shadow

«Белые колготки» атакуют Донбасс

Зачем ВСУ перебрасывает в зону боевых действий прибалтийских снайперш


shadow

Разведка Луганской народной республики ЛНР сообщила о переброске к линии соприкосновения женщин-снайперов из Прибалтики и Польши. Об этом в воскресенье, 9 апреля, сообщил официальный представитель Народной милиции ЛНР подполковник Андрей Марочко.

«Наша разведка продолжает фиксировать активизацию иностранных наемников на линии соприкосновения, среди которых отмечены группы снайперов», — сообщил Марочко. В большинстве случаев, по его словам, речь идет о женщинах из Латвии, Литвы и Польши.

Напомним, в конце марта сообщалось, что в Донбасс перекинули женщин-снайперов из подразделения «Ведьмы», которое входит запрещенный в России «Правый сектор» *.

Отметим, ранее в республиках неоднократно заявляли о том, что на стороне киевских силовиков воюют нескольких сотен наемников из Канады, Прибалтики, Польши и Грузии. Кроме того, существует немало свидетельств того, что западные военные инструктора и советники обучают солдат ВСУ диверсионно-разведывательной деятельности.

Напомним, в 90-е годы в российских СМИ бытовала легенда о т.н. подразделении «Белые колготки», или «Белый чулок», в который входили женщины-снайперы преимущественно прибалтийского происхождения, предположительно воевавшие на стороне антироссийских сил и добровольческих отрядов в зонах боевых действий на территории государств бывшего СССР — в Нагорном Карабахе, Приднестровье, в Абхазии, Чечне, во время событий в Дагестане 1999 года и других локальных конфликтах. Снайперши, подготовленные из бывших биатлонисток стали героинями армейского фольклора, газетных публикаций, литературных произведений, художественных кинофильмов, фигурировали в выступлениях политиков.

При этом сам факт существования отряда «Белые колготки», ставшего одним из идеологических клише, доподлинно не доказан. Не зафиксировано ни одного уголовного дела, возбужденного российскими правоохранительными органами в отношении гражданок Латвии, Литвы и Эстонии, которые были бы задержаны в зонах боевых действий. МИД России никогда не выступал с заявлениями об обнаружении гражданок этих государств, как живых, так и погибших, воевавших на стороне боевиков на территории страны.

— Вряд ли Марочко ставил целью донести какую-то сенсацию, — уверен политолог, экс-замминистра информации ЛНР Юрий Першиков.

— Снайперы были и будут, его высказывания — не что иное, как некий посыл той стороне о том, что разведка работает, и работает хорошо, и в народной милиции знают о том, что группа снайперов зашла. В любом случае, эту информацию украинская сторона предпочитает не афишировать. Теперь военным придется быть более осторожными, когда местным добавится тем для разговоров. Год назад поистине сенсационной новостью стало обращение в Счастье в больницу одной из полячек, которую во время совместного распития спиртных напитков изнасиловали офицеры ВСУ. Скандал был резонансным и его не смогли утаить, несмотря на то, что даму эту сопровождали сотрудники СБУ. В принципе, именно тогда впервые в ЛНР узнали, что иностранки помогают в прямом и переносном смысле украинцам. Также несколько месяцев назад на линии разграничения работала женщина снайпер с позывным Багира — она же и инструктор.

Я думаю, в настоящий момент речь идет о практикующих инструкторах. Не так давно были обнародованы российскими журналистами сканкопии тренеров из Латвии и Литвы, которые обучали украинцев. Среди них было немало женщин, а руководил этой группой гражданин Канады, действующий военнослужащий.

— Много ли платят наемникам? И почему именно женщины?

— Что касается их гонораров, то могу однозначно сказать, что кроме штатной зарплаты и командировочных — эти ребята находятся в очень привилегированном положении — им снимается хорошее жилье, предоставляется транспорт, а также персональные гонорары от Министерства обороны Украины. Не так давно, в конце января — опять же в Счастье, военнослужащий США, инструктор -подрывник Максим Кучина, в одном из кафе хвастал, что подобные командировки не только престижны, но и хорошо оплачиваемы. Не только командованием США, но и украинкой стороной.

В том, что это женщины нет ничего необычного — в Прибалтике мало людей, потому приходится и женщинам идти на военную службу. То, что он и прибыли на линию разграничения, говорит о сезонной активизации.

— Наёмник — это всегда специалист в той или иной области войны, — считает заместитель главного редактора журнала «Новая земля» (г. Донецк, ДНР), постоянный эксперт Изборского клуба Новороссии Александр Дмитриевский.

—Причём специалист очень высокого класса: «пушечное мясо» на вербовочных пунктах спросом не пользуется. Наиболее востребованные в данном случае воинские профессии — снайперское, минное и диверсионное дело.

Почему именно женщины-снайперы? Да потому, что в качестве снайперов очень часто вербуют завершивших карьеру биатлонистов. Представьте себе бывшего спортсмена, который не просто остался не у дел, а оказался на обочине жизни, растратил все силы на пути к пьедесталу почёта, но никаких иных полезных навыков за пределами стрельбы и бега не приобрёл… И тут выбор невелик — либо на дно рюмки, либо в киллеры, либо в наёмники…

— Они воюют за деньги, или это идейные русофобы? Сильно ли отличаются от наёмников первой волны?

—Наёмник всегда воюет за деньги. И только за деньги. Не заплатили — штык в землю. В этом их отличие от идейных русофобов, которые, наоборот, очень часто находятся на полном самофинансировании, получая от Киева минимальное содержание, иногда — исключительно в виде отсутствующих в свободной продаже оружия и боеприпасов. А насчёт того насколько сильно нынешние наёмники отличаются от когорты 2014 года — скажу одно: могут меняться страны происхождения, пункты вербовки, но сущность этой мерзости была, есть и будет одинаковой.

— Почему республикам до сих пор не удалось предъявить миру ни одного живого наёмника?

—Наёмника проще ликвидировать на месте, чем брать в плен. Начнём с того, что численность наёмников по отношению к остальному личному составу карателей ничтожна: это — высококвалифицированные военные специалисты. Каждый из них — всегда на виду у начальства. Во-вторых, по характеру выполняемых задач это специалисты низшего, по сути дела — солдатского или младшего офицерского звена. Учтём и то, что русским или украинским языками они практически не владеют, с основной массой карателей не общаются. То есть, носителями какой-либо ценной информации они бывают крайне редко, поэтому в качестве «языков» интереса обычно не представляют. Следовательно, рисковать диверсионной группой ради целенаправленного пленения одного такого человека в военном отношении не имеет никакого смысла.

Но даже если таковой и будет взят в плен, например, в ходе боя, то неизбежно возникнут проблемы того, как юридически доказать, что это именно наёмник, а не идейный доброволец. Да, наёмники не пользуются защитой международного гуманитарного права, но презумпцию невиновности и в нашем случае никто не отменял. Потребуется предъявить неоспоримые улики, подтверждающие факт получения наёмником вознаграждения, но мы знаем, что для таких финансовых операций используется либо «чёрная» наличность, не проходящая ни по каким ведомостям, либо очень хорошо легализованные денежные средства. Перед нами ведь тоже не дураки: и вербовщики, и вербуемые надёжно позаботились как умыть руки.

— Наличие значительного числа иностранных добровольцев, наёмников или военных специалистов из третьих стран, в принципе характерно для вооружённых конфликтов последних десятилетий, особенно когда речь идёт не о конвенциональных войнах, а о конфликтах, имеющих признаки гражданских войн, — уверен политический аналитик Международной мониторинговой организации CIS-EMO Станислав Бышок.

— Война на Донбассе в этом смысле вполне типична. При этом следует понимать, что наёмники вряд ли способны хоть как-то повлиять на исход конфликта.

— Кто эти люди? Желающие заработать или идейные русофобы?

— Если такие люди едут воевать за «свою» сторону конфликта, их воспринимают скорее в положительном контексте, называя сорвиголовами, солдатами удачи или как-то ещё. Если за «чужую», то к ним применяются совсем иные, уничижительные эпитеты. Это и садисты, и подонки, и шакалы, и всё остальное.

В целом склонность человека к постоянному участию в боевых действиях и, следовательно, к участию в убийствах то в одной стране мира, то в другой, следует рассматривать скорее с психологической точки зрения, а не с идеологической. Идеология здесь является скорее надстройкой, чем базисом. Возьмите Надежду Савченко. Она отправилась наёмницей в Ирак из-за какой-то особой идеологической ненависти по отношению к тамошнему населению? Вряд ли.

— Насчёт снайперш из Прибалтики. Была такая легенда об отряде «Белые колготки», состоящем из прибалтийских биатлонисток, и участвовавшем во всех конфликтах на постсоветском пространстве. Насколько она соответствует реальности? Речь действительно идёт о специально подготовленном отряде или об отдельных авантюристках, как уверяли власти стран Прибалтики. Ведь ни одну снайпершу за 25 лет нигде так и не поймали…

— Можно вспомнить ещё весьма широко растиражированную в национально-патриотическом сообществе версию о снайперах из израильского «Бейтара», расстреливавших людей в октябре 1993 года в Москве. В целом боевые или околобоевые действия способствуют возникновению и распространению легенд подобного рода, когда среди первоначально однородной массы врагов начинают различать (или конструировать) «человека со шрамом», «синего карлика» или «белые колготки». Враг должен быть персонифицирован, тогда связанные с ситуацией жизни и смерти переживания становятся менее невыносимыми, чем когда воюешь против неясной враждебной массы, напирающей со всех сторон.

— Кто еще, кроме прибалтов и поляков участвует в этом? Насколько власти их стран замешаны, то есть санкционируют или даже осуществляют их подготовку?

— Была информация и о снайперах из США, но на стороне республик Донбасса тоже воюют и американские граждане. В целом очевидно, что по обеим сторонам конфликта есть представители множества государств, власти которых так или иначе осведомлены о том, с какой целью их граждане туда едут. Есть ли какая-то поддержка добровольцев или наёмников со стороны тех государств, откуда они едут, сказать сложно. Можно ли считать тот факт, что пока ни в одной из третьих стран за исключением, как я понимаю, Белоруссии, судебные процессы над участниками конфликта не идут, знаком негласной поддержки «своей» стороны войны, судить не берусь.

— Что будет, если несколько таких наемников попадут в плен, и их предъявят миру? Как будут оправдываться власти этих стран? Изменится ли вообще что-нибудь?

—В западном общественном и экспертном мнении преобладает убеждение, что донбасский конфликт — это гибридная война путинской России против постмайданной Украины, в котором также участвуют, в силу идейных или меркантильных причин, граждане третьих стран. Соответственно наличие на Донбассе прибалтийских, польских или ещё каких-то снайперов, воюющих на киевской стороне, не внесёт в западный общественно-экспертный консенсус абсолютно ничего нового. Что не отменяет необходимости по возможности собирать и проверять данную информацию для возможного в некоторой перспективе международного трибунала по Донбассу.

*Украинская организация «Правый сектор», решением Верховного суда РФ от 17.11.2014 признана экстремисткой, ее деятельность запрещена на территории РФ.

Источник

Фото ТАСС

Также можете посмотреть все новости Украины за сегодня

0

Новости партнёров:

shadow
shadow

Добавить комментарий

Войти без регистрации: