shadow

Владимир Познер: бескомпромиссный мастер компромиссов


shadow

vladimir-pozner-beskompromissnyy-876-482429
Над российским журналистским корпусом нависла страшная угроза. Того гляди, дружными колоннами местная пресса начнет покидать свои уютные редакции. Во всяком случае именно об этом мечтает маститый журналист Владимир Познер, как он заявил в передаче «Собчак живьем» на телеканале «Дождь».


Рассуждая о свободе слова в России, телеведущий признался: «Надеюсь, что доживу до момента, когда российским журналистам, предавшим свою профессию, придется уйти». По словам Владимира Познера, предательство профессии заключается в том, что вместо объективной подачи информации наши СМИ занимаются пропагандой, замалчивая факты, неугодные Кремлю, и безоговорочно оправдывая его политику. В общем, стандартный набор упреков, которые мы часто слышим от критиков, заверяющих, что в России свободы слова нет, зато есть тотальная цензура и оголтелая пропаганда.

С последней, столь сильно осуждаемой Владимиром Познером, телеведущий знаком не по наслышке, в чем сам, не без кокетства, признается: «Это грех, что я был пропагандистом. Я врал, иногда осознанно. Признаю. Я долго был пропагандистом на иновещании. Когда ушел, пообещал себе, что не буду служить никакому государству». Имеется, стало быть, за плечами опыт, но теперь-то ни-ни.

Владимира Познера часто называют мастером компромиссов. Эту тему он также обсуждал с Ксенией Собчак. Со слов телеведущего следует, что есть компромиссы, которые можно приравнять к предательству собственных принципов, и они недопустимы, а есть уступки, на которые стоит идти ради более высоких целей. Вот эта бескомпромиссность, чередующаяся с компромиссами, похоже, является фундаментом системы ценностей Владимира Познера. Смотрите сами.

Возможность оценить свою собственную деятельность он великодушно предоставляет истории. Коллег же Владимир Владимирович берется судить единолично.

Во втором шансе журналистам, которые, по мнению Познера, занимаются пропагандой, он бескомпромиссно отказывает. Однако готов идти на уступки, чтобы передача, приносящая ему деньги и славу, продолжала исправно выходить.

Телеведущий бескомпромиссно критикует «Первый канал» за сюжет о распятом мальчике, при этом в приемлемые для Познера компромиссы попадает умалчивание зверств украинских карателей, сжигающих людей заживо, убивающих матерей вместе с детьми.

Владимир Владимирович без всяких компромиссов настаивает, что свободы слова в России нет, но готов идти на уступки, оценивая ее состояние на Западе.

В тамошней прессе, рассказывал Познер в более давнем своем интервью, представлены разные точки зрения: «Это правда, что деньги решают все, но опять-таки это разные деньги, а не одни. И не одна политическая точка зрения. Нечего путать. Люди, которые говорят это, они циники и лгуны».

Ну разумеется. О беспристрастности и свободе западной прессы слагаются легенды. Причем именно легенды, так как на деле все обстоит несколько иначе. На проекте «Руксперт» есть дивная подборка конкретных примеров того, как «вольно» дышится иностранным журналистам.

Вот только некоторые и только за последний год. Весной 2014 года выдвинут законопроект, обязывающий американские СМИ, вещающие за рубежом, придерживаться риторики Вашингтона, и между объективностью и лояльностью стране выбирать исключительно последнюю.

Журналистов, освещающих пресс-конференции Барака Обамы, заставляют заранее согласовывать свои вопросы с пресс-секретарем Белого дома. Одновременно с этим американское правительство прямо запрещает чиновникам США общаться со СМИ.

Ярко иллюстрирует хваленую западную свободу слова и тот факт, что минувшим летом сотрудники аж 38 объединений американской прессы жаловались своему президенту на «политически мотивированный зажим новостной информации».

В прошлом месяце телеканал CNN вырезал «неприятные» для Вашингтона моменты из интервью с ведущей Russia Today вопреки своим предшествующим обещаниям этого не делать.

Журналистов, освещавших первые беспорядки в Фергюсоне, банально арестовывали. Да и загадочных смертей среди независимых акул пера из США тоже хватает.

И вот эту свободу слова противопоставляют российской. В то время, как у нас спокойно работают не только многочисленные порталы либеральной направленности, но и откровенно прозападные средства массовой информации, вроде того же «Дождя», «Эха Москвы» и так далее. Да и программа Владимира Познера, выходящая в эфир, напомним, на федеральном канале, не сказать, что изобилует восхвалениями кремлевского курса. Телеведущий и сам не смог упрекнуть «Первый канал» в каком-то давлении или цензуре. По словам Познера в интервью Ксении Собчак, за шесть с лишним лет, что выходит программа, лишь трижды у него возникали претензии к действиям телеканала.

Зато он легко приводит примеры ограничения американской свободы слова, которую, тем не менее, последовательно расхваливает. Это увольнение и Джона Альберта, рассказавшего, как американские бомбы убивают мирное население в Ираке, и Билла Мэйера, критиковавшего в эфире бомбардировки Афганистана, и Фила Донахью, с которым Владимир Познер когда-то работал, тоже, кстати, пострадав при этом от цензуры США.

«Нам было сказано, что руководство готово продлить его (контракт — Авт.), но при условии, что оно будет контролировать содержание наших передач, определять, кто наши гости и какую тематику для разговора мы выбираем. Мы отказались, сказав, что это называется цензура. На что Эйлс ответствовал, что ему безразлично, как мы это называем. Наш контракт не был возобновлён и наша высокорейтинговая программа «Познер и Донахью» просто тихо исчезла. Показательно, что не было никаких комментариев не только со стороны наших коллег с телевидения, но и в газетах», — делится воспоминаниями телеведущий.

И все равно, несмотря на все вышеперечисленные примеры, Владимир Познер настаивает, что свободы слова нет именно в России. А может это потому, что он сейчас здесь работает? Смотрите, какое удивительное дело. Где бы Познер не трудился в качестве журналиста, всюду-то его подвергали цензуре. Сначала тоталитарный Советский Союз заставлял нести на Запад пропаганду. На Западе тоже не вышло — опять та же цензура, закрыли передачу. Теперь, вот, в России кровавая гэбня слова лишнего сказать не дает. А может, все не так уж страшно на самом деле? Может, Владимир Познер хает российскую прессу по каким-то иным причинам? Например, из-за своего отношения к стране, в которой живет и зарабатывает. Давайте вспомним его слова о цензуре, компромиссах и России из интервью пятилетней давности: «Если завтра мне скажут, что я должен делать что-то такое, что абсолютно противоречит моим принципам, я в этот же момент уйду с телевидения. Да, я люблю работу на ТВ, умею это делать и получаю от этого удовольствие, но не за счет того, что я утром захотел плюнуть в собственную морду. Я не Малахов, не Ксения Собчак — я серьезный человек. Но когда ко мне подходят на улице люди и говорят добрые слова, мне очень приятно. Но если мне не дадут работать на ТВ, я тут же уеду. В России меня держит только моя работа. Я не русский человек, это не моя родина, я здесь не вырос, я не чувствую себя здесь полностью дома — и от этого очень страдаю. Я чувствую в России себя чужим. И если у меня нет работы, я поеду туда, где чувствую себя дома. Скорее всего я уеду во Францию. Я не считаю эти улицы для себя своими. Своими для себя я считаю парижские улицы. Вот недавно я был в Париже и чувствовал там себя абсолютно счастливым».

И такие люди, которым наплевать на Россию, и более того, которым она чужда, пафосно рассуждают из телевизора, как сделать нашу страну лучше, смакуя ее нынешние несовершенства.

Может, ну его, Владимир Владимирович? Раз все здесь так погано, да сплошная цензура, не пришло ли время и вправду плюнуть и уехать в любимый Вами Париж? Сидеть под клетчатым пледом в кресле-качалке, покусывая круассан, лучше, чем сокрушаться по надуманным поводам. Целее будут нервы и у вас, и у телезрителей.
Источник


Новости партнёров:

shadow
shadow

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *