shadow

Террор экспортного образца

Смогут ли радикальные исламисты перенести ближневосточную войну на улицы российских городов


shadow

Правоохранительные органы в Москве предотвратили крупный теракт. Возможно, террористы из «Исламского государства» * таким образом решили ответить на успешную военную операцию нашей авиации в Сирии. Сегодня уже очевидно, что Россия всерьез вступила в войну с терроризмом. Но сможем ли мы избежать ответных ударов, направленных, как правило, против обычных граждан?

В воскресенье в доме в Стрельбищенском переулке было задержано 15 человек. Сам штурм квартиры занял несколько минут, но перед ним пришлось эвакуировать свыше 120 жителей дома и отключить газ. В результате спецоперации была изъята самодельная бомба, по мощности эквивалентная пяти килограммам тротила. Как сообщили в ФСБ, некоторые из задержанных прошли специальное обучение в лагерях боевиков «Исламского государства» на Ближнем Востоке. В Москве они планировали устроить подрыв в метро или крупном торговом центре.

Россияне очень хорошо знают, что такое террористические атаки на людные места. Все помнят взрывы домов в Москве, взрывы в людных местах в разных городах России, захват в заложники зрителей мюзикла «Норд-Ост» и школьников в Беслане. В конце «двухтысячных» — начале «десятых» основная активность террористического подполья была перенесена на Северный Кавказ. Чуть ли не ежедневно поступали сообщения об убийстве полицейских, судей, чиновников, о проведении контртеррористических операций. Но к 2015 году бандитское подполье явно выдохлось.

Сейчас становится понятно, что нашей стране стоит ожидать новых угроз. Главари «Исламского государства» уже призвали к войне с Россией. И это неудивительно. Воздушные операции нашей армии позволили сирийским правительственным войскам перейти в наступление. Не стоит забывать, что около двух тысяч наших граждан сегодня воюют на стороне ИГ. Как видим, некоторые из них уже начали возвращаться, и именно для совершения терактов. Не исключено, что в России могут появиться и террористы из других государств, в том числе с Ближнего Востока.

Правда, наивно было бы предполагать, что, не участвуй мы в сирийских событиях, нам бы ничего не грозило. Об этом справедливо в интервью сказал президент России Владимир Путин: «Когда принимал решение по активным действиям против международных террористических банд после нападения на Дагестан, мне тоже очень многие говорили: нельзя этого делать, нельзя того делать, пятого, раздесятого — ничего нельзя. Потому что есть опасность, что террористы то сделают, это сделают. Я пришёл к убеждению, что если бояться, что они что-то будут делать, то они обязательно это сделают… И если бы мы позволили, извините за моветон, „схомячить“ Сирию, то вот эти тысячи людей, которые там сейчас бегают с автоматами Калашникова, оказались бы на нашей территории. А так мы, во всяком случае, на дальних подступах поможем президенту Асаду с ними бороться».

Тем не менее, открытым остается вопрос, сможем ли мы избежать террористической угрозы?

Специалист по антитеррору профессор МГИМО Евгений Никитенко считает, что это под силу нашим правоохранительным органам и нашему обществу:

— В городе Москве создана и хорошо функционирует система антитеррористической защиты людей. Эта система позволяла раньше и позволяет сегодня, как показали последние события, своевременно превентивно предупреждать удары со стороны террористов. У нас хорошо работает профилактика и предупреждение.

Стоит помнить, что больше всего в Москве террористы боятся самих москвичей. Необходимо, чтобы мэрия города усилила работу с жителями, специалистами. Надо более тщательно следить за незаконно проживающими.

Сейчас может действовать одна формула. Мы ведем по-настоящему священную войну с «Исламским государством». И эту войну ведем мы все. К угрозе терроризма именно так и нужно относиться.

 — Хорошо ли защищены как Москва другие города России?

— В принципе, у нас во всех городах создана хорошая антитеррористическая система. Есть контртеррористические штабы, где работают профессионалы. Сейчас важно защитить в первую очередь крупные города и крупные промышленные центры.

Все методы предупреждения терактов, которые применимы для Москвы, должны работать и в провинции. Сама по себе система создана. Надо только ее постоянно отшлифовывать и совершенствовать.

Генерал-майор ФСБ в отставке, член Совета по внешней и оборонной политике России Александр Михайлов настроен не так оптимистично, но полагает проблему вполне решаемой:

— Сейчас нам необходимо принципиально перестраивать работу по предупреждению террористических актов. Сегодня мы сталкиваемся уже не только со своим террористическим подпольем, но и террористами, которые попадают к нам в страну из-за рубежа. И это — очень серьезная проблема. Она носит не только какой-то этнический оттенок, но и специфический языковой характер. Значительная часть представителей предполагаемых террористических групп говорят на своих языках, своих особых диалектах. Даже если террористы попадут в поле зрения наших специальных служб, их будет очень тяжело контролировать.

В принципе, мы готовы к отражению террористической угрозы. За многие годы, прошедшие после первой и второй кампаний в Чечне, мы выстроили свои системы антитеррора. Тем не менее, сегодня требуется очень серьезная корректировка работы, ведь уже имеем дело с представителями других государств. Конечно, есть определенные ресурсы в плане миграционного контроля. Но духовенство боевиков объявило нам «джихад», а потому надо быть более бдительным.

Бдительными должны быть не только сотрудники правоохранительных органов, но и обычные граждане. Члены террористического подполья где-то живут, где-то снимают квартиры, где-то собираются, и на подобные подозрительные вещи надо обращать внимание. Конечно, должно быть очень активное взаимодействие общества и правоохранительной системы.

— Как много времени потребуется на перестройку работы спецслужб и правоохранителей?

— Всё зависит от того, как перестраивать эту работу. Прежде всего, нужно иметь свои источники в среде потенциальных террористов. Но здесь мы имеем очень серьезный языковой барьер.

Я думаю, что наши правоохранительные органы справятся со всеми сложностями. Если общество будет помогать спецслужбам, то мы увидим положительные результаты и избежим трагических последствий.

 — Какую активность в нашей стране может потенциально развить «Исламское государство»?

— Всё зависит от деятельности наших правоохранителей. Мы понимаем, что для совершения террористического акта нужны не только исполнители. Нужны еще взрывчатка, компоненты бомб, детонаторы. С этими вещами террористы не могут переместиться через границу, значит, взрывчатку надо приобрести на территории России. Поэтому сегодня должен быть ужесточен контроль за оборотом оружия и взрывчатых веществ. Это очень сложный вопрос. За последнее время мы несколько утратили контроль за оборотом взрывчатых веществ и боеприпасов. К сожалению, компоненты для бомб сегодня приобрести не так уж и сложно.

Надо усилить внимание к этой проблеме. Как только человек проявляет интерес к приобретению взрывчатых веществ, правоохранительные органы должны получать этот серьезный сигнал.

Перестройка работы правоохранительных органов — процесс не одного дня. На мой взгляд, самая сложная задача — преодоление языкового барьера. Без общения очень сложно обнаруживать предпосылки терактов.

 — Может ли ИГ создать на нашей территории разветвленные структуры?

— Главная проблема состоит в том, что появился некий тренд на участие в деятельности «Исламского государства». Для определенной части радикально настроенной молодежи это стало некоей модой.

Могут быть организованные террористические атаки, которые планируются единым центром. Но могут быть теракты, которые осуществляются террористами-одиночками. И вот планы последних разоблачать очень сложно. Лично меня это тревожит больше всего.

К сожалению, мы должны сказать, что значительная часть террористических актов, которые были в Российской Федерации, не планировались в каких-то крупных центрах. Это были акты индивидуального террора.

Сейчас на опасность, исходящую непосредственно от «Исламского государства», наслаивается и субъективная угроза. По сути, мы видим некоторое повторение ситуации конца XIX века, когда молодежь, никак не связанная с террористическими организациями, устраивала покушения на государственных служащих. Предотвращать такие преступления было очень тяжело. Если сегодня мы увидим развитие террористической активности в этом направлении, то бороться с ней будет очень тяжело. Трудно выявлять планы одиночек, если рядом с ними нет специальных информаторов.


* — «Исламское государство» решением Верховного суда РФ от 29 декабря 2014 года было признанно террористической организацией, ее деятельность на территории Росси запрещена.

Источник

Фото ТАСС

Рейтинг: 0

Новости партнёров:

shadow
shadow

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован.