сирии и Ирака. Между обеими группами есть противоречия: талибы представляют собой исламистов, которые ограничивают свои действия территорией Афганистана, в то время как ИГ мечтает о построении халифата.

Армия около нуля

На территории Таджикистана находится самая большая база российских войск за рубежом — 201-я дивизия, где служат как русские, так и таджикские военные. Общая численность военных составляет около 7 тыс. человек. Еще одна база России в Центральной Азии находится в Киргизии, там авиационная группировка насчитывает несколько Су-25 и вертолетов Ми-8МТВ.

На встрече с Шойгу глава генштаба Киргизии Жаныбек Капаров заявил, что его страна получает значительную военную помощь от России для противостояния угрозам с афганского направления. «Мы со своей стороны делаем все, для того чтобы выполнить план по переоснащению вооруженных сил Киргизии, чтобы они могли противостоять тем угрозам, которые исходят», — сказал министр.

Однако эксперты сомневаются в возможностях Таджикистана и Киргизии справиться с угрозами без помощи России. Армии этих государств не имеют значительного опыта боевых действий.

Как отмечает замглавы института политического и военного анализа Александр Храмчихин, «потенциал вооруженных сил Киргизии и Таджикистана близок к нулевому».

«У военнослужащих Киргизии и Таджикистана крайне низкая подготовка, а состояние большей части единиц техники плачевное. Без внешней помощи противопоставить что-то серьезное внешней агрессии оба государства не смогут», — считает эксперт.

По его словам, в случае масштабных боевых действий киргизские или таджикские военные смогут лишь оказать незначительную поддержку «старшим товарищам». В случае внутреннего конфликта Кремль может и не вмешаться в ситуацию, как это уже было в ходе резни в Оше в 2010 году. «В случае же внешней угрозы России придется по максимуму задействовать вооруженные силы для ее пресечения. Конечно, Москва попытается обратиться к своему союзнику Казахстану, армия которого представляет собой значительную, по региональным меркам, силу. Но одних усилий Астаны будет мало. И не исключено, что РФ будет вынуждена при определенном сценарии задействовать несколько бригад сухопутных войск», — отметил Храмчихин.

Полковник запаса, главный редактор газеты «Военно-промышленный курьер» Михаил Ходаренок также уверен, что ни киргизская, ни таджикская армии не обладают потенциалом для участия в серьезном вооруженном конфликте.

«Вооруженные силы обоих государств созданы на базе советских военных частей, когда-то там находившихся. Так, киргизская армия — это бывшая 8-я гвардейская дивизия, известная также как Панфиловская. Выучка старшего и высшего командирского состава в войсках Киргизии и Таджикистана крайне низка, отвратительно подготовлены и младшие командиры. Защитить свой суверенитет армии обеих стран сегодня не смогут», — заявил он «Газете.Ru».

По словам эксперта, опыт гражданской войны в Таджикистане 1993–1999 годов в случае масштабной войны Душанбе не поможет. «Одно дело — сражаться друг с другом, а другое — противостоять хорошо подготовленным боевикам. Более того, таджикские военные в случае конфликта будут вынуждены воевать со своими единоверцами. «Вряд ли они захотят это делать, — сомневается Ходаренок. — Здесь можно вспомнить опыт Афганистана, когда подготовленные советскими офицерами военнослужащие правительственной армии с неохотой и плохо воевали против оппозиции, но с большим энтузиазмом и изобретательностью участвовали в войне против него».

Зона национальных интересов

Россия должна будет помочь Душанбе и Бишкеку, чтобы обеспечить безопасность своих границ, но у Москвы для этого может не хватить сил. «При определенном сценарии для помощи Таджикистану и Киргизии нам придется задействовать до 5–7 общевойсковых дивизий с артиллерией, бронетехникой, тыловыми и специальными подразделениями. Большой вопрос, есть ли у нас такие силы. Ведь мы и так воюем на два фронта: Украина никуда не делась, а теперь к ней добавилась и операция в Сирии. Наши военные возможности не так велики, чтобы воевать на три фронта», — сказал специалист.

Кроме ситуации в Афганистане, которая может стать потенциальным вызовом для Таджикистана, Россию беспокоит и ситуация в этой стране. Недавно радикальные исламисты при поддержке высоких армейских чинов пытались поднять мятеж против президента страны Эмомали Рахмона. Во главе мятежников, связанных, по утверждению властей, с Партией исламского возрождения Таджикистана (ПИВТ), стоял бывший замминистра обороны Таджикистана Абдухалима Назарзоды, которого убили спецслужбы во время задержания.

Россия со времен распада СССР рассматривает Центральную Азию как зону своих национальных интересов, опасаясь, что в случае крушения местных авторитарных режимов власть в регионе могут захватить радикальные исламисты. Эксперты называют этот регион «мягким подбрюшьем» России, отмечая, что, если регион полыхнет, это может стать ударом по российским границам. Такие опасения имеют под собой реальные основания: светские авторитарные режимы в Центральной Азии активно подавляли светские и умеренно исламские оппозиционные силы, что помогло радикальным исламистам.

В свою очередь, США также в последнее время заметно активизировали политику в Центральной Азии. Недавно страны региона посетил госсекретарь Джон Керри, в итоге была принята совместная декларация партнерства и сотрудничества пяти стран региона — Узбекистана, Киргизии, Таджикистана, Казахстана и Туркмении.

Как утверждают ряд экспертов, США также ведут переговоры о создании своей военной базы в Туркмении, хотя эта страна многие годы провозглашала своим главным внешнеполитическим принципом нейтралитет. Официальные лица США эту информацию не подтверждают.

Ранее у США уже были базы на территории Узбекистана и Киргизии, которые появились там в связи с операцией США в Афганистане после терактов 11 сентября 2001 года. Россия в то время не возражала против нахождения баз в Центральной Азии, так как обе стороны рассматривали друг друга как союзников в борьбе с талибами.

Сегодня перед США и Россией стоят общие угрозы исламистов, которые настроены на создание халифата в регионе, однако у стран разные геополитические цели в Центральной Азии. «США хотят вернуться в Центральную Азию, чтобы иметь доступ к Таджикистану и Туркмении. Это нужно для того, чтобы бороться c ИГ, однако Москва опасается «цветных революций» в регионе», — говорит ведущий эксперт Gulf State Analytics Теодор Карасик. Он также отметил, что оба государства важны для США в связи с близостью к крупному региональному игроку Ирану.

«Несмотря на действия Москвы на укрепление своих военных позиций в Таджикистане и на зависимость этой страны от России в экономическом отношении, Вашингтон может увидеть возможности для усиления своих позиций в регионе», — считает эксперт. Все это, полагает он, не очень понравится Кремлю, который видит в действиях США возможность для вмешательства аналогично ситуации в Грузии и на Украине.

Источник

Фото posthunt.net

Рейтинг: 0

Новости партнёров:

shadow
shadow

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован.