shadow

Запас прочности России


shadow

«Сдача» Украины покажет, что мы не способны защитить себя и своих союзников

Гражданская война на Украине, внезапное обострение в зоне нагорно-карабахского конфликта вновь заставили мысленно вернуться к событиям начала-середины девяностых, сравнивая их с сегодняшним днем. Все еще свежо в нашей памяти: распад СССР, все тот же Карабах, Южная Осетия, Абхазия, Приднестровье, Таджикистан. Тогда говорили, что в самой России гражданской войны и развала государство удалось избежать лишь благодаря наличию у нас ядерного оружия. Но ведь у нас была бойня в центре Москвы с сотнями жертв, а потом Чечня. А рядом, в центре Европы, была Югославия, которую раздербанили вовсе по-людоедски.




Впрочем, дело вовсе не в ядерном оружие, ну, или не только в нем. Просто нашу страну тогда еще воспринимали как наследницу сверхдержавы. Нас тогда еще боялись. По привычке, конечно, но еще было за что. Постсоветское пространство тогда еще воспринималось безоговорочно российской зоной влияния. Ну, и были свежи еще заверения о том, что не будет расширения НАТО на восток и т.д.

А потом были Хасавюртовские соглашения и позорная сдача Югославии. Стало ясно, что Россия больше не сверхдержава и даже не серьезный региональный игрок, а так… И пошло по нарастающей – самовольное военное вторжение Запада туда, куда ему заблагорассудится, расширение НАТО, причем за счет уже бывшей советской территории, цветные революции у наших ближайших соседей. Мнение России уже никого не интересовало. И вся патриотическая риторика режима действовала скорее на внутреннего потребителя (электорат), на внешнего она не производила впечатления. До августа 2008-го, когда Москву просто загнали в угол и вынудили дать отпор. Продемонстрировало ли это то, что Россия становится полноценным игроком, с которым надо считаться? Вряд ли. Скорее обратное – Россия для всего западного мира превратилась в опасного врага, которого необходимо было как можно скорее нейтрализовать.

Кстати, не активизироваться на этом направлении было нельзя – финансовый кризис, мировая геополитическая конъюнктура продемонстрировали, что дни однополярного мира сочтены, и что его необходимо как можно быстрее переформатировать. Так началась «арабская весна». Когда утюжили Ливию, и некоторые наши политики говорили, мол, не нашей это дело, самые проницательные аналитики били тревогу. Дело даже не в том, что уничтожили очередного нашего союзника, с которым у нас были, к тому же, серьезные экономические связи. Дело в том, что вся эта «арабская весна» стала попыткой Запада направить социальный взрыв, который неизбежно охватил бы страны Азии, на север – иголками в мягкое подбрюшье России. Подвести зону риска поближе к нашим Средней Азии и Закавказью.

Как-то довелось мне общаться с человеком, который еще в конце 80-х услышал в бане разговор неких генералов из известного ведомства, представлявших т.н. «русскую партию». Так вот, разгоряченные баней и водкой, они прямым текстом заявляли о том, что России необходимо избавиться от «черного подбрюшья». Избавились. И что? Лучше стало? Получили новое подбрюшье, которое не менее взрывоопасно, только ближе к нам. И чем от большего количества подбрюший мы будем избавляться, тем ближе к Москве будет завтра проходить линия фронта. Проблема еще в том, что даже то подбрюшье, от которого мы давно «избавились», никуда не делось. И наша страна вынуждена расхлебывать его проблемы, если собирается остаться хотя бы региональной сверхдержавой. Да что у ж там, хотя бы для того, чтобы не пустить войну к себе.

И вот сейчас может вновь запылать Карабах. Конечно, некоторые эксперты уже поспешили нас уверить: мол, не решится Ильхам Алиев дать приказ о вторжении. Вот только они почему-то не считают нужным отметить, что Азербайджан – это не нищая страна, какой была 20 лет назад, а одно из самых развитых государств региона, имеющее ключевое значение для Запада в построении антироссийской оси на наших южных рубежах. И военный бюджет Азербайджана равен всему бюджету Армении. Собственно, все, что есть в активе у Еревана — это патриотизм собственной армии, и поддержка России по линии ОДКБ. Но, во-первых, Армения находится в фактической блокаде, перебросить туда войска нереально, только через Грузию, но та едва ли захочет предоставлять коридор. И если наша страна попробует остановить войну в Нагорном Карабахе, ей придется объявлять операцию по принуждению Азербайджана к миру, что вызовет соответствующую реакцию ООН. На фоне украинского кризиса и раскручивающегося маховика санкций потери от такого шага могут оказаться неприемлемыми.

Можно говорить о поддержке Армении оружием и специалистами. Но устав ОДКБ предусматривает помощь только в случае нападения на саму Армению. Если военные действия будут вестись в Нагорном Карабахе, Россия оказывается в двусмысленной ситуации. Можно воспользоваться тем, что в этом случае наша страна не несет никаких обязательств, но по факту это будет сдача союзника. И Запад в очередной раз увидит, что мы слабы, а значит, нас можно бить…

Эта война будет выгодна Западу и Азербайджану. Иначе зачем вся эта многолетняя пропаганда Баку, представляющая «восстановление территориальной целостности» едва ли не как основную национальную идею, буквально культивирование этой идеи, показательное накачивание военного бюджета? Просто так что ли? А насчет реакции мирового сообщества можно не волноваться: оно полностью отвлечено на «агрессию России против Украины». Да и не является «восстановление территориальной целостности» чем-то предосудительным.

К сожалению, за Нагорным Карабахом могут вспыхнуть другие «горячие точки». Начинает обостряться ситуация вокруг Приднестровья. Украина роет рвы на границе, жителям приграничных с Приднестровьем украинских населенных пунктов активно внушают, что Тирасполь готовится к нападению. Отмечена концентрация сил национальной гвардии у границы. Кроме того, Киев готовится денонсировать соглашение о пребывании здесь российских миротворцев. Усилена транспортная блокада непризнанной республики. Случайность? В случае «размораживания» конфликта Россия получает тот же пакет проблем, что и с Карабахом. Общей границы нет, возможностей переброски войск или даже гуманитарной помощи без фактической войны с Украиной нет. Вступиться – значит, дать Западу еще больше поводов давить на нас. Не вступиться – значит, продемонстрировать свою слабость и миру, и своим же гражданам.

Я уже писал, что Украина — это не Югославия. Если в случае с Югославией мы показали, что не способны защищать братьев, то сдача Украины покажет, что мы не способны защитить себя. А если мы не способны защитить себя, то сегодня нам подожгут все наши «подбрюшья», независимо от того, «черные» они, «белые» или «желтые».

Я не хочу быть алармистом, никогда не хотел им быть. Но если полгода назад мало кто мог представить себе возможность гражданской войны на Украине, то сегодня я вполне могу представить себе самые мрачные последствия для России. У наших оппозиционных экспертов всегда модно было отмеривать, сколько осталось режиму, каков его запас прочности. И вещали: режим продержится год, три года, пять лет, максимум 10 лет… Шли годы, запас прочности все рос, а проблемы копились. И сегодня я с ужасом понимаю, что речь идет уже о запасе прочности России. Страны, которой нет места в том глобальном порядке, который сегодня строит Запад.

Также можете посмотреть все новости Украины за сегодня

Источник

0

Новости партнёров:

shadow
shadow

Добавить комментарий

Войти без регистрации: