shadow

Секс на пляже. Доренко о Наташах, нестиранных халатах и турецких жиголо


shadow

Владимир Путин решил снять запрет на поездки в Турцию, а значит скоро в Анталью, Мармарис и Бодрум полетят забитые под завязку российские чартеры. Сергей Доренко размышляет об особой категории отечественных туристов – девушках жаждущих упругих тел турецких жиголо.

Снова Наташки поедут отдаваться турецким жиголо за кожаную курточку. Наташа в Турции — это наша соотечественница, которая легка в отношениях. Счастливая бесстыдница — хороший, кстати, термин. Один из каналов нашего экспорта в Турцию — наши Наташи, которых мы отправляли в Турции для легкого летнего адюльтера. В Турции русских женщин зовут Наташами.

Существует сексуальный туризм и желание некоторых женщин попасть в романтическую атмосферу, неправдоподобную атмосферу: чтобы пальмы, чтобы было все не так, как в жизни.

Обычная русская женщина, как правило, живёт в ужасной ободранной пятиэтажке, в которой подъезды изгажены и пахнут кошачьей мочой. В которых двери шатаются как-то странно, дверцы почтовых ящиков вырваны, а на самих ящиках какие-то надписи. Ее собственная дверь познала много окрасок, куски старой краски где-то облупились. Когда заходишь в её прихожую в ноябре или в декабре, обыкновенно справа стоит мешок картошки, прямо здесь, в хрущевке, стоит мешок или 25-килограммовая сетка картошки, из которого она берет картошку на еду. Слева убогий туалет с ужасной плиткой 59-х годов с грибком, который идёт вдоль ванной. Кран, им можно пользоваться, но надо вот здесь придерживать. Иначе потечет, и будут жаловаться соседи. Там всюду висят какие-то веревки с ужасными трусами, которые подошли бы проституткам. Все это ужасное, все это страшное, все это унылое. Потом она идёт на кухню, где пахнёт прогорклым маслом. И все это уже как-то уютно, все пахнет давно не стираным халатом.

И вот эта вся жизнь нашей современницы. И она хочет чего-то байронистического. И мы никак не можем её за это осуждать. Она хочет, чтобы ветры юга подхватили её, эту милую Наташу, или, может, она Люда или Люба, чтобы её подхватил этот вихрь страшный, как девочку Элли и унёс в страну Оз. И там будет какой-то галантный итальянец, который на самом деле турок, слегка небритый, сухой, не как наши с дряблой кожей, через которую видна сетка вен и капилляров. Русский мужчина, он такой пивной, и у него на боках, в нежных местах кожи, рядом с его огромными сиськами видны капилляры. Это очень некрасиво и как-то жалобно-ужасно. А этот смуглый турок, он с упругой кожей и весь такой воркующий: «Ты моя королева!». И рвущийся, рвущийся к заветному месту в твоем теле. Ты, конечно, в смущении отдаешься ему, это нормально. Нормально, потому что это экстракультурно. Потому что тебя же извлекли из твоей вонючей пропахшей кошачьей мочой пятиэтажки. И ты как бы на другой планете. Это экстракультурно, это экстрапонятийно. Ни мама, ни подруги никогда тебя не осудят. Это нормально.

Это известный феномен. Так англичанка когда-то, когда Испания еще была очень бедна, ехала к смуглому испанцу. Канадская секретарша нанимает себе за сто долларов жиголо на Ямайке. Она берет негра, красивого, упругого, как пантера, который курит с ней запрещенные смеси, а еще за сто долларов может много раз в день. Она кормит его в ресторанах, спит у него на плече, нюхая его животную подмышку. И через неделю она возвращается опять к себе в Канаду, садится опять где-то в офисе и живет следующую 51 неделю, скучая по нему, потому что он единственно красивое, что было в ее жизни. Она понимает, что через 51 неделю она вернется к нему, но сначала надо хорошо поработать. 51 неделя — это страшно много. Русская женщина может почаще ездить в Турцию к своему как бы итальянцу, который ни разу не итальянец. Она хочет отдаться порыву.

Женщины не способны отдаться порыву ввиду того, что они все курицы и наседки. Но дело не в этом, а в том, женщины живут не собственными убеждениями, а должным, то есть социумом. Они боятся, что социум их осудит. Она может гулять с Васей-трактористом, а через неделю с Петей-бухгалтером из соседней шахты, а еще через неделю с кем-нибудь другим, и все скажут, что она шмара. А если она в Турции оторвется с квазитальянцем, никто ничего не скажет. Потому что это экстракультурно, это сон во сне. К тому же, никто об этом не узнает, все чистенько. А можно потом отпроситься и на выходные туда слетать. А потом бросить, наконец, свой колхоз, переехать туда и сделаться Фатимой. Женщины ищут лжи, которая не осуждается обществом. Если эта ложь осуждается обществом, они на нее не согласны.

Источник Доренко

Рейтинг: 0

Новости партнёров:

shadow
shadow

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован.