shadow

Теряемые возможности сопротивления Новороссии


shadow

Удивительно, но всё восстание Юго-Востока было построено на абсолютной уверенности в том, что РФ обязательно вмешается и введёт войска, если войска украинской хунты начнёт массовые убийства гражданского населения. Прошло три месяца, истребление населения только усиливается, военные преступления киевской хунты уже набрали не на один трибунал, укроармия регулярно обстреливает территорию РФ, а Кремль только выражает недоумение и озабоченность.

Уже даже совсем упоротым сторонникам «хитрого плана Путина» начинает приходить в голову, что тут что-то не так и эрэфовские компрадоры совершенно очевидно сливают восставшие Луганск и Донецк. Но речь не об этом, а о том, что Новороссия оказалась практически один на один с 35-миллионным фашистским государством, которого открыто поддерживает Запад. Соотношение сил Новороссии и нацистской Украины просто несопоставимое, в технике оно почти асболютное — танки, авиация, фактически бесконечные запасы боеприпасов, огромное превосходство в мобилизационном потенциале и так далее.



Но Новороссия держится за счёт высокого боевого духа и умения ополченцев, знания местности и умелого военного руководства. Очень важным фактором является и крайне низкое качество украинской армии — низкий боевой дух, непрофессионализм на всех уровнях. Укроармия это, несмотря на всю доставшуюся советскую технику, это опереточная армия чрезвычайно коррумпированного несостоявшегося государства третьего мира со всеми свойственными ей болезнями. Ситуацию пока не могут переломить не западные наёмники, не нацистские заградотряды, ни наркотики, периодически выдаваемые солдатам.

Казалось бы, вот он неплохой шанс на победу, руководству Новороссии надо сконцентрировать все силы для достижения этой цели, но именно этого и не происходит. Весьма большой потенциал Луганской и Донецкой республик не используется и близко.

Даже указ о мобилизации стратегических ресурсов был выпущен почти через месяц после прибытия Стрелкова с подразделениями в Донецк. Мирные жители республик сами по себе, ополченцы сами по себе и все живут своей жизнью. Это кажется диким, но это реальные картины — тысячи горожан-хомячков, вышедшие на пляжи, а в десятке километров идёт бойня, стреляют «Грады», гранатомётчики с устаревшими «мухами» ведут смертельный бой с прорвавшимися укрофашисткими танками, работает штурмовая авиация, прорываются бронегруппы, а их «отрабатывают» прострелянные по многу раз легковушки с установленными пулемётами — «шахидмобили» ополченцев.

Ополченцы стараются не напрягать обывателя, боясь побеспокоить его привычную уютную жизнь. В результате получается, что выводит обывателя из сонного состояния прилетевшие в окно снаряды украинских фашистов. От реальности не уйдёшь. Никакой тотальной мобилизации народа на достижение победы не то что не проводится, этот вопрос даже не ставится. Поэтому нет ни массовой пропаганды, ни военной подготовки, ни организации промышленности, ни объединения общества в единый организм, спаянный единой целью — борьбой за жизнь и победой.

Никто не организует население на инженерные работы в городах, хотя это в его же интересах — строить бомбоубежища, укреплять подвалы, создавать службы гражданской обороны. Да хоть перекрытых щелей вдоль дорог и тротуаров, если до создания блиндажей и более серьёзных убежищ не доросли, и проведите ликбез населению, чтобы люди знали где и как прятаться при обстреле и что делать. Одно это резко уменьшило бы жертвы среди жителей. Нет, никто даже не чешется.

Не хотите проводить мобилизацию населения в боевые части, так проводите её хотя бы в инженерные и вспомогательные! Но ничего не делается. В Великую Отечественную повсюду проводилась массовая мобилизация горожан на строительство оборонительных сооружений, которые во многих случаях сыграли весьма большую роль, даже там, где фашистам удавалось захватывать города, инженерные сооружения замедляли продвижение противника и резко уменьшали потери среди личного состава РККА. Оборонительные пояса Москвы, Тулы и Ленинграда вермахту вообще не удалось предолеть. Даже в современной гражданской войне в Сирии исламисты широко используют местных жителей для строительства оборонительных сооружений — баррикад, блок-постов, простые мешки с песком превращают обыкновенные городские кварталы в настоящие крепости-лабиринты, а «шахид-метро» — система подземных ходов делает захваченные исламистами города почти неприступными даже при колоссальном превосходстве сирийской армии в вооружениях. Дарайя, Алеппо, Замалька держатся под два с лишним года и не взяты до сих пор, Хомс держался более года, а сирийские исламисты были вооружены не особо лучше ополченцев Новороссии. Но подземные ходы от нескольких десятков метров, соединяющие соседние дома, до нескольких десятков километров, сильно помогают бороться против весьма сильной сирийской армии. По сети подземных ходов поставляются боеприпасы и продовольствие, подходят подкрепления в полностью окруженные города, оттуда транспортируются раненые. Партизаны регулярно исчезают под землёй из районов зачисток, а затем появляются будто ниоткуда. Исламисты широко используют опыт корейской и вьетнамской войн.

Быть может, используя этот опыт, в Донецке и Луганске, шахтёрских краях, где подземные работы почти стали частью культуры, идёт повсеместное строитьство подземных сооружений? Ничуть, кто-то там строит по-мелочи. Ни о каком едином плане нет и речи. Нет речи даже не о подземных трассах, а об элементарнейших инженерных сооружениях, которых регулярно не оказывается на пути украинских войск, когда те выходят в тыл ополченцам. В одном только Шахтерске было, как минимум, десять тысяч здоровых лбов, которые прятались по подвалам. А что, небольшой отряд ополченцев, приписанный к городу, не мог за неделю или за месяц до этого поставить местным мужикам задачу — раз в неделю отработать на оборонительных работах. Например, набрать десять мешков с землёй. Крепкому мужику это вообще не работа, но за день такого совсем ненапряжного труда в результате получается сто тысяч мешков с землёй для укрепления зданий, чтобы пули БТР не прошивали стены насквозь, для сооружения баррикад и огневых точек внутри зданий и так далее. В той же Сирии боевики, мобилизуя не особо работящее арабское население, укрепляют таким образом за день десятки зданий, полностью закладывая все окна, проходы и укрепляя стены. Потери боевиков сразу падают в разы, а расход боеприпасов сирийской армии растёт на порядок. Но в Новороссии, видимо, особый народ. На эти грабли наступается с удивительной регулярностью, но ничего не меняется уже целый месяц. Наверное, у ополченцев полно людей, которых можно вот так оставлять на смерть? За прошедший месяц Донецк и окружающие города можно было окружить такими же поясами обороны, как и Москву в 1941. Жизни бы укроармии это бы не облегчило совершенно явно. Но никто не сделал почти ни-че-го.

Министр Обороны занимается важными вопросами — ответами в ЖЖ кургинянским провокаторам, стояним в церкви, поцелуями «чудотворных» икон, религиозно-магическеми артефактвами, заказом в РФ на деньги пожертвований нескольких тысяч ватников для войны осенью, но не занимается по-настоящему критически важными вещами — военным производством, мобилизацией населения, строительством оборонительных сооружений и подобные более приличествующими такой должности вещами.

Про то, что надо опираться на свою военную промышленность и свои силы нет и речи.

Новый премьер ДНР очередной раз заявил, что думать о том какой будет экономика Донецкой Республики он даже не собирается, самое главное сейчас — победить, а после победы и будем думать. Мотивы этого желания понятны, но дело в том, что будущего при таком подходе запросто может и не быть.

Ситуация доходит просто до гротескной — Стрелков жалуется, что патронов достаточно, но очень не хватает автоматных рожков. Просто слов нет. Это произностится в одном из самых промышленных регионов бывшего СССР. Какой только промышленности там нет, а элементарной штамповки рожков организовать не в состоянии?

Множество людей просто не идёт в ополчение на почти верную смерть, потому что им попросту нечем воевать с врагом. Выйти с калашом полувековой давности против танков и артиллерии весьма непросто. Но там продолжают чего-то ждать вроде поставки российских вооружений. Но не хватает даже калашей.

Дорогие друзья, у вас практически на всех заводах остались законсервированные со времён СССР линии по производству военного снаряжения на случай войны. Ещё остались специалисты, способные их запустить, обслуживать и передать опыт. Даже там, где этого нет, тяжёлая индустрия способна в кратчайшие сроки освоить производство весьма серьёзных вооружений. Именно поэтому т. Сталин и развивал её в первую очередь.

Одно из самых удивительных — почему не просто не разворачивается военное производство, а даже не ставится такой задачи? Ведь армии Новоросии катастрофически не хватает оружия, не так ли? Почему этим не занимались всякие Пушилины, понятно — ДНР готовилась к сливу. Но почему этим не занимаются нынешние власти, ведь всякая самоназначившаяся шваль из ахметовских «шестёрок», захватившая руководство в ДНР уже разбежалась при приходе бригады Стрлекова уже месяц как? Почему вначале этим не занимался Болотов, тоже понятно — он близоруко понадеялся на обещания Путина защитить русских на Украине. Но то, что Путин и Кремль предали Новороссию и русских это очевидно даже слепцу уже месяца два как. Однако ничего не делается до сих пор. Господа руководители, возможно, обосновывают своё профессиональное бездействие в этой области тем, что мол сейчас критический момент, не до того, враг наступает на очередной город и главное сейчас отбиться… Но критические ситуации там возникают буквально через день и с таким подходом будут возникать всё чаще. Ведь если бы пошевелились хотя бы две недели назад, то на защиту городов уже выходили бы первые новые отряды, вооруженные новым оружием, а ещё через месяц они были бы уже опытными бойцами. Но всего этого нет и можно до бесконечности (то есть до поражения) утешать себя тем, что сейчас не время и месяц слишком долго, а через месяц говорить то же самое опять.

Не делаются даже самые элементарные вещи, которые чеченские или арабские боевики делали чуть ли не в подвалах, куда перетаскивали оборудование из разгромленных заводов.

Освоить производство тех же миномётов на мощных механических заводах Донецкой или Луганской республик вообще не представляет особой сложности. Миномёт — просто гладкостенная стальная труба с примитивной наводкой и сменяемым остриём внизу, о который накалывается спускаемая в ствол мина. Ополченцы постоянно жалуются, что у них на подразделение пара 120-мм миномётов и три-четыре 82-мм.

3р_1

миномёт «Поднос» обр. 1983 г.

3р_2

Мало чем отличающийся от него миномёт обр. 1937 г.

Во время Войны их производили даже в механических мастерских. Полудикие сирийские боевики клепают их вообще в автомобильных мастерских и вполне себе воюют, хоть и продукция и выглядит непрезентабельно. Один лишь Ленинград за годы Блокады выпустил свыше 10 тысяч (!) миномётов различных калибров. Здесь же за три месяца войны не сделано вообще ничего и, похоже, руководством Новороссии таких задач даже не ставится, хотя те же миномёты и чуть более сложное вооружение вроде СПГ (Станковый Противотанковый Гранатомёт) — просто стальная труба на треноге с откидным затвором-«воронкой».

3р_3

СПГ-9. Не сверхтехнологии, не так ли?

При производственных мощностях, находящихся в руках Луганской и Донецкой республик такое оружие уже можно было клепать сотнями, так что в каждом взводе было бы по миномёту и безоткатной пушке-СПГ, не говоря уже о специализированных подразделениях. Можно было подготовить сотни расчётов, которые существенно бы усложнили жизнь противника, а взятие многих населённых пунктов укронацистами просто бы не случилось — ополченцам было бы чем дать отпор небольшим бронегруппам. Сотни кочующих миномётов, перевозимые, как в конце Великой Отечественной, на мотоциклах и легковых автомобилях, могли бы серьёзно изводить противника, уменьшая его мобильность, заставляя вкапываться в землю, находиться под постоянным страхом внезапно прилетевшей смерти.

Только в Донецке просто полно крупных работающих ещё советских заводов — машиностроительный завод «Буран», завод Химических Изделий, Машиностроительный завод, завод Рудничного Машиностроения, Электроисточник и т.д. В Луганске сложных механических заводов чуть ли не больше — там и механика, и электротехника, и литейные, и ремонтно-авиационный, и станкостроительные, и чего только нет. По всему Донбассу просто замучаешься перечислять мощнейшие машиностроительные, механические, электротехнические, химические и прочие заводы. Все эти заводы могут производить весьма сложную технику, производство всё ещё серьёзного оружия уровня полувековой давности вообще не должно быть проблемой. Производство миномётных мин и других боеприпасов подобные заводы во времена Великой Отечественной осваивали просто шутя, в качестве дополнительного продукта.

Не выглядит серьёзной проблемой производства систем управления для тех же ПТУР(-С)ов, которых катастрофически не хватает ополчению. Донецкий Точмаш вообще официально производит танковые кумулятивные и различные гаубичные снаряды, то есть задача даже ещё проще — воспроизвести пусть даже отсталые технологии доставки этого заряда к цели далеко несложным ракетным двигателем, который был несложным не просто для СССР конца 50-х годов, а для немцев в 1944 году, когда и был создан первый противотанковый управляемый ракетный снаряд. Уж не создать новое, а хотя бы повторить усиленные советские ПТУРСы полувековой давности для промышленности Новоросии — не самая большая проблема. Невысокая вероятность попадания? Ничего страшного, при своем развернутом промышленном производстве по укроповскому танку или БТР можно будет выпускать хоть по пять, хоть по десять дешёвых и примитивных ПТУР(С)-ов. Одно это отобьёт у фашистких танкистов желание приближаться к позициям ополченцев.

Промышленность Донбасса могла наладить выпуск буквально сотен тысяч пистолет-пулеметов ППШ или его модификаций, что позволило бы вооружить хотя бы этим оружием ополченцев и резервистов, чтобы они не были безоружной жертвой. ППШ было гениальным оружием — все его части, кроме ствола и затвора (и то точного изготовления требовал только ствол, а затвор — грубой фрезировки), изготовлялись простой штамповкой на заводах металлических изделий. Это гениально простое и мощное оружие изготовлялось даже кустарным способом в партизанских отрядах. Его производили по большей части не квалифицированные рабочие, а дети и подростки. Он отлично воевал и в Корее, и во Вьетнаме и до сих пор используется в локальных конфликтах в качестве мощного и простого оружия уличных боёв. Организация производства ППШ на неподготовленном заводе в Войну занимала менее месяца, коробчатых магазинов (которых очень не хватает Стрелкову)  — менее чем за неделю и это ещё с тем, не очень высоким уровнем советского производства, где к началу 30-х страна только выучилась читать и писать, а рабочий с десятилетним опытом был чуть ли не на вес золота.

Не является сверхсложным и создание боеприпасов для гранатомётов — там все известно вдоль и поперек, от точных чертежей, до материалов и технологий. Нет своих специалистов — найди таковых в РФ, это существенно проще, чем организовать массовые поставки вооружений «от Путина».

Но такие задачи, похоже, даже не ставятся.

Химпром Донбасса не просто производит взрывчатку (как на Донецком Казенном заводе Химических Изделий), он производит огромное количество азотных удобрений, например, аммиака, из которого запросто делается аммиачная селитра. Аммиачная селитра, смешанная с дешёвыми или вообще практически ничего не стоящими наполнителями — вроде алюминиевой пудры, древесного или даже опилок представляет собой одно из самых дешёвых, но мощных взрывчатых веществ — аммонал. При масштабах производства аммиачной селитры в Новороссии (завод Стирол способен легко производить до нескольких сот тысяч тонн в месяц) просто удивительно, почему стокилограммовые фугасы не стоят по пять штук на каждом километре дороги хоть асфальтовой, хоть просёлочной — уж кого-кого, а донбассцев не надо учить подземным работам. Чем взрывать дистанционно? Способов много, один из высокотехнологичных — прямо дома, в Донецке. Сделать радиовзрыватели там просто раз плюнуть.

Речь про завод «Топаз» в Новороссии, где успешно производится самое современное вооружение мирового уровня, например, РЛС «Кольчуга».

Однако удары авиации для ополчения и населения городов Юго-Востока до сих пор часто являются сюрпризом. Уникальный комплекс Кольчуга обнаруживает воздушные цели на расстоянии до 800 км, а наземные — до 600, одновременно сопровождая до 200 целей. Специалисты по обучению прямо дома — в Донецке. У Новороссии всё настолько отлично с технической разведкой, что можно пренебречь такой уникальной возможностью? Более того, Кольчугу-М можно использовать для определения координат стреляющей артиллерии. Кольчуга — конкурент РФ-ского комплекса «Зоопарк». Города Новоросии сметает с лица земли укрофашисткая артиллерия, координаты которой обычно определить не могут. Так вот вам, Кольчуга-М. Вычисляй мерзавцев и наноси удар. Желающих порасстреливать беззащитных людей, как на полигоне, у укропов сразу убавится, а у оставшихся желающих жизнь станет сложнее. Просто слов нет. Это, интересно, тупость или предательство?

К слову, Топаз способен производить и разрабатывать множество весьма инетересных современных военных вооружений, особенно в координации с другими заводами Новороссии. Потенциально это — высокоточные корректируемые боеприпасы, радиоуправляемые мины и другие боеприпасы, средства разведки, связи, наблюдения и радиоэлектронной борьбы, в сотрудничестве с авиапредприятиями — беспилотники, в т.ч. дешёвые ударные, а также другие интересные вещи вроде радиовзрывателей для фугасов. Кто-нибудь из руководства ДНР или её армии этим озаботился? Понимаем, у них времени нет, им ватники надо заказывать и перед иконой стоять. Однако, практика показывает, что современное вооружение поражает противника намного эффективнее икон и даже святых мощей. Завод был доведён в «нэзалежной» почти до банкротства, но работники мечтают сохранить уникальное предприятие. Казалось бы, выпусти донецких денег да выдай заводу, пусть производит продукцию для Новороссии. Для того, чтобы скоординировать продукцию и ресурсы одного завода с другими, необходима специальная управленческая структура. Это в любом случае жёсткий государственный контроль военного времени над производимой военной продукцией, который будет осуществлять любое государство, которое хочет жить и побеждать. Такое было в Германии, Англии, США, Японии. Но там был и есть олигархически-корпоративный капитализм, озабоченный прибылью, а в условиях вопроса выживания общества капитализм — весьма затратная и малоэффективная система.

Именно в войнах вырисовалась наиболее подходящая и наиболее эффективная экономическая система для выживания страны в критической ситуации при крайне ограниченных ресурсах — советская модель социализма. Именно она успешно побеждала намного более сильного противника почти весь 20 век. Реальный советский сталинский социализм имел мало общего с идиотским образом «административно-командной системы», уже писал об этом в статьях про сталинское экономическое чудо. Тогда существовал мощнейший кооперативный сектор, а предприятия и директора обладали весьма большой свободой. Но речь сейчас вовсе не о советской системе, в конце концов, можно сделать даже без социализма, но государственный контроль и координация промышленности все равно неизбежны. Иначе смерть. А на Донбассе всё продолжают заигрывать с олигархами и «священной частной собственностью». Только цена этой дури — жизни ополченцев и мирных граждан.

Мы даже не затронули разработку нового, «несимметричного» вооружения, которое может оказаться неожиданно удачным в локальных войнах, как, например тачанки-«шахидмобили». Это могут быть самые разные вещи, например, получившие новую жизнь пневматические миномёты, почти бесшумные и совершенно беспламенные и бездымные, использующие достижения современных технологий. Это могут быть «умные» и дешёвые боеприпасы, различные виды мощных неуправляемых ракет ближнего радиуса действия, различных видов минного и зажигательного оружия  — тот же тяжёлый пехотный огнемет при правильном применении особенно с элементами дистанционного управления весьма неприятная вещь для бронетехники противника,  и так далее. Это просто к примеру. Для отработки этого и есть под руками уникальные возможности мощной промышленности, которые, похоже, пока никто и не думал использовать.

Будем надеяться, что в головах руководителей Новороссии что-то прояснится и они поймут, какие уникальные возможности находятся в их руках — уникальная промышленность, высокообразованное население, уставшее от незалежных клоунов, то есть потенциал создания действительно Новой России.

Также можете посмотреть все новости Украины за сегодня

Источник

0

Новости партнёров:

shadow
shadow

Комментарии

  1. Василий Кедров    

    Полностью и со всеми пунктами согласен — у самого аналогичные мысли.
    Когда говорил с несамыми главными — ответы невразумительные, вроде — сразу завод разнесут. Ребята, да их и так разносят, И точмаш, и стирол, и остальные тоже. Срочно за производство оружия и бп!!!

    0
    1. Евгений    

      Согласен с автором, с ППШ и ПТУР он конечно перегнул,но в общем статья верная.

      0

Добавить комментарий

Войти без регистрации: