shadow

Российская оборонка переходит на «мирные рельсы»


shadow

11р

Вице-премьер Дмитрий Рогозин на днях заявил, что к 2020 году оборонно-промышленный комплекс должен стать драйвером российской экономики. Он четко объяснил, за счет чего это произойдет:

Мы это можем сделать только тогда, когда каждое предприятие ОПК… должно быть подчинено логике параллельного развития гражданской промышленности. Причем не просто непонятно какой, а высокотехнологичной, которая сопутствует выпуску военного назначения.

Рогозин Дмитрий Олегович

Слова федерального чиновника, курирующего военную отрасль, не являются нечаянным экспромтом и лишь подтверждают общий курс. О том же, например, говорил весной президент Владимир Путин на съезде Союза машиностроителей. Отметив, что «производительность труда в отрасли ВПК выросла втрое», он посоветовал предприятиям загодя задуматься о конверсии:

Пик загрузки ОПК в рамках гособоронзаказа произойдет в следующем году и потом будет постепенно снижаться. Рассчитываю, что оборонные предприятия используют накопленный потенциал для конверсии, диверсификации производства.

Путин Владимир Владимирович

По мнению президента, оборонка должна быть нацелена на выпуск конкурентной высокотехнологичной гражданской продукции, а потому «нужно думать об этом сегодня и предпринимать для этого необходимые шаги».

Скептики немедленно заговорили о том, что мера эта вынужденная. По их мнению, в бюджете катастрофически не хватает денег, из чего был сделан вывод о скором начале секвестра военных статей.

Мол, предприятия насильно отлучат от надежного источника финансирования в виде гособоронзаказа и переводут на самоокупаемость.

Однако бюджетный дефицит в данном случае абсолютно ни при чем. А переориентация ОПК на гражданскую продукцию не предполагает никакой кампанейщины. Более того, сам процесс идет по давным-давно намеченному плану.

Во-первых, в последний день 2010 года президентом была подписана и с тех пор реализуется Государственная программа вооружения на 2011-2020 годы. В ее рамках проведены успешная модернизация армии и ее оснащение самыми современными видами вооружения. Все это происходило задолго до осложнения международной обстановки и до попыток Запада воздействовать на нас экономически с помощью санкций и военными методами, приближая силы НАТО непосредственно к российским границам.

Предпринятое Россия можно назвать в своем роде превентивной мерой.

Ее результаты недавно озвучил Дмитрий Рогозин:

В прошлом году объем (гособоронзаказа) составил 1,8 трлн руб. Отмечается рост производства на 13%, объемы производства военного и специального назначения возросли на 20%.

Рогозин Дмитрий Олегович

По словам вице-премьера, в радиоэлектронной промышленности наблюдается рост на 32%, спецхимии — на 22,5%, судостроении — свыше 16%, ракетно-космической — на 7,5%, авиационной — около 6%.

Во-вторых, сегодня напряженность в мире ничуть не уменьшилась. Однако власть не мобилизует последние ресурсы, чтобы бросить их на повышение обороноспособности страны, а объявляет курс на конверсию, то есть перевод предприятий ВПК на производство товаров народного потребления.

Делается это в строгом соответствии с еще одним важным документом — Федеральной целевой программой «Развитие оборонно-промышленного комплекса Российской Федерации до 2020 года», принятой в начале 2012 года. Программа предусматривает инвестиции в размере 3 триллионов рублей, которые будут направлены на глубокую модернизацию предприятий ОПК и подготовку квалифицированных кадров, в том числе и с целью их переориентации на выпуск высокотехнологичной гражданской продукции.

Все это должно было бы развеять беспочвенные тревоги некоторых экспертов. Но не тут-то было. К примеру, первый вице-президент «Опоры России» Павел Сигал считает, что конверсия может не пойти на пользу оборонке:

«Чтобы начать, например, производить гражданские самолеты вместо истребителей и гражданские вездеходы вместо БМП, необходимы не столько производственные мощности, сколько опыт, возможность использования технических ноу-хау и патентов, ну и, конечно, инвестиции».

Разумеется, заслуживает похвалы беспокойство о судьбе отрасли, в которой на сегодняшний момент, по некоторым оценкам, задействовано от 2,5 до 3 миллионов человек. Тем более многие еще помнят печальный опыт разрушения ВПК в 90-х годах и не хотят повторения пройденного.

Чтобы оценить масштаб потерь того времени, приведем цифры: в 1991 году в оборонной промышленности было 1100 предприятий и учреждений (НИИ, заводы и фабрики), где были заняты более 9 миллионов человек. Не сумев встроиться в рыночную систему, многие предприятия влачили жалкое существование в ожидании госзаказа, который мог и поступить, но не подтверждался материально. Ценные кадры, ранее считавшиеся элитой, месяцами сидели без зарплаты и в итоге разбрелись кто куда.

Младореформаторы тогда всю ответственность за разрушение военно-промышленного комплекса возложили на саботаж так называемых «красных директоров». Они, мол, при попустительстве продажных региональных властей специально не стали развивать конверсию, обанкротили свои предприятия и затем скупили их за копейки. Есть и другое мнение. Его сторонники уверены, что виновны во всем сами реформаторы, бросившие на произвол ВПК по указке из-за океана.

Не занимаясь поиском правых и виноватых, отметим лишь, что предприятия оборонки практически всегда занимались выпуском гражданской продукции. В 1989 году тогдашний премьер-министр Николай Рыжков заявил, что доля мирной продукции в общем объеме производства военной промышленности составляет 40%, и пообещал в ходе «дальнейшей демилитаризации экономики» к 1995 году довести этот показатель до 60%. Тогда не сложилось — рухнул Советский Союз.

Конечно, многие советские «красные директора» занимались конверсией для проформы, по остаточному принципу. Но вряд ли стоит опасаться того же сегодня.

Во-первых, уроки 90-х убедительно доказали необходимость диверсификации экономики в том числе на уровне отдельно взятых оборонных предприятий.

Во-вторых, «красных директоров», которые делали карьеру от станка, заменили успешные топ-менеджеры, свободно ориентирующиеся в рыночных законах, умеющие торговать и заинтересованные в выпуске конкурентной продукции.

В-третьих, на многих предприятиях ОПК уже накоплен позитивный конверсионный опыт.

Впрочем, о конкретных положительных примерах чуть позже. А пока назовем другие базовые основы, которые помогут реализовать намеченное. Главная среди них — наличие политической воли. Действуя без суеты и спешки, федеральная власть дает производственникам четкие указания, обозначая порой даже те сферы, которые стоит развивать. В частности, Дмитрий Рогозин заявил:

Мы запросили информацию с таможни. Убедились, какие огромные деньги тратим на закупку… медицинского оборудования за рубежом — это непозволительно ни в экономическом плане, ни в политическом.

Рогозин Дмитрий Олегович

После чего вице-премьер заверил, что «оборонщики и машиностроители готовы к тому, чтобы все сделать самим».

Взятый властью курс на импортозамещение весьма расширит конверсионные горизонты ОПК, а проводимая модернизация этой сферы позволит выпускать качественную продукцию, соответствующую зарубежным аналогам и даже превосходящую их.

Причем военное и гражданское направления будут тянуть за собой друг друга — вверх, а не ко дну. И локомотивом в этом процессе вполне может стать конверсионная продукция. Вице-президент Российского союза инженеров Иван Андриевский в связи с этим рассуждает:

«Если полвека назад военные разработки стали причиной появления Интернета и компьютеров, то почему бы не предположить, что сегодняшний массовый рынок гражданской потребительской электроники с появлением Bio Data не изменит полностью военные разработки будущего».

Что касается потребительской электроники, планы наших оборонщиков, как и первые шаги в реализации этих планов, вполне амбициозны. К примеру, сегодня доля гособоронзаказа в продукции «Росэлектроники» составляет 80-90%. Однако, по словам генерального директора холдинга Игоря Козлова, в ближайшие несколько лет этот показатель будет снижен до 60%. Уже сейчас один из авиаперевозчиков тестирует систему «Росэлектроники», аналогичную по функционалу международной системе Sabre. Проект разрабатывался, чтобы обезопасить данные пассажиров. В числе перспективных работ — инспекционно-досмотровые комплексы. Они работают на основе лучевых клистронов, ускоряющих частицы и позволяющих просвечивать багаж, автотранспорт, вагоны, фуры, корабли.

Как говорит глава «Росэлектроники» Игорь Козлов:

«Они могут применяться в таможне, позволяют получать ценную информацию для предотвращения террористических угроз… Такие системы мы начали ставить на границе, на автодорогах. Например, железнодорожный мост в Крым будет оборудован такими приборами».

В течение трех лет холдинг планирует презентовать массовый смартфон и планшет полностью российской сборки.

А на Красногорском заводе, входящем в состав оптического холдинга «Швабе», уже с 2013 года отправляют на экспорт фотообъективы. Генеральный директор КМЗ Александр Тарасов расставляет производственные приоритеты:

«Основной задачей предприятия является дальнейшее увеличение объема экспортных поставок гражданских изделий, прежде всего, за счет экспорта новой фототехники и приборов наблюдения».

Востребована на российских и зарубежных дорогах продукция «КамАЗа» — огромные машины перевозят вполне мирные грузы, хотя и в военных российских частях они занимают подавляющую часть автопарков.

Генеральный директор «РТ-Химкомпозит» Сергей Сокол прикинул конверсионные перспективы для своего предприятия:

«Структура выручки продукции изменится: к 2020 году ожидается увеличение доли гражданской продукции до 65%. Это позволит снять зависимость предприятия от гособоронзаказа и обеспечить диверсификацию продукции».

Спрос на новые материалы из полимерных композитов, а также на керамические и стеклообразные материалы высок в авиации, космической отрасли, наземном и водном транспорте, энергетике и других отраслях промышленности. То есть на складах эта продукция залеживаться не будет.

Наращивает долю гражданской продукции и знаменитый холдинг «Уралвагонзавод». Так, НПО «Электромашина», входящее в его состав, обеспечивает своей продукцией не только минобороны, но и РЖД, и МЧС.

Мирные потребности космоса также обеспечивает оборонка. Недавно новый космический аппарат системы ГЛОНАСС сменил на орбите «долгожителя» — спутник «ГлонассМ» №14. И это лишь капля в море продукции компании «Информационные спутниковые системы», нацеленной на решение проблем связи, телевещания, ретрансляции, геодезии и навигации.

Это только начало большого и, хочется верить, успешного конверсионного пути российского оборонно-промышленного комплекса. Понятно, что при таком серьезном подходе «оборонка» не будет отделываться сковородками и кострюлями. В производстве гражданской продукции наступает время высоких технологий.

Источник

Фото Politrussia

Полную хронику событий новостей России за сегодня можно посмотреть (здесь).

Рейтинг: 0

Новости партнёров:

shadow
shadow

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован.