shadow

«Арсенал влияния»: на каких условиях Москва может вести диалог с Вашингтоном


shadow

Российский Совбез изучает Стратегию национальной безопасности США и доклад комитета парламента Великобритании по разведке, основанный на отчётах спецслужб. В обоих документах Россия названа главной угрозой — равно как Китай, Иран и КНДР. По словам секретаря Совбеза РФ Николая Патрушева, реализация намеченных Вашингтоном планов представляет потенциальную опасность для международной и региональной стабильности. Как Россия может ответить на агрессивную риторику Запада.

Лондон поспешил поддержать курс, обозначенный в опубликованной ранее Белым домом Национальной стратегии безопасности США. 21 декабря комитет британского парламента по разведке и безопасности выпустил ежегодный доклад, основанный на отчётах британских спецслужб. В основу документа легли сведения, представленные контрразведкой MI5, службой внешней разведки MI6 и Центра правительственной связи Великобритании (GCHQ). Вслед за Вашингтоном британская сторона повторяет тезис об угрозе, якобы исходящей от России. Как и в американской стратегии, в качестве противников упоминаются Китай, Иран и Северная Корея. Приоритет, однако, отдан Москве — анализу российской активности посвящено три страницы доклада.

«Россия должна остаться в центре внимания ведомств», — подчёркивается в докладе.

«Мир противоположных ценностей»

Напомним, 19 декабря Белый дом обнародовал очередную редакцию Стратегии национальной безопасности США, подготовленную администрацией Дональда Трампа. Ключевой угрозой американскому благополучию в документе названы Россия и Китай, а также Иран и Северная Корея.

По мнению руководства США, Пекин и Москва «бросают вызов американскому могуществу, влиянию и интересам, пытаясь подорвать безопасность и процветание США». Россия и Китай обвиняются в увеличении своего военного потенциала, а также в попытках установить контроль над информацией. Кроме того, обвинения касаются усилий, якобы прилагаемых оппонентами США для того, чтобы сделать экономику менее свободной и справедливой. Якобы Россия и Китай хотят сформировать мир, основанный на ценностях, которые противоречат ценностям и интересам США.

Пока Пекин расширяет своё экономическое влияние и стремится вытеснить американцев из Индо-Тихоокеанский региона, Россия стремится вернуть себе статус сверхдержавы и установить сферы влияния вдоль собственных границ. При этом обе страны не всегда объявляют о своих истинных намерениях, отмечается в документе. А амбиции России в сочетании с её растущим военным потенциалом создают нестабильность на границах Евразии, говорится в Стратегии нацбезопасности США.

Говоря о геополитических устремлениях КНР и России, американская администрация подчёркивает, что сфера их интересов в основном распространяется на собственных соседей. Главным образом, Москва старается подорвать приверженность европейцев политическому курсу Вашингтона.

«Россия использует провокационные способы для ослабления уверенности в политике США в Европе, для подрыва евро-атлантического единства, а также для ослабления европейских структур и правительств… Она продолжает угрожающее поведение по отношению к соседям, в том числе размещая свои ядерные арсеналы и разворачивая наступательные вооружения», — говорится в стратегии.

США планируют и далее сотрудничать с европейцами в области ПРО для противодействия баллистическим и крылатым ракетам. Кроме того, США продолжат развёртывать многоуровневую систему ПРО, ориентированную на Иран и КНДР. Система предупреждения должна давать возможность отразить ракетные угрозы ещё до запуска. При этом сделана оговорка, что усиление системы ПРО не имеет цели подорвать отношения с Россией или Китаем.

«Стратегия опасности»

Доктрина национальной безопасности США вызвала закономерную реакцию со стороны государств, причисленных к «угрозам».

Как отметили 21 декабря в Минобороны КНР, китайская сторона «строго придерживается независимой и самостоятельной мирной внешней политики», а также выступает против навязывания своей воли другим странам. Соответствующее заявление ведомства размещено в интернете.

«Это отличается от позиции отдельных стран, которые ставят свои национальные интересы выше общих интересов международного сообщества, мыслят устаревшими понятиями, навешивают ярлыки на другие государства, во всём проявляют эгоизм», — добавили в оборонном ведомстве.

Китайские военные также посоветовали США отказаться от стереотипов мышления времён холодной войны.

В Иране на американскую стратегию, где ИРИ прямо обвиняется в поддержке террористов, отреагировали более жёстко. По словам пресс-секретаря МИД Ирана Бахрама Гасеми, то, что в США называют предполагаемыми угрозами, является плодом политики американского руководства в отношении ряда народов, результатом совершённых американской стороной ошибок.

«Складывается мнение, что правительство США по-прежнему не желает пересматривать свою политику и поведение, особенно свои собственные взгляды на мир и другие страны, и именно поэтому некоторые политически независимые государства, такие, как Иран, рассматриваются ими как противоречащие интересам национальной безопасности», — отметил дипломат.

Российский Совет безопасности в настоящее время изучает Стратегию национальной безопасности США, об этом накануне сообщил секретарь организации Николай Патрушев. Он отметил, что воплощение обозначенных в документе целей может представлять потенциальную угрозу для международной и региональной безопасности.

«Все упоминания о России в документе сводятся к необоснованным обвинениям», — добавил Патрушев. Он заявил также, что в Москве учтут особенности американской стратегии при выстраивании собственной линии обеспечения нацбезопасности.

Отдельно о позиции Вашингтона по отношению к России высказалась пресс-секретарь Белого дома Сара Сандерс, выступая на брифинге 20 декабря. Она подчеркнула, что президент США Дональд Трамп занимает по отношению к Москве «жёсткую позицию» и не намерен проявлять «снисходительность».

Нужно отметить, что именно усилия НАТО, во главе которого стоят США, в Москве называют одной из угроз национальной безопасности РФ из-за приближения его военной инфраструктуры к российским рубежам. Об этом, в частности, говорится в редакции «Стратегии национальной безопасности Российской Федерации» от 2015 года.

Именно Запад занят противодействием интеграционным процессам, созданием очагов напряжённости в Евразии, подчёркивается в документе. В качестве примера приводится активность США и Евросоюза по отношению к Украине, в итоге превратившейся в «долгосрочный очаг нестабильности в Европе и непосредственно у границ России».

Также отмечается, что действия США направлены против проведения Россией самостоятельной политики, так как Вашингтон стремится сохранить собственное доминирование. Частью этой политики, подрывающей глобальную и региональную стабильность, является размещение систем ПРО США в Европе, Азиатско-Тихоокеанском регионе и на Ближнем Востоке.

По словам постпреда РФ при НАТО Александра Грушко, в таких условиях и из-за того, что страны НАТО увеличивают свой военный бюджет, Россия вынуждена защищаться и, в свою очередь, наращивать оборонные расходы.

«Центр мира»

Чтобы понять, что американская стратегия нацбезопасности имеет слабое отношение к охране американских границ, достаточно соотнести документ с политической картой мира, считают эксперты.

Если интересы России, даже по признанию американской администрации, не простираются далее её собственных рубежей, то США расширили ареал своих притязаний едва ли не на всю планету.

«США позиционируют себя как единственную сверхдержаву, интересы которой простираются по всему миру, — пояснил заместитель директора Института США и Канады РАН Виктор Супян. — Речь, по большому счёту, идёт не о безопасности, а о геостратегических претензиях. Хотя с этими претензиями не согласны очень многие страны, американцы опираются на своё доминирование в мировой экономике, в объёмах вооружений».

Похожую точку зрения в интервью высказал и эксперт Международного института гуманитарно-политических исследований Владимир Брутер. Говоря о мотивах, которые движут США в стремлении к тотальному контролю над другими странами, эксперт напомнил об экономическом базисе этой идеологии.

«С определённого момента, вероятнее всего, со времён окончания Первой мировой войны, США стали крупнейшей мировой экономикой и могли позволить себе больше, чем другие. Здесь же, скорее всего, американская картина мира поменялась, приобретя американоцентричные черты», — рассказал Брутер.

Окончательно же оформиться внешнеполитическому курсу США позволил распад Советского Союза. Это событие было расценено США как собственная победа.

При этом в современных условиях подобный напор США на внешних площадках не только не помогает укрепить безопасность страны, но и создаёт потенциально опасные ситуации, считают эксперты. Тем более что у США появился серьёзный конкурент в лице Китая в сфере экономики, да и Россия восстановила свой оборонный потенциал.

«К примеру, в Сирии уже отмечались случаи близкого соприкосновения наших вооружённых сил. Тактика США нередко приводит к напряжённости в разных регионах. При таком положении дел могут возникать весьма опасные ситуации», — считает Виктор Супян.

Во время своей предвыборной кампании Дональд Трамп был щедр на обещания перемен. Политик планировал не только «поладить» с Россией и провести переговоры с Пхеньяном, но и значительно сократить численность американского военного контингента за рубежом. Трамп говорил о необходимости сконцентрироваться на внутренних проблемах Америки, таких, как безработица, несовершенство системы здравоохранения, спад промышленного производства и нелегальная миграция.

Однако на практике инерция политической системы, существующей в США, оказалась столь значительной, что новый лидер не только не свернул военные проекты, но и продолжил наращивать градус напряжённости в мире. Кроме того, нельзя исключать, что предвыборная риторика Трампа могла не вполне соответствовать его истинным намерениям.

«Было бы неправильно думать, что Трамп «белый и пушистый», как считали некоторые наши СМИ. Ничего подобного не было с самого начала. Трамп и его окружение представлены весьма реакционными политическими силами», — подчеркнул Супян.

«Разговор с позиции силы»

Трамп и его окружение открыто говорят те вещи, о которых другие политики высказываются, как правило, в завуалированной форме. Белый дом откровенно называет Россию и Китай противниками, но также прямо говорит и о том, какими путями мы можем прийти к диалогу.

«США — очень простая, незамысловатая страна в вопросах политики. Об этом открыто говорит сам Трамп, когда произносит свою формулу «мир через силу». Если ты способен говорить с США с позиций силы, или хотя бы равенства сил — американцы будут вести диалог. Об этом, пусть и косноязычно, также говорил советник Трампа по национальной безопасности Герберт Макмастер. Россия не может просто «предложить» американской стороне сотрудничать — США к сотрудничеству нужно принуждать. А для этого нам нужно накапливать арсенал влияния», — считает Владимир Брутер.

По мнению эксперта, особенно важно в текущей ситуации не концентрироваться на чём-то одном, например на наращивании вооружений. Важно уделять внимание всем направлениям, осваивая целый спектр возможных рычагов давления — от оборонных и дипломатических до информационных и экономических.

«Это необходимо, чтобы в нужный момент можно было дать асимметричный ответ, ударить на противоположном фланге, как в шахматной партии. Особенно многообразие инструментов ответа, его точность и продуманность актуальны в условиях ограниченных ресурсов. И это как раз наш случай. Асимметричные ответы должны быть такими, чтобы создавать проблемы противнику», — подытожил Владимир Брутер.

Источник

Фото Cont

0

Новости партнёров:

shadow
shadow

Добавить комментарий

Войти без регистрации: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *