shadow

Разбор полетов: Как начиналась буржуазная Россия


shadow

Сейчас очень модно хвалить или ругать нынешнее время. Это зависит от политических симпатий. Также модно сравнивать нынешнюю Россию с периодом 90-х. Однако мало кто помнит, как на самом деле начиналась современная буржуазная Россия. В начале 90-х годов жажда наживы овладела практически всем российским обществом, что и обеспечило относительно бескровную победу буржуазной революции в России. Одним из ключевых слов тех времен была приватизация, интерес к ней подогревался знаменитым высказыванием Анатолия Чубайса, что в светлом капиталистическом завтра один ваучер будет равен стоимости двух автомобилей «Волга», которые, если кто помнит, были синонимами богатства и благополучия в советское время.

Период приватизации начала 90-х совпал с гиперинфляцией, которая достигала нескольких десятков процентов в месяц, и периодами резкого падения курса рубля. Соответственно, даже не особо активные в плане личной инициативы граждане проявляли значительный интерес к частным инвестициям. В большинстве случаев данный опыт оказался печальным. До сих пор многие вспоминают МММ и прочие финансовые пирамиды, многие вложили свои денежные средства и ваучеры в чековые инвестиционные фонды, которые, как заявили в то лихое время наши реформаторы, не сработали.

Конечно, некоторым из ЧИФов удалось избежать воровства и вывода активов, в итоге некоторые пайщики дождались выхода стоимости активов на адекватный уровень и смогли продать свои паи. Однако многие россияне уже навсегда забыли о своих инвестициях в ЧИФы. В начале 90-х также существовал своеобразный сегмент фондового рынка, на котором обращалось небольшое число популярных тогда бумаг — «Гермес Союз», «Концерн Гермес», AVVA, «Олби-Дипломат» и. т. д. Торговля ими осуществлялась на тюменско-московской бирже «Гермес», которая представляла собой очень интересное заведение.

Здание было разделено на два основных помещения. Первое — непосредственно «биржа», которая представляла из себя электронное табло, на левой панели отображались котировки на покупку, а на правой — котировки на продажу. Торги вел очень вежливый ведущий, который фактически сводил покупателя и продавца. Перед ведущим располагались многоярусные ряды сплошных скамеек и столов, как в студенческих поточных аудиториях, на которых собственно и располагались покупатели и продавцы.

Последний ярус был намного больше по размеру, там находились мини-офисы «наиболее уважаемых» инвестиционных компаний, причем все они с целью налоговой оптимизации были зарегистрированы в Калмыкии или Ингушетии. Во время торгов в мини-офисах на столе у брокера или генерального директора инвестиционной компании одновременно могли лежать не только финансовые документы, но и крупная сумма в валюте, мясная нарезка, бутылка водки или коньяка, а иногда и огнестрельное оружие. Все расчеты осуществлялись за наличные, часто в валюте, при этом лозунг «долги отдают только трусы» тогда был часто в моде. При этом это был относительно ликвидный рынок, на котором были относительно небольшие спрэды, разница между покупкой и продажей, и на котором в принципе можно было купить или продать практически любой объем известных бумаг.

Забавно, что о регистрации сделок в реестре акционеров тогда никто не думал, я даже не уверен, что эти реестры реально были у компаний. Часть акций были на предъявителя, а часть переуступались через осуществление передаточной надписи, как на именных векселях. Основной риск при расчетах был связан с валютой, самого Бог миловал, но слышал много историй о фальшивых долларах.

Однако не менее важную роль в бизнесе того времени играло второе помещение, которое некоторые участники рынка просто называли «столом». В нем действительно находились столики, за которыми сидели миловидные девушки, которые осуществляли покупку/продажу акций у рядовых россиян. Именно стол обеспечивал основную рентабельность бизнеса, так как цена покупки акций у рядовых россиян была в 2-3 ниже, а продажи в 2-3 раза выше, чем на «бирже». И если кто-то думает, что это касалось только бабушек с одним ваучером, он сильно ошибается, иногда приходили господа с десятками тысяч долларов. Проблема в том, что они буквально не доходили до «биржи», попадая в крепкие руки милых девушек, которые осуществляли свои операции. Девушки, кстати, тоже зарабатывали неплохо, обычно спуская заработанную сумму в ту же ночь в только появившихся ночных ресторанах и клубах.

Конечно, наиболее упертые граждане в редких случаях доходили до «биржи» и в принципе могли даже продать свой пакет или купить акции на торгах, заплатив 1-2% комиссии брокеру. Однако такой клиент не выгоден, кому нужны 1-2%, когда стол давал 200%. Впрочем, с упертыми гражданами также можно было провернуть какую-либо шутку. Так, один мой знакомый впарил одному господину партию билетов МММ на $20 тыс. уже после краха финансовой пирамиды. Сергей Мавроди избирался в Государственную Думу, и он убедил этого персонажа, что Сергей Мавроди будущий президент России. Двадцать тонн грина очень неплохие деньги в то время, и спустя два дня к нему в офис заявилась супруга данного господина. Пришлось вызывать охрану.

Особо следует сказать о дивидендах тех времен. Приватизированные предприятия их практически не платили. Это и понятно, в стране, где ВВП и промышленное производство в реальном выражении упали примерно в два раза, о каких дивидендах приватизированных предприятий можно было говорить. Хорошие дивиденды за счет высокой процентной маржи платили коммерческие банки, некоторые ежеквартально, что было особенно приятно в период высокой инфляции. Получать банковские дивиденды было просто, достаточно было просто открыть в том же банке обычный счет. Кстати, практически к тому времени относится и первое политическое банкротство «голубой фишки» российского рынка. «Юкос» отнюдь не был первым. Считается, что за финансовую поддержку оппозиции на президентских выборах 1996 года был разорен «Тверьуниверсалбанк».

Однако очень привлекательные дивиденды выплачивали и новые компании, которые торговались на тюменско-московской бирже «Гермес». Более того, компании заявляли о ежемесячной индексации дивидендов на размер инфляции. Однако это опять-таки был трюк для привлечения доверчивых граждан. Формально дивиденды выплачивались. Однако работал принцип узкого горла. То есть на всю Москву, а может и Россию, они выплачивались только в одном месте. Толпы наивных людей поселялись около этого места, постоянно отмечаясь в вечной очереди, но в итоге не получали денег. Впрочем, был и другой очень скользкий путь. Дивиденды можно было получить через бандитов, которые имели вход с черного хода, и за 10-30% комиссионных могли окэшить фактически любую крупную сумму любого брокера или частного инвестора. Автор данных строк сам и очень успешно обращался к их услугам.

Вместе с тем, эта реальность быстро закончилась, как известно, с завершением приватизации в целом закончилась и гиперинфляция. Российское правительство решило вопрос инфляции путем резкого сжатия денежной массы или, выражаясь простым языком, просто прекратило людям платить зарплату. Снижение инфляции и ввод валютного коридора привели к знаменитому кризису рынка межбанковских кредитов в августе 1995 года, который закончился банкротством ряда крупных финансовых институтов. В стране установилась экономика неплатежей, а реальные деньги концентрировались на рынке ГКО и в пределах Садового кольца. Олигархи начали плотно заниматься собственностью, которая была получена за поддержку действующего президента на залоговых аукционах. А сексуальная революция и доступность легких наркотиков неожиданно и, вероятно, навсегда в России связали в противоречивый клубок прекрасный пол, «любовь» и жажду наживы. Автор этих строк ушел заниматься экономической безопасностью, иногда немного поигрывая на рынке акций. Некоторые его знакомые ушли из финансовой сферы и стали заниматься захватом предприятий и в итоге стали успешными, богатыми, счастливыми или мертвыми.

Летом 1995 года окончательно умер рынок акций AVVA, «Гермеса» и прочих компаний, а кризис МБК больно ударил по рынку банковских акций, данный сегмент восстановился лишь в 1997 году. Российский фондовый рынок или рынок акций приватизированных предприятий реально заработал летом 1995 года и превратился со знаменитого ельцинского предвыборного ралли 1996 года в полноценный emerging market, где полностью доминировали средства нерезидентов, и росло все и всегда, в том числе компании, где по году не платили зарплату рабочим.

В России появились серьезные брокеры, которые обслуживали серьезных клиентов из числа нерезидентов, олигархов и приближенных к власти чиновников, нефтяников и силовиков. При этом стандартная сделка в торговой системе составляла несколько сотен тысяч долларов, что сделало российский фондовый рынок недоступным для рядовых россиян. Один важный российский чиновник даже публично заявил, что рынок акций не для простых людей, для частных инвесторов у нас только ПИФы. Некоторые инвестиционные компании, правда, устраивали для рядовых россиян фондовые магазины, которые работали с небольшими суммами и покупали акции на 30% дешевле, а продавали на 30% дороже рынка. О том, чтобы купить «Финансовые известия» или «Коммерсант» и узнать реальные котировки граждане додуматься не могли. А про интернет они тогда вообще не знали, пару раз принимая автора данных строк за олигарха только потому, что у него был нормальный мобильный телефон.

Как известно, все это закончилась обвалом из-за азиатского кризиса 1997-1998 гг. Финалом обвала стал знаменитый дефолт 98 года, обвал индекса РТС практически до нуля. В результате произошла смена экономического и политического курса. А финансовый рынок стал рождаться заново, но это уже другая история.

Разуваев Александр
директор аналитического департамента
ГК «Альпари»
Источник

0

Новости партнёров:

shadow
shadow

Добавить комментарий

Войти без регистрации: