shadow

Крах идеи потребительства


shadow

5р

Загул футболистов Кокорина и Мамаева в Монте-Карло стал событием не столько символическим, сколько переломным, историческим для нашего общества. И это не преувеличение. Всей стране было явлено с бескомпромиссной очевидностью, что идея потребления больше не работает от слова «совсем».

Людей не мотивирует повышение их потребительского потенциала, они не начинают работать лучше, модель полностью себя исчерпала как стимулирующий фактор. И одновременно в обществе окончательно лопнуло терпение по отношению к этому образу жизни и поведения.

Отказ от идеи сладостного потребления материальных благ и возведение его в ранг главного смысла жизни вызревал долго и болезненно. Отторжение гламура, признаков красивой жизни, бесстыдного богатства и бессмысленного расточительства – всё это медленно зарождалось в обществе ещё на пике благосостояния ещё примерно с 2010 года. Но вдруг одно за другим пошли события, которые, словно сговорились окончательно добить привлекательность «сладкой жизни»: и скандал с «парадом Гелендвагенов» выпускников академии ФСБ, и светящиеся ручонки губернатора-оппозиционера Никиты Белых, и коррупционный скандал с увольнением высшего командования Балтфлота, и вот теперь глумливая вечеринка в Монте-Карло футболистов-миллионеров, которые накануне опозорили Россию наЕвро-2016. Всё это происходит на фоне тяжелых времен как в экономике, так и во внешней политике.

Впрочем, началось все не сейчас и не пару лет назад, а долгие десятилетия назад — в годы загнивания Советского Союза и становления дикого российского капитализма. В некоторой степени культ потребления, сложившийся в России, объясним и даже простителен. В предыдущие десятилетия русские люди были лишены такой возможности. В советские годы господствовал дефицит – хороших товаров и продуктов не достать, и процветала теневая торговля «из-под полы». Символом успеха считалось достать что-то редкое, качественное, лучше всего заграничное.

В последние годы СССР, при перестройке, дефицит и вовсе сменился голодом и нищетой, которые обрели глобальный масштаб в 90-х. Это было такое обнищание, такое унижение людей, которых всё-таки воспитывали в этике труда, сколь бы мало в это ни верили уже на излёте советской идеологии, что шок от такого жизненного краха можно было залечить, только вернув для начала хотя бы элементарное благосостояние.

Но общество, конечно, не удержалось на «золотой середине» и рванулось к другой крайности – к «новым русским», к роскоши, красивой жизни, к сопровождавшему это всё беззаконию: богатый – хозяин жизни, он всё может и ему всё позволительно. 2000-е наряду с восстановлением страны, ее сосредоточением, в то же время не изменили принципы неуемного потребительство, а только закрепили их, придав некоторую солидность и больший размах. Молодёжь массово пошла учиться на юристов и менеджеров и мечтала устроиться в крупные госкомпании-монополии, что сулило большие легкие деньги; рабочие специальности после шока 90-х никто осваивать не хотел. Тут еще вдобавок рванула ввысь цена на нефть, огромными темпами выросла сфера услуг и торговли – и понеслось.

Некоторое время россиянам казалось, что материальный достаток способен заменить идею и даже гораздо лучше идеи. Сказывалось разочарование от краха Советского Союза и советской идеологии. Все беды тогда на идеологию и возложили, что, мягко говоря, весьма несправедливо. Достаток без идеи сам становится идеей. Становится самодостаточным жизненным принципом, самоцелью. И тут возникает ловушка: если «долговая яма» не имеет дна, как говорится, то и потребление как идея не имеет потолка. У кого-то всё равно всегда яхта длиннее. И у людей окончательно смещается приоритет от достижения каких-то реальных жизненных целей: творческой и профессиональной самореализации, созданию семьи, заботе о родственниках – к бесконечному потреблению, когда сколько бы у тебя не было товаров, техники и даже недвижимости, тебе всегда готовы предложить ещё больше, ещё и ещё.

Огромное количество управленцев обожглось на том, что будто бы людей можно этим мотивировать. Увеличивая потенциал их потребления, они ожидали от них большей отдачи в работе. Но результат оказывался обратным: увеличивая возможность потреблять люди вообще теряли совесть и забывали о том, что иногда ещё надо и работать для всего этого.

А эпоха нефтяного изобилия у многих породила бескрайний гедонизм, когда многие полагали, что им должны платить за то, что они вообще изволят глаза поутру открывать. И будем честны: этим заболела не только гламурная либеральная оппозиция, но и многие «системные» люди.

Доходы и траты некоторых наших чиновников зачастую не озвучиваются только из соображений избежания скандала. А когда скандала избежать не удаётся, то мы имеем счастье лицезреть очереднуюЕкатерину Васильеву, которую большинство народа хотело растерзать не за преступления, которые та совершила, а за искреннее мышление в стиле Марии-Антуанетты, которая и в самом деле была казнена, перед этим совершенно искренне вопрошая: «Если у народа не хватает хлеба, отчего же он не ест пирожные?». У Васильевой было такое же искреннее непонимание, откуда такой негатив к ней, что она делает не так, в то время, как она жила просто в параллельной с народом реальностью. Полное погружение в гедонизм и столь же полный отрыв от понятий приличия, дозволенности и чувства меры.

Тот же симптом, в принципе, наблюдался у нашей сборной. И не первый год, просто нам всем понадобилось такое вот позорное стечение обстоятельств, чтобы это окончательно понять и расстаться с иллюзиями. Молодые парни, ставшие звездами в не самом сильном чемпионате России и получающие за это баснословные гонорары, живут по принципу: «Я делаю, чтобы получать и тратить, а не чтобы добиваться результата. Мне платят за процесс, а не за результат». Говорить о какой-то ответственности в этом случае просто смешно. Именно это нам и продемонстрировали с наглядностью. Мы всё проиграли? Да нам плевать! Что, извиниться? Да вот ещё! Сидеть тише воды, ниже травы? А с какой стати? Мы никому ничем не обязаны. Мы получили деньги и поехали «заслуженно» отдыхать. Получение денег – это и есть достаточное основание отправиться их пышно тратить. Ответственность за результат, защита спортивной чести страны – всё это пустой звук. Для кого это не так – те себя ведут иначе.

Когда Кокорин решил извиниться? Когда совесть заела? Вовсе нет! Когда его перевели во второй состав и впаяли штраф, когда замаячила угроза пересмотра контракта с клубом, хотя последнее вряд ли произошло. Только тогда и прозвучало несвязное мычание, которое было выдано извинение. Показательны адресаты его извинений: сперва перед руководством клуба (ведь оно платит деньги), затем – перед руководством сборной. Потом пауза. Долгие, мучительные размышления. «Ну, и перед болельщиками… наверное…». Именно «наверное», человек до конца не уверен, надо ли перед ними извиняться. А что? Денег они не платят, толку от них никакого. Странно, что вообще вспомнил. Долго вспоминал, кого там обычно перечисляют в таких случаях, и вымучил-таки из себя. Наверное, просто потому, что «так надо». А о существовании страны, которую они представляли на Евро-2016, о гражданах этой страны – это всё даже в сознании не откладывалось. И вспомнилось с трудом и в последнюю очередь.

Выпускники академии ФСБ – тоже плоть от плоти этого поколения, которое выросло на ценностях потребительства. Я хочу верить, что в академии им привили и другие ценности, привили чувство долга, патриотизм, я хочу верить, что всё это у них есть. Но! Когда наставники оказались не у дел, и ребята отпустили фантазию на волю, что они выбрали в качестве способа отличиться и покрасоваться? В этом не было ничего забавного, потому что кортежи – особенно в Москве – давно всех утомили и вызывают только раздражение. В столице и без них пробок хватает. Да, молодые офицеры-спецслужбисты не на свои деньги гуляли, как уже выяснилось. Они не кичились собственным богатством и роскошью, что было бы пошло, отвратительно, но хотя бы элемент удали в этом был бы. Но так получилась жалкая попытка выдать себя за тех, кем они не являются, — за «хозяев жизни» в жлобском понимании.

И сразу же первый вопрос: а что, они хотят вот такими стать? Их цель в этом? Это просто заскок юности или осознанное решение пойти в ФСБ как средство заработать на личный «Гелендваген»? Противные вопросы, неприятные, но они под стать поступку: дурному, безвкусному и какому-то запредельно даже не буржуазному, а именно, как сказал тот генерал, «купеческому». Пошлая похвальба богатством, причём богатством, которого нет – и вот как понимать этот жест?

В стране кризис, президент говорит о мобилизационной экономике, призывает использовать деньги эффективно и с умом, а премьер-министр просит пенсионеров Крыма и всей страны перетерпеть сложные времена до появления новых средств в бюджете – и тут же футболисты бросаются десятками миллионов рублей, губернаторы гребут деньги лопатой, а элита госслужащих грезят «сладкой жизнью».

В этом же русле и высказывание златоуста либерального лагеря экономистов Германа Грефа про «страну-дауншифтера». Но это уже заскок потребителя-элитария, не всем дано понять. Ну как же! Председатель крупнейшего банка страны, ездит по конференциям и встречам, общается с мировой элитой и как на зло: одни «айфоны» разрабатывают, другие – «Теслу», третьи – ещё какие-нибудь модные гаджеты, а ему велят инвестировать в сельское хозяйство, финансово обеспечивать импортозамещение и решать прочие «приземлённые» вопросы. Какая наглость! Такому возвышенному человеку и такие «мелкобытовые» проблемы сваливать, важные для всего народа. Остаётся только вспомнить сакраментальное: «Такому красавцу – и так не везёт со страною!»

Российский народ, похоже, дозрел до того, чтобы отвергнуть наконец идею потребления как центральный смысл своего бытия. Люди оценили, что жизнь без идеи – это путь в тупик.

К тому же идея одновременно даёт и цели, и задачи, и мотивы, и средства измерения степени достижения результата. А потребление – это бесконечный процесс проматывания денег в обмен на утоление всё более и более возрастающих аппетитов в деле потребления материальных благ. Эта идея уже себя исчерпала, она не работает. Люди не работают – люди, которые мотивированы через потребелние.

И вот мы приходим к вопросу: а что же дальше? В россиянах проснулся патриотизм, и это хорошо, но какпишет Директор Московского Центра Карнеги Дмитрий Тренин:

Некритическая всенародная поддержка действий властей – своего рода догражданский патриотизм – может затем обернуться горькими разочарованиями. Патриотизм без гражданственности способен на подвиги и свершения, но по самой природе своей он не устойчив и не может стать основанием для стабильного государства. Россия стоит перед необходимостью отказаться от исторического стремления следовать за Европой, Западом, в надежде “стать как Запад”, и определиться как самостоятельный самодостаточный игрок в глобальном пространстве. У нынешней России совершенно отсутствует главная черта имперской и советской элит – примат служения государству, и не выработалась еще социальная ответственность. Такие качества, как национальное сознание и ответственность за страну также практически отсутствуют. После распада СССР привилегированные слои освободились «не только от государства, но и в значительной степени от общества и страны. Сегодня стоит задача создания подлинно национальной элиты, основанной на принципах общественного служения и меритократии, но не замыкающейся в национальной скорлупе, а открытой глобальному миру.

Дмитрий Тренин

А как это ещё назвать, когда руководство страны вынуждено отправить в отставку все высшее командование Балтийского флота — десятки офицеров! — за то, что те воровали пайки солдат и мухлевали с финансированием. И это в момент, когда у нас охлаждение с Западом и НАТО, нарастание конфронтации и именно в этом регионе! Одномоментная зачистка верхушки флота и назначение новых людей в управление, требование от них срочно расчистить авгиевы конюшни, — беспрецедентное явление для армии и грозный признак того, до чего довела идея потребительства в вооруженных силах, куда в последние годы направлены огромные деньги. Дай бог, чтобы новички справились. Но в таком случае, говоря о масштабах всей страны, российской экономики, логичнее отправить в отставку, скорее, Грефа и прочих высокопоставленных посетителей Гайдаровского форума: они явно живут не с мыслью «что я могу сделать для России», а «что Россия может сделать для меня».

Стяжательство и казнокрадство во имя удовлетворения потребительских амбиций – страшнейший недуг, поразивший как элиту, так все российское общество. Для многих из нас — но не для всех! подчеркнем это — нет идеи кроме накопительства и потребительства, нет цели, нет приоритетов, нет иных задач. Видимо, только общественная активность может тут что-то сдвинуть в таком образе мыслей. К примеру, после петиции за роспуск сборной, многие зашевелились – как же так, должна же быть у страны сборная! А люди закономерно говорят: а зачем, просто для галочки? — тогда нет, не должна, такая команда нам не нужна. Злость и разочарование вылились в активность, которую не смогли игнорировать. Возможно, стоит активнее относится и к прочим аналогичным случаям? Чтобы те цели и задачи, которые формулирует президент, не повисали в воздухе, а становились бы руководством к действию для чиновников.

Источник

Фото Politrussia


Рейтинг: 0

Новости партнёров:

shadow
shadow

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован.