shadow

Схватка экономистов

Политические последствия конкуренции проектов экономических реформ Кудрина, Улюкаева и Титова


shadow

25 мая на заседании президиума Экономического совета при президенте РФ в формате публичного «мозгового штурма» состоялось обсуждение трех стратегий возвращения России к высоким темпам экономического роста (4% ВВП и более).

Предложения были подготовлены новым главой Центра стратегических разработок Алексеем Кудриным, министром экономического развития Алексеем Улюкаевым и «Столыпинским клубом», в президиум которого входят бизнес-омбудсмен Борис Титов и советник президента РФ Сергей Глазьев. По итогам мероприятия президент Путин признал, что перед властью стоит задача одновременно обеспечить «увеличение темпов роста отечественной экономики и провести структурные реформы для повышения ее эффективности».

Все три программы носят либеральный характер, а их различия относятся к выбору рецептов в рамках общего идеологического каркаса. «Системные» экономисты рекомендуют опираться прежде всего на собственные силы и оптимизировать государственное регулирование хозяйственной жизни.

Кудрин предлагает найти ресурсы для возобновления роста в накопленных средствах на счетах российских компаний, которые не инвестируются в новое производство. Задача государства состоит в том, чтобы создать условия для возобновления инвестирования российского бизнеса в российскую же экономику. Для этого придется провести серию институциональных реформ (в том числе судебной и правоохранительной систем), снизить долю государства в экономике, сократить инфляцию и увеличить пенсионный возраст.

В основе предложения Улюкаева также лежит стимулирование внутренних инвестиций. Капиталовложения предполагается увеличить, в том числе за счет снижения потребления, создания бюджетных фондов инфраструктурных инвестиций, поддержки экспорта, в том числе снижения регулирования в экспортных отраслях. МЭР также рекомендует увеличить пенсионный возраст и либерализовать Трудовой кодекс в соответствии с пожеланиями работодателей.

Стратегия Титова и Глазьева советует увеличить инвестиции за счет наращивания денежного предложения. При этом от смягчения кредитной политики должен выигрывать бизнес, а не расти государственные расходы. Кроме того, они выступают за перенос налогового бремени на конечное потребление, снижение налоговой нагрузки в целом, а также за такие либеральные меры, как разгосударствление экономики и дерегулирование.

На фоне приближающихся выборов в Государственную Думу и выборов президента, а также признаков нарастающей конфликтности внутри правящей элиты перечисленные стратегии по восстановлению высоких темпов экономического роста полезно оценить с точки зрения их потенциальных политических последствий. Можно выделить следующие аспекты, которые применимы к каждой из программ: возможная реакция со стороны электората и бюрократического аппарата, влияние на баланс сил внутри властных группировок, возможные реакции со стороны региональных элит, крупного бизнеса, а также со стороны Запада в ответ на начало реформ.

Возможная реакция со стороны электората. Как было сказано выше, все три программы находятся в парадигме либеральной идеологии. Ни одна из них не сулит быстрого увеличения социальных расходов, то есть перераспределения ресурсов через федеральный бюджет в пользу наиболее чувствительных к изменению государственных трат категорий электората. Более того, программы Кудрина и Улюкаева предлагают увеличение пенсионного возраста, а программа МЭР – упрощенное увольнение сотрудников благодаря реформе Трудового кодекса. Наибольший популистский потенциал для власти содержится в стратегии Титова-Глазьева. Наравне с либеральными мерами, которые могут быть непопулярны среди традиционных для власти групп поддержки, она основывается на переходе к политике дешевых денег, что обещает дешевый кредит, перенаправление значительных капиталов в бизнес и, соответственно, создание новых рабочих мест. Обходит программа и такие острые вопросы, как либерализация рынка труда и повышение пенсионного возраста. Следует отметить, что для парламентских выборов 2016 года предложения экономистов уже не будут иметь никакого значения, поскольку политические партии успеют среагировать только на часть озвученных в них идей. Однако заявление о переходе к новой экономической политике до президентских выборов 2018 года, которая хотя и останется по сути либеральной, но будет ассоциироваться с такими «левыми» фигурами, как Глазьев, во-первых, решит проблему формулирования позитивной программы развития до нового электорального цикла, а во-вторых, может придать популистский импульс действиям власти в рамках кампании по выборам главы государства.

Возможная реакция со стороны государственного аппарата. В условиях сокращения доступных бюджетных ресурсов федеральная бюрократия поддержит такую программу реформ, которая, во-первых, потребует минимальных расходов со стороны государства, а во-вторых, позволит чиновникам расширить свои полномочия, чтобы компенсировать «потери» от кризиса. В этом смысле стратегии Кудрина и Улюкаева выигрывают у Титова и Глазьева. Программа Кудрина основана на изыскании средств у российских компаний, а не бюджета. А программа МЭР предоставляет государству новые полномочия в регулировании инвестиционной политики, то есть в выборе победителей и проигравших. Идеальным решением для госаппарата, поставленным перед фактом начала малопопулярных реформ, станет синтез предложений ЦСР-МЭР, который будет отвечать его интересам.

Влияние на баланс сил внутри властных группировок. Сам факт возобновления деятельности Экономического совета при президенте и обсуждения на его площадке программ реформ, а также назначение Кудрина главой рабочей группы совета нанесли ощутимый удар по позициям правительства и премьер-министра Дмитрия Медведева во властной вертикали. Премьер не заинтересован в том, чтобы совет и тем более ЦСР превратились в самый статусный центр принятия решений по экономической политике. Однако даже если он не сможет добиться этого, Медведев вынужден доказывать конкурентоспособность правительства в этой сфере, представив свою программу. Большое влияние на расклад сил играет и «фактор Кудрина». Премьер должен добиться заметной аппаратной «компенсации» от состоявшегося факта возвращения экс-главы Минфина во власть. В этой ситуации идеи главы ЦСР могут быть атакованы с нескольких сторон одновременно.

Медведеву выгодно показать, что Кудрину в совете противостоит не только правительство, которое может быть мотивировано личным конфликтом двух политиков, но множество альтернативных концепций развития экономики. Этим можно объяснить сигналы поддержки со стороны Медведева таким сравнительным аутсайдерам с точки зрения экономического блока правительства, как Титов и Глазьев. Еще в марте премьер распорядился создать специальную межведомственную рабочую группу, которая будет заниматься программой «Столыпинского клуба». Со своей стороны, Путин, особенно принимая во внимание фактор избирательной кампании, будет действовать в интересах сохранения баланса сил между различными группировками. Ему важно не допустить прямого публичного конфликта Медведева и Кудрина, который может быть интерпретирован другими игроками и бюрократией как сигнал к консолидации вокруг одного из полюсов конфликта. Поэтому в интересах главы государства сделать ставку на компиляцию различных подходов, а не на выбор в пользу одной из них.

Возможная реакция со стороны региональных элит. Региональные элиты сохранят нейтралитет вне зависимости от того, какую стратегию экономического роста выберет федеральный центр, и будут выполнять все его поручения. Они не заинтересованы в сокращении своих полномочий и в ответственности за рискованные либеральные инициативы, исходящие от центра, как, например, повышение пенсионного возраста или реформа рынка труда. Тем не менее они не будут предпринимать никаких публичных демаршей в том случае, если Кремль пойдет на такие непопулярные меры. В то же время следует учитывать, что в политическую повестку дня может вернуться тема пересмотра «кудринских» правил перечисления доходов из регионов в государственный бюджет.

Влияние на позицию крупного бизнеса. Российские олигархи займут лояльную позицию в отношении любой реформистской политики власти, которая может снизить риски для инвестирования в их бизнес со стороны западных компаний. Скорее их симпатии окажутся на стороне Кудрина и правительства, чем Титова и Глазьева, идеи которых в рамках негативной информационной кампании уже были представлены как шаг в направлении венесуэлизации российской экономики. С другой стороны, например, бизнес, более тесно связанный с государством, будет руководствоваться бюрократической логикой и оказывать поддержку позиции правительства, чтобы получить новые преференции для себя. Однако следует понимать, что власти не стоит ожидать большого энтузиазма со стороны крупных предпринимателей в отношении какой-либо из трех стратегий. Основные препятствия для инвестирования сейчас носят прежде всего политический характер, и ни одна из программ не способна справиться с этими рисками.

Возможная реакция со стороны Запада. Несмотря на то, что программа Титова-Глазьева прямо предлагает восстановление экономических отношений с Западом, переход к политике дешевых денег может напугать западных инвесторов. Запад будет более склонен поддерживать реформаторские предложения Кудрина как маркированного либерала, который противостоит консерваторам во власти. В любом случае начало экономических реформ в России будет интерпретировано двойственно. С одной стороны, реформы будут позитивно восприняты на Западе как создание предпосылок для восстановления диалога, с другой – они станут сигналом для «ястребов» о крахе экономической модели в России, об эффективности санкций и о слабости власти, которая вынуждена идти на реформы, чтобы не допустить своего дальнейшего ослабления.

В целом с точки зрения влияния на политику различия между экономическими программами можно оценить как явно преувеличенные. Все три стратегии предлагают уменьшить долю государства в экономике, в той или иной степени задевают интересы бюрократии и не обещают новых подачек большей части провластного электората. Поэтому незначительные концептуальные разночтения будут провоцировать постепенное размежевание их авторов по политическим квартирам. Можно также прогнозировать усиление политической конфликтности вокруг дальнейшего обсуждения стратегии власти по восстановлению экономического роста. «Системные» экономисты готовятся использовать публичную сферу для дальнейшей аппаратной борьбы с оппонентами.

Источник

Фото ЦПК

Полную хронику событий новостей России за сегодня можно посмотреть (здесь).

Рейтинг: 0

Новости партнёров:

shadow
shadow

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован.