shadow

Логистика войны. Как действует «Сирийский экспресс»


shadow

Ведущиеся с 2013 года поставки вооружения и военной техники правительству Сирии кораблями ВМФ России, так называемый Сирийский экспресс, — один из главных факторов хода боевых действий в этой стране. При подготовке российской операции темпы поставок возросли. Чего ждать от «экспресса» в дальнейшем?

Первые ласточки и дальние походы

Первопроходцами стали два больших десантных корабля Балтфлота — БДК «Калининград» и «Александр Шабалин» в январе-феврале 2013 года совершили в общей сложности четыре захода в Тартус. В апреле того же года к перевозкам подключились черноморские, а в мае — тихоокеанские корабли, всего же девять БДК трех флотов в 2013 году совершили 29 заходов в Тартус.

Это обеспечило продолжение военной помощи Сирии после задержания в 2012 году коммерческих судов «Чариотир» и «Алаид», на которых оружие перевозилось ранее, и отказ страховщиков страховать суда на таких рейсах.

В этих условиях на первый план выступало главное преимущество военного корабля — его флаг, дающий права экстерриториальности. Попытка ареста или задержания такого корабля равносильна нападению на страну, которой он принадлежит.

Корабли ВМФ России уже эпизодически использовались для транспортировки некоторых специальных грузов в Сирию, но с 2013 года флот фактически превращался в единственного оператора, способного доставлять грузы такого рода. Интенсивность и продолжительность боевых служб российских БДК резко возросла. Так, 18 декабря 2012 года из Балтийска вышел БДК Балтфлота «Александр Шабалин».

Ожидалось, что поход продлится 2,5-3 месяца, но «Шабалин» побил все рекорды, вернувшись на главную базу Балтфлота лишь 14 января 2014 года. Корабль провел в море без малого 13 месяцев — 392 дня, в том числе 283 ходовых суток, пройдя 47,1 тысячи миль (более 87,2 тысячи километров, что больше двух длин экватора). За этот период он разгрузился в Тартусе 12 раз. Кроме того, принял участие в учениях ВМФ России в Черном и Средиземном морях.

В приведенной выше таблице, составленной по данным турецкого пользователя социальной сети Twitter @yarinah1, учитываются проходы кораблей всех классов, не только десантных и транспортных. Интенсивность «экспресса», впрочем, можно оценить, учитывая, что в среднем корабли с военными грузами составляют примерно 75-80 процентов от общего числа единиц ВМФ РФ, проходящих Босфор в южном направлении.

БДК Тихоокеанского флота «Пересвет» и «Адмирал Невельской» вернулись домой во Владивосток лишь спустя 281 сутки, проведя в походе 9 месяцев и 6 дней.

30 июня 2016 года был побит и этот рекорд: большой десантный корабль Северного флота ВМФ России «Александр Отраковский» вернулся в Североморск после дальнего похода, начавшегося 20 ноября 2014 года и продлившегося 588 суток. В общей сложности корабль прошел 65 тысяч миль, что примерно в три раза превышает длину экватора. В период нахождения в базах Черноморского флота экипажу предоставлялись отпуска для встречи с семьями.

Помимо «Сирийского экспресса», «Отраковский» принял участие в совместных российско-китайских учениях «Морское взаимодействие-2015» в Средиземном море.

Средняя продолжительность боевой службы, до того редко превышавшая месяц, возросла до полугода, а в перевозках по маршруту Новороссийск (Севастополь) — Тартус приняли участие практически все наличные десантные корабли ВМФ России.

Тоска по «Мистралю»

Такая интенсивность перевозок (см. таблицу) не могла, однако, скрыть проблему нехватки подходящих кораблей: БДК, хотя и могут перевозить грузы, все же не военные транспорты, которые обходились бы куда дешевле. Военных транспортов как таковых к 2013 году в составе ВМФ практически не осталось. В сочетании со старением десантных кораблей это серьезно подрывает способности ВМФ России проводить экспедиционные операции по долговременной поддержке военных контингентов на заморских ТВД.

Commando Carrier — десантный вертолетоносец «Альбион»

Это касается не только поддержки сирийских вооруженных сил, но и возможности развертывания собственных контингентов, для чего идеально подошли бы такие боевые единицы, как УДК — универсальные десантные корабли, способные доставить за море батальон (на коротком переходе, например от Новороссийска или Севастополя в Тартус, — и два батальона) морской пехоты с техникой и вооружением. Большие объемы и площади палуб авианесущих кораблей делали их идеальными кандидатами на роль флагманов экспедиционных группировок еще до создания УДК — в этом качестве, например, использовал некоторые из своих авианосцев британский Королевский флот. Так называемые Commando Carrier, модифицированные для размещения на борту пехотных частей и базирования вертолетов, предназначались как для высадки десантов, так и для доставки грузов.

Для России в конкретных условиях сирийской операции оптимальны были бы заказанные в 2010 году, но так и не полученные УДК типа «Мистраль». Исходно спроектированные в качестве десантных кораблей, обладая док-камерами для катеров, они могли использоваться как для быстрой загоризонтной высадки десанта, так и для перевозки больших объемов грузов, включая тяжелую бронетехнику. Так, если основной извозчик «Сирийского экспресса» БДК проекта 775 способен по габаритам своей грузовой палубы везти не более 13 танков одновременно, причем больше туда не поместится ничего, то для «Мистраля» 13 танков — лишь часть общей загрузки.

УДК «Владивосток» типа «Мистраль»

То количество техники, которое было развернуто в Сирии в составе сухопутной группировки для охраны базы и проведения специальных операций (включая вертолеты), можно было бы доставить тремя-четырьмя рейсами «Мистралей». Рейсов БДК потребовалось минимум в 6-7 раз больше. Причем вертолеты пришлось доставлять в частично разобранном виде с помощью военно-транспортных самолетов Ан-22 и Ан-124.

Вынужденный подвиг

Воспользоваться «Мистралями» российскому флоту не довелось — «Владивосток», «Севастополь» и строившиеся в комплекте с ними десантные катера были задержаны Францией в связи с украинским кризисом. Россия получила компенсацию, корабли в итоге достались Египту. Флот решал задачи собственными силами. С третьего квартала 2015 года объем перевозок по маршруту «Сирийского экспресса» резко возрос, а нехватку подходящих кораблей компенсировали срочным приобретением бывших в употреблении сухогрузов, внезапно превратившихся в транспорты ВМФ России.

В общей сложности для нужд ВМФ было приобретено восемь подержанных кораблей, ранее эксплуатировавшихся турецкими и украинскими судовладельцами. Первый военный транспорт из числа новоприобретенных сухогрузов прошел Черноморские проливы в южном направлении 14 октября 2015 года. «Приобретено несколько судов, способных перевозить грузы разного типа, они будут использоваться для доставки военного снаряжения», — прокомментировал ситуацию источник «Ленты.ру» в военном ведомстве.

«Проблема не только в Сирии, наш вспомогательный флот понес за постсоветское время большие потери, и поддержание присутствия за рубежом требует усиления этой компоненты. Новые вспомогательные корабли, в том числе военные транспорты, строятся, их ввод в строй — это дело ближайших лет, а задачи нужно решать «уже вчера»», — добавил источник.

Усиление интенсивности действий флота на маршруте «Сирийского экспресса» в 2015 году впечатляет — российские боевые корабли 105 раз проходили Черноморские проливы в южном направлении, больше, чем в 2013-м и 2014-м вместе взятые, и в подавляющем большинстве это были именно корабли с военными грузами для Сирии.

Очевидно, что это не может остаться без последствий. И БДК проекта 775, и их предшественники проекта 1171 «Тапир» не молоды: головному «Тапиру», БДК «Саратов» 18 августа 2016 года стукнет 50 лет со дня ввода в строй, а ветеран — один из главных участников «экспресса».

БДК «Саратов» проекта 1171

Чтобы ресурс «десантников» и бывших в употреблении транспортов не уменьшался слишком быстро, для доставки техники в Сирию используют все подходящие средства, включая исходно не приспособленные для перевозки техники. Например, килекторы, чье основное предназначение — обустройство инфраструктуры морских баз в части проведения подводных работ: прокладка кабелей, установка бонов, мертвых якорей и т.п. В частности, регулярно такие задачи выполняет судно-килектор КИЛ-158 Черноморского флота.

Сколько еще флоту придется действовать в таком режиме — сказать нельзя. Интенсивность перевозок хоть и несколько сократилась — за второй квартал 2016 года «экспрессом» прошло 30 кораблей, примерно столько же, сколько в третьем квартале 2015-го при подготовке операции, — но по прежнему весьма высока. Очевидно, что Россия продолжает поставку в Сирию военных грузов в количестве, необходимом для активных боевых действий. Надо только понять, для каких именно.

Источник

Рейтинг: 0

Новости партнёров:

shadow
shadow

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован.