shadow

Россия готовит новый газовый прорыв в Европу

Как Москва обойдет энергетические ограничения Брюсселя


shadow

Россия сделала сразу несколько шагов по пути новой газовой экспансии на европейский энергетический рынок. Одним из результатов может стать строительство газпровода «Северный поток-2», который обеспечит прямые поставки из РФ в Германию.

Во-первых, европейский арбитраж принял сторону «Газпрома» в споре с властями Литвы и отклонил иск Вильнюса с требованием 1,4 млрд евро компенсации за якобы «несправедливые» цены на газ. Во-вторых, канцлер Германии Ангела Меркель на встрече с премьер-министром Польши Беатой Шидло заявила, что проект магистрального газопровода «Северный поток 2» относится не к политической сфере, как утверждали ранее многие горячие головы в Евросоюзе, а к экономической.

Это подтверждает слова представителей российской добывающей отрасли, которые уже много лет говорят, что сооружение этой магистрали приведет к созданию современного мощного канала по доставке нашего «голубого топлива» в страны Старого Света.

В таком случае устаревшая газотранспортная система Украины, заложником которой является экспорт российского газа в Европу, будет «устранена».

Без царя в голове

История газовой отрасли России берет начало в 1819 году, когда в Санкт-Петербурге зажглись первые газовые фонари. К концу XIX века, кроме столицы, были газифицированы Москва, Киев, Харьков, Ростов-на-Дону, Одесса, Рига, Вильно, Тверь и Казань.

Газ начали использовать для нужд промышленности — варки стекла, закалки металла, опалки тканей. В Баку, крупнейшем нефтедобывающем районе Российской империи, в 1917 году утилизировалось 33 млн кубометров газа.

Кто-то скажет: какие копейки. Действительно, при нынешней годовой добыче в 635 млрд кубов это выглядит несерьезно. Однако на тот момент вполне хватало. Даже в начале 1930 х годов экономика Советского Союза потребляла ежегодно 10–15 млн кубометров газа, и только десятилетие спустя эта цифра выросла до относительно вразумительных 3,4 млрд. Для сравнения: США производили на тот момент 50 млрд.

Однако энергетические ресурсы нашей страны открывали широкие возможности. Первой формой государственно-производственной организации работников газовой отрасли стало созданное в 1948 году Главное управление по добыче природного газа. В 1956 году его преобразовали в Главное управление газовой промышленности, затем в Госкомитет по газовой промышленности, а еще десятилетие спустя начало работу Министерство газовой промышленности.

Это привело к тому, что во второй половине 1970 х годов добыча газа в СССР выросла в 4,8 раза, а в 1984 году наша страна вышла на первое место в мире по его добыче — около 590 млрд кубометров в год. Максимальный рекорд на территории бывшего Советского Союза — свыше 815 млрд — был зафиксирован в 1992 году.

Отголоски Советского Союза

С тех пор утекло много воды, или, если хотите, газа. Как известно, энергетическая система СССР была выстроена по единому государственному плану. Основные газовые залежи были обнаружены на севере страны. Крупные месторождения разведали в Туркмении, что-то было открыто и в Белоруссии, и на Украине. Однако центральным добывающим регионом так и остался север России.

В 60-е годы были разведаны газоносные площади на севере Тюменской области. В 1970–1980 е годы в Западной Сибири были введены в разработку крупнейшие месторождения природного газа: Вынгапуровское, Медвежье, Уренгойское, Ямбургское, открыты гигантские запасы газа на полуострове Ямал. Были проложены сверхмощные газовые магистрали в центральные и западные районы страны.

В условиях, когда советские сырьевые ресурсы были на тысячи километров удалены от мест конечного потребления, их рациональное использование могло быть достигнуто только при условии объединения всех ресурсов в единую сеть газоснабжения. Она изначально создавалась как единый организм, моментально реагирующий на незначительные изменения в любом из его звеньев, включающий в себя действующие газовые и газоконденсатные месторождения, магистральные газопроводы с установленными на них компрессорными станциями, подземные хранилища газа, газоперерабатывающие заводы и распределительные станции.

Наличие ЕСГ позволило оптимизировать уровни добычи газа по регионам, рационально сформировать газотранспортные потоки, надежно и бесперебойно обеспечивать газоснабжение большинства районов страны, а также экспорт газа в крупных масштабах. К 1989 году доля газа в топливном балансе страны достигла 38,9% и приблизилась к доле нефти (39%), значительно превысив долю угля (20,4%) и торфа (1,7%).

Эра газовых войн

После распада СССР газовая промышленность страны, созданная за 30 лет, не была раздроблена. Единая система газоснабжения России была сохранена как единый технологический комплекс по доведению «голубого топлива» от скважины до потребителя.

С одной стороны, это был положительный момент. Такая связка позволяла оставаться России главным поставщиком газа в европейские страны, а транзитным государствам, таким как Белоруссия и Украина, зарабатывать, используя свои транспортные мощности. Впрочем, дружба дружбой, а денежки врозь. Минск и Киев быстро смекнули, что они фактически способны шантажировать Москву, требуя снизить цены на «голубое топливо» в обмен на беспрепятственный доступ российского газа на рынок Старого Света.

Первый конфликт между Белоруссией и Россией вспыхнул в начале 2000 х годов. Москва объявила Минску цену на газ в $50 за тысячу кубометров (ранее Белоруссия получала газ по внутренней российской цене в $30). Наша страна тогда сама давила на Александра Лукашенко, вынуждая того продать контрольный пакет акций «Белтрансгаза» — оператора поставок российского «голубого топлива» в Европу. Глава Белоруссии полагал равный обмен — 49% акций «Белтрансгаза» в обмен либо на долю в российском газопроводе Ямал—Европа или на одно из российских газовых месторождений. Победить Батьке не удалось, цены на газ для белорусов выросли до $46.

В декабре 2006 года началась вторая российско-белорусская «газовая война». Мы объявили цену на газ в размере $105 за тысячу кубов и пригрозили в случае отсутствия контракта отключить ее от российского газа. В ответ Лукашенко не стал подписывать соглашение на транзит газа в Европу. Но в конце концов контракт все же был подписан, причем на компромиссных условиях: «Газпром» получал свою цену на газ, Белоруссии выплачивали повышенные доходы за транзит.

Еще одно серьезное газовое противостояние, как известно, у России происходит с Украиной. И очевидно, что в последние два года оно обострилось до крайности.

Начнем с истории. Российско-украинский газовый конфликт тянется перманентно с начала 1990 х годов. В те времена украинцы о ценах не спорили. Стоимость газа была вполне подъемной для украинской экономики и ненамного превышала внутрироссийскую. Но Киев постоянно срывал платежи. Время от времени долги реструктуризировали. И не всегда в пользу России, так как Киев платил не «живыми» деньгами, а разного рода облигациями, которые было непросто обналичить. Так что украинская металлургия, химия и ЖКХ фактически существовали на российские средства.

В 2000-х все изменилось. Россия требовала возвращения долгов во все более жесткой форме. Приходилось использовать и тяжелую артиллерию — Владимира Путина. Дело дошло до январского кризиса 2009 года, когда Россия прекратила за неуплату поставки газа на Украину, а та в отместку перекрыла транзит в Европу. Так как зима была весьма морозной, на Киев надавил Брюссель. В результате тогдашний украинский премьер Юлия Тимошенко одобрила кабальное для Киева соглашение с «Газпромом», за что, собственно, и получила несколько лет тюрьмы.

Последующие руководители украинского государства продолжали нападки на российских газовых производителей. Некоторого компромисса удалось достичь в конце 2013 года, однако всем очевидно, чем закончилось это в результате. Россия требует от Украины уплаты неустойки, а также расчета по обязательствам за государственные облигации, Киев забрасывает Москву исками в европейские суды, пытаясь сократить свой долг до минимума. Эта война продолжается вплоть до настоящего времени.

Из-за газа Россия умудрилась поссориться даже с дружественным Ашхабадом. В марте этого года наша страна расторгла контракт с «Туркменгазом» на закупку «голубого топлива». Изюминка конфликта в том, что в нем мы примеряли на себя украинские одежды и выступали за пересмотр цены газа. Впрочем, даже из этого противостояния мы вышли относительными победителями. В нынешнем году закупки топлива у Ашхабада наши компании не производят, импорт газа из Казахстана и Узбекистана снижен до минимума и приобретается по относительно небольшой цене.

Мы идем другим путем

Абстрагироваться от зависимости газотранспортной составляющей бывших республик-побратимов Россия начала еще более 10 лет назад. Сначала был построен газопровод «Голубой поток» через акваторию Черного моря в Турцию. Турки — ушлые люди. Они сразу обнаружили в соглашении на поставку этого газа небольшую нелепую помарку, которая позволила им значительно снизить объемы и закупочную цену газа.

В следующий раз Россия была более внимательна. При создании газопровода «Северный поток» — самой длинной подводной экспортной трубы в мире, проходящей по дну Балтийского моря, конечный пункт находится в Германии — были отобраны несколько акционеров: помимо «Газпрома» немецкие Wintershall и E.ON Ruhrgas, голландский Gasunie и французский GDF Suez.

Но уже построенные мощности налетели на требования так называемого третьего энергопакета ЕС в области газа и электроэнергии. Они предполагают ограничения для вертикально интегрированных компаний на владение и управление энерготранспортными сетями. Другими словами, Еврокомиссия пыталась разделить бизнес по продаже и транспортировке газа, что, по мнению ЕК, повысит конкуренцию и позволит выйти на рынок новым игрокам и снизит цены на энергию.

Брюссель давно лелеял создание «южного газового коридора» и его составляющих — Трансадриатического газопровода (из Прикаспия и Ближнего Востока в Западную Европу через Грецию, Албанию и Адриатическое море) и Трансанатолийского газопровода с азербайджанского месторождения «Шах Дениз» до западной границы Турции.

Но нужны ли Европе эти газовые артерии? Еще до окончания их строительства в Европе задумались о безопасности их эксплуатации. Ведь это топливо может использоваться исламскими группировками, против которых сейчас и нацелено все международное сообщество.

В таком случае то, что предлагает Россия, гораздо более выгодно.

В частности, расширение «Северного потока», так называемый маршрут «Северный поток 2».

Это проект газопровода из России в Германию. Он так же, как и его старший брат, должен пройти через Балтийское море. Помимо российской стороны его акционерами являются немецкий E.ON, Shell, BASF, Wintershall, австрийская OMV — по 10%, и даже американская ENGIE — 9%.

То есть существуют надежды, что «Северному потоку 2» все-таки быть.

И его противники уже получили довольно жесткий ответ на свои возражения. По мнению экспертов, в том числе и западных, поставки газа по «Северному потоку 2» обойдутся существенно дешевле, чем по украинскому маршруту. Для ЕС, где нет лишних средств и чья экономика нуждается в резком повышении эффективности и снижении затрат, это весьма существенно.

Глава «Газпрома» Алексей Миллер это подтверждает. По его словам, «северный коридор» поставок российского газа в Европу лучше украинского транзита. Россия ничего не имеет против сохранения транзита через Украину, но он приведет к дополнительным затратам в объеме $25–43 млрд в ближайшие 25 лет для всех сторон. Поставка же аналогичных объемов по «Северному потоку 2» обойдется в два раза дешевле.

Косвенно это подтвердила канцлер Германии Ангела Меркель, заявившая на встрече с премьер-министром Польши Беатой Шидло, что проект магистрального газопровода «Северный поток 2» относится к экономической сфере, а не к политической. Меркель подчеркнула, что и ранее говорила об экономической природе проекта, но при этом напомнила, что газопровод должен быть реализован в соответствии с законодательством Евросоюза. Судя по всему, она имеет в виду третий энергетический пакет. «Северный поток 2» реализуется в соответствии с ним.

То есть интерес к этому маршруту у Европы есть.

Но и у России существует несколько вариантов.

Как заявил недавно Владимир Путин, Россия не собирается полностью отказываться от транзита газа через территорию Украины. Вопрос: сколько мы будем транзитировать и куда.

Есть еще и газопровод «Южный поток» — нереализованный проект газопровода, который планировалось проложить по дну Черного моря из Анапы в Варну. Предполагалось, что он позволит диверсифицировать поставки российского газа в Европу и снизить зависимость покупателей от ненадежных стран-транзитеров. В апреле 2014 года Европейский парламент принял резолюцию, в которой рекомендовал отказаться от строительства этого газопровода, но о заморозке строительства «Южного потока» речь не шла. Болгарские предприятия до сих пор работают над производством деталей для этого проекта.

«Северный поток 2» не является альтернативой «Южному потоку» и в этом смысле ни с кем не конкурирует, потому что в его основе лежит снижающаяся добыча в Северной Европе и растущие потребности экономики северных европейских стран и центральных, если иметь в виду Германию, — отмечает Владимир Путин. — Это чисто коммерческий проект, государство к этому не имеет прямого отношения. О второй нитке «Северного потока 2» акционеры договаривались на момент начала «Северного потока 1».

Так что претворение «Северного потока 2» в жизнь — дело времени. Шаги на этом пути мы будем видеть буквально каждый месяц.

Кстати, одним из таких шагов навстречу Москве стало решение Европейского арбитража, который принял сторону России в споре с властями Литвы. Суд отклонил иск Вильнюса к нашей стране с требованием вернуть 1,4 млрд евро компенсации за якобы «несправедливые» цены на газ. Стокгольмский арбитраж не увидел обоснованных аргументов литовской стороны, которая настаивала на возврате части средств, уплаченных за топливо.

Как заявил «МК» заместитель гендиректора по газовым проблемам Фонда национальной энергетической безопасности Алексей Гривач, Стокгольмский арбитраж принял сторону «Газпрома» в споре с властями Литвы не просто так. Аналогичные судебные споры могут последовать и со стороны других бывших союзных республик. Для России это во благо. По словам Алексея Гривача, такой демарш — очередной кивок в отношении Киева, который не собирается платить России по газовым долгам. Сумма там образовалась немаленькая — по разным источникам, это не менее $3 млрд суверенного долга, а также долговые обязательства частных компаний, которые превышают эту сумму на порядок.

А обходные газовые пути из России в Европу (первая является крупнейшим поставщиком «голубого топлива», вторая — крупнейшим потребителем) будут необходимы и эффективны для обеих сторон.

Источник

Фото MK

Полную хронику событий новостей России за сегодня можно посмотреть (здесь).

Рейтинг: 0

Новости партнёров:

shadow
shadow

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован.