shadow

Ницца вымерла после теракта: люди боятся выходить из дома

Что происходит в несчастном городе на Лазурном берегу прямо сейчас


shadow

Больно вспоминать, что всего полмесяца назад самым громким происшествием в солнечной, жизнерадостной, уютной Ницце было вялое нападение разозленных из-за проигрыша своей сборной английских фанатов на исландских… Сейчас один из самых популярных курортов на Лазурном берегу словно вымер: несмотря на теплую погоду, у людей ни желания, ни сил идти на пляжи и вообще куда-либо выходить из дома

– Для праздничного салюта в честь Дня взятия Бастилии специально выбрали Английскую набережную, так как это одно из самых красивых мест в городе, кроме того, огни фейерверков эффектно отражаются в море, что создает еще более сказочную атмосферу, а также большая вода, случись из-за залпов вдруг пожар,поможет его быстрее ликвидировать, так что это место для массовых гуляний традиционно выбирают еще из-за безопасности, – с грустью в голосе рассказывает по телефону мой друг, 33-летний архитектор Кен Манка (Ken Manca), который живет в районе Старого города и приютил меня у себя во время Каннского кинофестиваля.

Он говорит, что жизнь в Ницце словно остановилась: абсоюлютно все улицы безлюдны, люди просто бояться выходить из домов да и просто отсыпаются после бессонной ночи, которую они провели, выясняя, все ли в порядке с их родными и знакомыми. Автобусы и прочий публичный транспорт ходит по расписанию, но в городе закрыты практически все кафе, рестораны и магазины.

– В то время как позакрывались даже аптеки, почему-то сегодня работает бутик известного парфюмерного бренда, и это радует, так как нам нужно скорее возвращаться к привычной жизни, нельзя допускать того, что теракт нас сломает, – отмечает Кен.

Английская набережную капитально перекрыли от начала до конца, и полдиция не пускает туда даже родственников погибших и пострадавших. По словам Манки, многие тела до сих пор лежат вдоль береговой линии, так как следственные органы проводят все необходимые мероприятия (фотографирование, опись и так далее) крайне медленно. Однако большинство убитых уже доставлены в морг. Несмотря на то, что раненых – больше сотни, всем хватило места в больницах. Больницы же стали единственным местом, куда сегодня из дома решили выйти горожане.

У главного местного госпиталя уже в 9 утра, к моменту открытия, образовалась гигантская очередь из примерно четырехсот мужчин и женщин, желавших сдать кровь для пострадавших. Каждый из них отстоял, в среднем, полтора – два часа, но приняли не всех: к полудню врачи объявили, что запасов донорской крови по всем группам более чем достаточно, и просили придти еще раз через неделю.

В Ницце прочие праздничные и развлекательные мероприятия отменены не на три дня траура, а минимум на неделю. Помимо фестиваля джаза, отказались от субботнего концерта Рианны.

– Сегодня люди не могут думать ни о чем другом, кроме как о теракте и о том, как помочь тем, кто в нем пострадал. Люди в Ницце еще никогда не были так сплочены: в ночь трагедии таксисты развозили отдыхающих по домам бесплатно, причем возвращались на набережную по несколько раз, чтобы вывезти оттуда как можно больше народу, – вспоминает дрожащим от сильного волнения голосом другой мой приятель, местный 33-летний инженер Зайед Джамусси (Zied Jamoussi), который в ту ночь тоже был на пляже с друзьями и спасся бегством. – Незнакомые люди выносили несчастным кофе и пледы и оставляли тех, кто от шока забыл, куда идти, у себя дома до утра.

Сам Zied сегодня работает в офисе, и таких в его огромной компании оказалось всего несколько человек. Когда случается подобное, говорит он, французы сами вправе решать, выходить на работу или нет. Ему легче переживать случившееся, занимая себя привычными делами.

– Полиции было крайне трудно застрелить водителя грузовика, который ехал со скоростью примерно 50 км/ч, чтобы не задеть мирных граждан, – поделился с «МК» 30-летний Иван Карле (Ivan Carlier), шеф жандармерии соседнего с Ниццей крошечного городка Эз, который еще недавно был героем нашей публикации о самых крутых вечеринках на Лазурном берегу…

Иван во время теракта вместе со своей девушкой и двумя друзьями находился на Английской набережной, примерно в километре от начала движения грузовика. Его тут же вызвали помогать местным полицеским, и всю ночь вместе с ними он патрулировал улицы, опрашивал очевидцев, осматривал машины, казавшиеся подозрительными… Паника на улицах была просто страшная: мамы, чтобы спасти своих детей от террориста и от не контролировавшей себя толпы, хватали крох и выкидывали прямо на асфальт через заграждения, которые установили, чтобы во время праздника сделать из проезжей части пешеходную… Другие ныряли в воду и сидели в ней, пока за ними не пришли спасатели.

Мои друзья в Ницце также поделились тем, что они прочли в своих французских СМИ. Так, по сообщению AFP, документы, найденные в грузовике, позволили установить личность преступника – это француз тунисского происхождения Мохамед Лахуаедж Бухлель, которому 31 год. Соседи, пишет издание, говорят о нем как о замкнутом человеке, который редко разговаривал и даже не отвечал на приветствия, если их пути пересекались в четырехэтажном жилом доме, расположенном в рабочем квартале Ниццы. Сосед по имени Себастьен, согласившийся говорить только если его фамилия не будет упомянута, рассказал, что Мохамед Лахуаедж Бухлель не казался особенно религиозным, часто ходил в шортах и иногда надевал рабочие бутсы. У него был фургон, который он парковал неподалеку, и велосипед, который он заносил в свою квартиру на втором этаже. Из опрошенных только одна соседка на первом этаже призналась, что он вызывал у нее беспокойство, потому что он был «красивый мужчина, который пялился на моих двух дочек».

41-летнему певцу Джастину Джеймисону (Justin Jamieson) из-за пережитого ночью трудно говорить, но специально для «МК» он написал обо всем, что видел, и поделился своими мыслями о том, почему это опять случилось с Францией.

«Я и мои товарищи были на променаде, смотрели фейерверк. Потом у нас был концерт в Старом городе – это в 300 метрах от места атаки. Мы только начали исполнять первую песню, как в бар стали вбегать люди. Мы остановились, не зная, что происходит. Люди все прибывали в состоянии истерии, никто ничего конкретного не знал, пока не пришла немецкая пара, которая была в шоке, потому что они своими глазами видели, как грузовик давил людей на Променаде. После этого мы запустили максимально количество людей в кафе, спустили некоторых в подвал и закрыли бар. Затем открыли пожарную лестницу, и несколько людей смогли еще зайти. Примерно 20 минут не было никакой информации, и мы решили, что это, возможно, был несчастный случай, так как дорога оставалась открытой во время фейерверка, а движение на ней оживленное. Первые подозрения, что это не просто несчастный случай, пришли из Твиттера. Я ожидал посетителей у себя дома, поэтому покинул бар через черную дверь, добрался домой и позвонил своим гостям, которые не знали, что происходит. Я посоветовал им остановиться в гостинице, и они остались в Генуе. Друзья начали сообщать о том, что с ними все в порядке на фейсбуке. Я связался с семьей и успокоил их. После этого я просто отслеживал ситуацию в новостях. Я чувствую гнев. Корень этой проблемы – религия и плохое образование. Решение довольно простое, но нации и религиозные группы делают его невозможным, смешивая жажду наживы, политику в чаше абсолютного безумия. Если западные страны продолжат нефтяные войны и бомбежки мирных городов, в которых им совершенно нечего делать, экстремистские группировки будут мстить любыми средствами. Конечно, я не одобряю этого, но я в какой-то мере понимаю людей, которые доведены до отчаяния разрухой и политическим хаосом. Если бы Запад тратил деньги, которые уходят на войны и конфликты, на помощь и образование… Диалог и сострадание не являются целью большинства западных правительств. Посмотрите на идиотов, задир и социопатов, которых мы продолжаем восхвалять как лидеров наших стран».

Источник

Фото MK

Рейтинг: 0

Новости партнёров:

shadow
shadow

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован.