shadow

Феномен Трампа, или Троянский конь на пороге Белого дома


shadow

Соединенные Штаты вот уже несколько месяцев находятся в состоянии предвыборной лихорадки. И, хотя до 8 ноября 2016 года еще больше десяти месяцев, страсти вокруг вопроса о том, кто станет 45-м президентом США, кипят нешуточные, а ведущим кандидатам посвящаются первые полосы прессы, прайм-тайм крупнейших радиостанций и телеканалов. Остальные проблемы волнуют американцев всё меньше и меньше. Судя по всему, после рождественских каникул, на которые сейчас ушла вся Америка, электоральный ажиотаж будет становиться всё сильнее.

Итог восьмилетней «эпохи Обамы» (2009-2016) в принципе можно подвести уже сегодня. Получивший «в аванс» Нобелевскую премию мира буквально сразу после своего избрания, 44-й по счёту и первый темнокожий президент США наверняка войдёт в историю как самый расточительный государственный лидер всех времён и народов. За семь с небольшим лет его правления федеральный долг Соединённых Штатов вырос с 10,6 до 18,8 трлн. долл., и эти 8,2 трлн. долл. далеко не предел — конгресс недавно продлил «беспотолочный» период до марта 2017 года, то есть «молодой и вечно загорелый» получил «открытый счёт» до конца своих президентских полномочий. Большинство экспертов сходятся на том, что цифра федерального долга к тому времени превысит 20 трлн. долл., и никто не сомневается: выплатить этот долг в своем нынешнем виде Америка не сможет уже никогда. Для сравнения: за два президентских срока Буша-младшего федеральный долг вырос «всего» на 4 трлн. долл., то есть «на пару» два последних президента США уже сделали долгов вдвое больше, чем за всю предшествующую историю страны.

Другие социально-экономические показатели США после 2008 года тоже выглядят достаточно катастрофическими. Это касается буквально всех сторон жизни американского общества: от инфраструктуры до структуры занятости, от бюджета домохозяйств до внешнеторгового баланса. Отдельные нарекания вызывает пресловутая реформа системы здравоохранения, которая выступала главной «фишкой» кампаний Барака Обамы и в 2008, и в 2012 годах. На внешнеполитической арене США, добиваясь определенных тактических успехов («арабская весна» на Ближнем Востоке, победа «евромайдана» на Украине, подписание соглашения о Транстихоокеанском партнерстве, смена руководства в ряде стран Латинской Америки), стремительно теряют как стратегический потенциал, так и авторитет «глобального лидера».

«Вашингтонскому обкому» не удалось добиться капитуляции Кремля и отстранения от власти президента РФ Владимира Путина, что почти открыто объявлялось одной из главных целей внешней политики в течение 2014-2015 годов (в данной связи можно вспомнить печально известную «триаду Обамы»: терроризм, лихорадка Эбола, Россия, — которую затем госсекретарю Керрри пришлось списывать на «изменившиеся обстоятельства»). Более того, 44-й президент США продемонстрировал свою полную безответственность в качестве политического лидера, сначала заявив о «разорванной в клочья», благодаря санкциям и низким ценам на энергоносители, экономике России, а затем признав необходимость договариваться с «командой Путина» по всему спектру внешнеполитических проблем, включая Сирию и Украину.

На этом фоне параллельно происходил настоящий взлёт Китайской Народной Республики, ставшей не только крупнейшей экономикой мира уже по итогам 2014 года, но и получившей де-факто статус глобальной сверхдержавы, в том числе — за счёт создания китайско-российского стратегического союза. Когда председатель КНР Си Цзиньпин на праздновании 70-летия Победы в Москве заявил, что Китай и Россия будут выступать на международной арене «рука об руку и плечом к плечу», эта позиция двух крупнейших и сильнейших государств Евразии, поддержанная такими структурами, как ШОС и БРИКС, де-факто стала смертным приговором почти двадцатилетней безраздельной гегемонии США. Чтобы спасти свою «империю доллара» от неминуемого быстрого краха, «вашингтонскому обкому», несмотря ни на что, пришлось пойти на серьёзные уступки и по статусу юаня, и по реформе МВФ. В результате Китай не только стал крупнейшим внешнеторговым партнером Америки, но и получил рекордный профицитный экспортно-импортный баланс: 342,6 млрд. долл. в 2014 году и 273,5 млрд. долл. за 9 месяцев 2015 года.

Всё это «наследие Обамы» по идее должно было бы привести к безусловному поражению любого кандидата от Демократической партии, включая Хиллари Клинтон, на выборах 2016 года. Тем более, что на ней «висит» не только гибель американского посла в Ливии Кристофера Стивенса 11 сентября 2012 года, но и статус «экс-первой леди Америки». Американцы попросту устали «выбирать между Клинтонами и Бушами», а в президентской гонке 2016 года, помимо Хиллари Клинтон, участвует и Джеб Буш в качестве «официального» фаворита республиканцев.

Видимо, с целью преодолеть эту ситуацию политического цугцванга, американские масс-медиа, словно по команде, начали «форсить» фигуру Дональда Трампа, успешного бизнесмена-миллиардера и шоумена, но дотоле — политического игрока второго плана. Трамп, при полной их поддержке, начал менять направление и русло политического мейнстрима, очень далеко выходя за жесткие рамки традиционной «политкорректности». Многие его заявления: в частности, о необходимости запретить въезд в Соединенные Штаты мусульман и наладить отношения с Россией и её президентом Владимиром Путиным, которых в США в течение нескольких лет изображали безусловной «империей зла», — вызывали острую и болезненную реакцию со стороны всех его оппонентов как внутрипартийных, республиканских, так и демократических. Тем не менее, даже после этих эскапад кандидатуру Трампа, согласно данным социологических опросов, поддерживают свыше 40% республиканских избирателей, в то время как у его основных конкурентов уровень поддержки вдвое, а то и втрое ниже.

«Фактор Трампа» специально отметил и российский президент: «Он говорит, что хочет перейти к другому, более плотному, уровню отношений. Разве мы можем это не приветствовать? Конечно, мы это приветствуем… Не наше дело определять его (Трампа) достоинства, но он абсолютный лидер президентской гонки… Он яркий человек, талантливый, без всяких сомнений». Реакция Трампа на эти слова была моментальной и положительной: «Всегда большая честь получить комплимент от человека, которого уважают не только в своей стране, но и за её пределами… Он (Путин) управляет своей страной. И он хотя бы лидер, а у нас в стране такого нет».

В этом «обмене любезностями на высшем уровне» западные масс-медиа, не говоря уже про политических оппонентов Дональда Трампа, мгновенно и единогласно разглядели очередной «хитрый план Путина»: ввергнуть Соединенные Штаты в хаос путем избрания президентом «авторитарного радикала», способного расколоть американское общество.

Подобная мгновенная «смена фронта» явно неслучайна и даёт дополнительные аргументы в пользу того, что Трамп изначально выдвигался в президенты в качестве «троянского коня», способного расколоть недовольный результатами «эпохи Обамы» американский электорат и, тем самым, помочь избранию демократического кандидата, то есть Хиллари Клинтон. Данный сценарий является хрестоматийным для американской политики с 1912 года, когда Теодор Рузвельт, выиграв «праймериз» Республиканской партии, тем не менее, не получил поддержки на её конвенте, который высказался в пользу Уильяма Тафта, после чего стал кандидатом «третьей силы» (Прогрессивной партии), и этот раскол стал одной из основных причин победы демократа Вудро Вильсона. Если 104 года спустя республиканцы наступят на те же самые грабли в случае с Дональдом Трампом, это будет означать только то, что «история ничему не учит — она лишь наказывает за невыученные уроки». Впрочем, как заметил Владимир Путин на своей пресс-конференции: «В любом случае, кто бы это ни был, мы готовы и хотим развивать свои отношения с Соединёнными Штатами… Мы открыты и будем работать с любым президентом, за которого проголосует американский народ».

Источник

Фото Cont

Рейтинг: 0

Новости партнёров:

shadow
shadow

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован.