shadow

Повелитель нефти

Зачем президент России встречается с руководителями нефтекомпаний?


shadow

Во вторник, 1 марта, президент Владимир Путин встретится с руководителями крупнейших нефтяных компаний России. Об этом сообщают «Ведомости».

По информации издания, ключевые пункты повестки выглядят так:

— возможность замораживания или даже сокращения добычи «черного золота» в России;

— налогообложение нефтедобывающей отрасли;

— развитие российской «нефтянки» в условиях низких цен.

Напомним: нефтедобывающие страны уже несколько месяцев обсуждают возможность сокращения добычи нефти, чтобы подтолкнуть цены вверх. 16 февраля министр энергетики России Александр Новак обсуждал эту тему с коллегами из Саудовской Аравии, Катара и Венесуэлы в Дохе. Они договорились, что каждая из стран в текущем году сохранит добычу на уровне 11 января.

Для России это означает, что ее нефтедобыча в 2016 году может вырасти примерно на 1,9% (в январе у нас был локальный пик добычи). Сейчас избыток нефти в мире — около 1,75 млн баррелей в сутки. По словам Новака, если будут реализованы уже достигнутые договоренности, это сократит перепроизводство на 1,3 млн баррелей.

Идею заморозить добычу поддерживают страны, контролирующие 75% мирового экспорта нефти, рассказывал Новак. Так, заморозить добычу на уровне 2,2 млн баррелей в сутки пообещала Нигерия — крупнейший производитель в Африке.

Еще один актуальный вопрос президентской встречи — увеличение налогов на «нефтянку», чтобы решить проблему дефицита бюджета. В прошлый раз, когда Минфин предложил повысить налоги для нефтегазового сектора, компании поставили перед фактом, и Владимир Путин с ними не встречался. Но теперь ситуация изменилась: цены на нефть упали до $ 30−35 за баррель, и нужно найти золотую середину, чтобы и бюджету помочь, и не подорвать развитие отрасли, от которой в любом случае будет зависеть почти половина бюджетных поступлений.

Наконец, на встрече, возможно, будет торг вокруг условий работы «нефтянки». Президент и нефтяники могут прийти к какому-то джентльменскому соглашению и договориться, что делать. Например, компании стабилизируют добычу, а за это Минфин не повышает налоги.

Зачем Путину потребовалась встреча с руководителями «нефтянки», как изменение правил игры в отрасли может сказаться на экономике России?

— Главным поводом для встречи Путина с нефтяниками, на мой взгляд, явилось письмо министра финансов РФ Антона Силуанова на имя премьера («Свободная пресса» о немписала), и общая ситуация с финансовым наполнением антикризисной программы правительства, — уверен руководитель направления «Финансы и экономика» Института современного развития Никита Масленников.

— Напомню, в бюджете-2016 имеется президентский резерв — замороженные пенсионные накопления в размере чуть больше 340 млрд рублей. А Силуанов в своем письме предлагал запросить у президента до 130 млрд из резерва для финансирования антикризисного плана-2016.

При этом, правительство готовится к приватизации части государственных активов, в том числе акций «Роснефти» и «Башнефти». В частности, на сегодня предполагается продать 19% акций «Роснефти» стратегическому инвестору, причем сумма сделки оценивается примерно в 490 млрд рублей.

Если такая продажа состоится, многие проблемы — и по наполнению финансовыми источниками антикризисной программы, и по бюджетным корректировкам, — предстанут в совершенно другом свете, чем сейчас. А решение по корректировкам в бюджет, напомню, Госдума должна принять уже в апреле.

В этой ситуации проблема номер — поиск стратегического инвестора на госактивы, и прежде всего на акции нефтяных компаний. Нынешние рыночные условия классической продаже госактивов никак не способствуют — их можно продать только задешево. Поэтому президент будет решать вопрос о поиске внутреннего покупателя — из числа крупнейших российских нефтекомпаний.

Для этого и потребовалась встреча с руководителями «нефтянки». Путину чрезвычайно важно прощупать обстановку, ощутить ее на кончиках пальцев. Президент должен обсудить с руководителями нефтекомпаний: как вы посмотрите, если вы скинетесь и купите госактивы, или купит кто-то из вас?

Понятно, что такие сделки предполагают пакет компромиссных решений. Если нефтяная компания помогает стране сейчас (приобретает госактивы) — она, понятно, что-то попросит взамен. И в этом пункте президент может разговаривать и о налоговых режимах, и о том, как отрасль будет чувствовать себя в условиях заморозки добычи.

По сути, сейчас Владимиру Путину важно определиться со стратегией, поскольку речь идет о нескольких взаимосвязанных сюжетах и вариантах их развития.

 — Что это за сюжеты?

— Начнем с заморозки нефтяных цен. На деле, речь идет о договоренности не превышать добычу уровня 11 января. Как раз в январе у нас возник локальный пик нефтедобычи, поэтому получилось, что в 2016 году мы можем даже несколько увеличить экспорт «черного золота», не выходя за рамки соглашения.

Но проблема в том, что такое незначительное увеличение экспорта не спасает отрасль. Все равно, при нынешних низких ценах на нефть российским компаниям придется сокращать инвестиции.

Эта тенденция уже стала общемировым трендом — а российские нефтяные компании ничем не отличаются от других. Так вот, в 2015 году инвестиции в «нефтянку» сократились в среднем примерно на 20%, а в текущем году ожидаются новые сокращения — еще примерно на 15−20%. Это создает прямую угрозу планам разработки новых российских месторождений, и может привести к существенному снижению объемов добычи. Беда в том, что наши традиционные нефтяные месторождения уже к концу текущего десятилетия будут на пороге исчерпания.

Естественно, президента такая ситуация не может не беспокоить. «Нефтянка» — стратегическая отрасль, и от нее на сегодня зависит очень много: нефтегазовые доходы по результатам 2015 года составили 45% доходной базы бюджета.

 — И что в этой ситуации делать?

— Президент должен решить, как запустить инвестиционные «моторы». А это уже связано с налоговой нагрузкой на отрасль. И здесь Владимиру Путину придется проходить через очень непростую «вилку».

С одной стороны понятно, что если не менять налоговый режим, очень многие из намеченных к разработке месторождений становятся нерентабельными. С другой стороны, кабмин сегодня испытывает огромные трудности с поиском источников финансирования антикризисного плана и корректировок бюджета. И одно из предложений Минфина — брать дополнительные деньги с «нефтянки» за счет изменения формулы налога на добычу полезных ископаемых.

Такое предложение, естественно, вызвало резкую критику со стороны как частных, так и государственных нефтяных компаний. Нефтяники считают, что в этом случае текущие проблемы решаются за счет их инвестиций, а отрасль подталкивается к погружению в системный кризис.

И здесь президенту нужно находить компромисс: если и брать с нефтяников, то сколько? Видимо, на встрече Путина с руководством нефтяных компаний состоится откровенный разговор и по этому поводу.

Этот диалог будет, скорее всего, строится в несколько туров — тем более, что есть необходимость синхронизировать его с заседаниями президентской комиссии по ТЭКу.

 — Чем закончатся переговоры по поиску стратегических инвесторов?

— Я не исключаю, что по итогам встречи будет объявлено: «Башнефть» купит «ЛУКОЙЛ». Что же касается «Роснефти», ее акции может купить пул инвесторов, доминирующие позиции в котором будут занимать «Сургутнефтегаз». Напомню, что «Сургутнефтегаз» обладает значительными объемами кэша — по некоторым оценкам, свыше 20 трлн рублей, — благодаря чему может вложиться во что угодно, и когда угодно. Тем более, по рынку давно циркулируют слухи, что возможны размены активов между «Сургутнефтегазом» и «Роснефтью»…

— Налоги на российскую «нефтянку», приватизация акций нефтяных госкомпаний, и низкие мировые цены на нефть образуют единую комплексную повестку, которая и будет обсуждаться у президента, — считает глава аналитического управления Фонда национальной энергетической безопасности Александр Пасечник.

— На фоне низких цен все указывает на то, что с приватизацией государственных нефтяных компаний не стоит спешить, однако проблемы с наполнением бюджета толкают российские власти и к приватизации, и к повышению налогового бремени на «нефтянку».

Надо понимать: сейчас главная задача российских властей — обеспечить стабильность бюджетных параметров. Иначе, в условиях среднегодовой цены на нефть $ 35−40 за баррель, есть риск, что дефицит бюджета разгонится до 4−5% ВВП. И заткнуть дыры в бюджете можно только за счет приватизации.

Как подчеркивал сам президент Путин, государственные активы нельзя продавать за бесценок. Решение, как этот сделать на «низком» рынке, и будет принято в ходе встречи 1 марта. И сейчас понятно одно: внешних покупателей в нынешних условиях российские активы вряд ли заинтересуют, а значит, покупателей придется искать из числа представителей российской элиты…

Источник

Фото ТАСС

Полную хронику событий новостей России за сегодня можно посмотреть (здесь).

Рейтинг: 0

Новости партнёров:

shadow
shadow

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован.