shadow

«За пять минут угробил установку новейшего ракетного комплекса «Ярс»

Как учат всадников ядерного Апокалипсиса


shadow

Чем отличается управление ракетным тягачом от легковушки, сколько бочек солярки экономит тренажер виртуальной реальности и как используют цифровые технологии в обучении водителей «Ярсов»? За ответами на эти вопросы корреспондент «МК» отправился на полигон «Капустин Яр», в 161-ю школу техников РВСН — единственное место, где готовят механиков-водителей для сухопутного звена нашей ядерной триады.

Огромный тягач с лязгом и грохотом несется по мокрой дороге. Шестнадцатиколесную установку с ядерной ракетой на спине мотает из стороны в сторону, мощный дизель ревет, моторное масло вот-вот перегреется. Крутой уклон сменяется подъемом. Даю полный газ, гигантская машина, с разгона влетев на холм, плашмя ударяется о землю, и наступает тишина.

— Приехали, — оживает шлемофон. — В реальной жизни мехвод вылетел бы через лобовое стекло.

Так автор этих строк буквально за пять минут угробил мобильную установку новейшего ракетного комплекса «Ярс», правда, не по-настоящему, а на цифровом тренажере, который используется в 161-й школе для первоначального обучения механиков-водителей.

Просторный зал погружен в полумрак. Негромко жужжат электронные блоки в серверном шкафу, от него тянется шлейф проводов к странной шестиногой конструкции. Почти боевой шагоход Империи из «Звездных войн», только в миниатюре. На широком панорамном экране застыла картинка — дорога меж двух пологих холмов. Сейчас начнется занятие с группой курсантов.

— Здесь у будущих мехводов начинается практика вождения агрегатов (так ракетчики называют свои многоколесные тягачи. — Авт.), — говорит начальник тренажера старший прапорщик Ильшат Бахтегареев, пока один из курсантов по крутой стремянке поднимается в кабину. — На этом тренажере они учатся запускать машину, трогаться с места и останавливаться. Потом отрабатываем езду с преодолением препятствий. Вот сейчас курсант проедет небольшой участок по условному маршруту боевого патрулирования и попробует развернуться на Т-образном перекрестке.

Немного пощелкав клавишами на компьютере, Бахтегареев меняет программу тренировки. Теперь на большом экране появилась бетонная дорога с яркими столбиками по краям. На свой монитор руководитель занятия вывел вид тягача снаружи.

— Вперед!

Тренажер оживает. Четыре его ноги начинают подрагивать, имитируя тряску. Курсант ведет «агрегат» по виртуальной дороге. Прорисовка местности настолько детальная, что, пока тягач едет по бетонке, кабина тренажера ритмично подергивается, проезжая стыки на плитах. Но вот дорожное покрытие меняется, едем по грунтовке, кабину слегка трясет. Через несколько минут дорога вновь становится ровной — и впереди показывается перекресток. На повороте тягач задевает несколько столбиков, из компьютера позвякивает сигнал о допущенной ошибке.

— Если бы он на настоящем автодроме так все посносил, то на восстановление ушло бы полдня, — поясняет Ильшат.

Наконец курсант завершил разворот, «приехал» к месту старта и вышел из кабины. Пока следующий выполняет упражнение, беседуем с Бахтегареевым о технических возможностях тренажера.

— Это модель самая новая. На нем моделируется работа агрегатов для комплексов «Тополь-М» и «Ярс», — рассказывает Ильшат. — Внутри полностью воссозданы габариты и начинка реальной кабины агрегата МЗКТ-79221, только вместо стрелочных приборов на панели два ЖК-монитора с их изображением. Еще один — снаружи, вместо зеркала заднего вида. Маршруты на тренажерах составляются на основе топографических карт и во многом повторяют обстановку в настоящих районах боевого патрулирования. Можно задать любые погодные условия и время суток. Например, сейчас в виртуальном пространстве сухая прохладная погода, но все в наших руках.

Начальник тренажера вводит очередную команду в компьютер — и на «автодром» обрушивается снежная буря. Дорога становится скользкой, и курсант в кабине сбавляет скорость, чтобы не слететь в кювет. Бахтегареев возвращает хорошую погоду и продолжает рассказ.

— Главная задача электронного тренажера состоит в том, чтобы выработать у курсанта правильную последовательность действий при запуске машины, во время движения и в разных нештатных ситуациях. Например, упало давление масла в двигателе, спустило колесо, еще что-нибудь. И механик-водитель должен принять нужное решение — остановить машину или устранить проблему на ходу.

Кроме того, добавил мой собеседник, на тренажере можно отрабатывать движение тягача в составе колонны. Сейчас другие машины в колонне виртуальные, но скоро придет еще несколько новых тренажеров, которые можно будет объединить в сеть, чтобы сразу несколько человек могли тренироваться.

— Скоро к нам поступят еще более современные образцы, — рассказал Ильшат. Говорят, графика и анимация в них будут неотличимы от реальности. Даже трава будет колыхаться на ветру.

* * *

На автодроме тоже идут занятия с курсантами. Несколько тягачей неторопливо ездят по площадке. Издалека кажется, что по безжизненной степи полигона «Капустин Яр» ползают гигантские инопланетные гусеницы.

— Сюда курсанты приходят после того, как накатают на тренажерах 10 часов, — рассказывает преподаватель, подполковник запаса Александр Егоров. — Там они получили навыки запуска агрегата, так что настоящую машину не поломают.

Здесь же им предстоит ощутить всю силу и мощь агрегата, почувствовать его габариты.

Мы стоим на учебной площадке, на которой отрабатывается одно из самых сложных упражнений — постановка передвижного ракетного комплекса в хранилище. Трудность в том, что тягач с тяжелым контейнером надо загнать в узкий ангар задним ходом. Подъезжает учебно-боевой агрегат. Вместо ракеты у него «на спине» лежит продолговатая цистерна, повторяющая габариты транспортно-пускового контейнера «Ярса». За рулем курсант Андрей Цветков из Тейкова, за ним в кабине сидит инструктор практического обучения прапорщик Евгений Борзов. Подав сигнал, водитель начинает заезжать в «ангар» — трубчатую конструкцию, повторяющую размеры хранилища. Потихоньку многоколесный монстр заползает в стойло. Упражнение выполнено без замечаний.

Чтобы сравнить ощущения от управления виртуальным и настоящим тягачом, преподаватели согласились допустить меня за руль. Задача — проехать по кругу с одним препятствием — рвом.

— Не боитесь, что сожгу сцепление? — на всякий случай спрашиваю у преподавателя.

— Нет, трансмиссия там гидромеханическая. И коробка — автомат.

Трогаюсь с места. Слегка жму на педаль акселератора — и 44-тонная машина плавно трогается с места. Пока тягач идет по бетонной дороге, ощущение — как будто плывешь на корабле. Но вот и первая ошибка — как всякий водитель легкового автомобиля, увожу агрегат в сторону, чтобы левая колея в поле зрения была чуть сбоку.

— Колесо у тебя прямо за спиной, держи колею перед собой, — поправляет меня Борзов, — впереди ров, заезжаем медленно.

Тягач плавно скатывается на дно рва.

— А теперь газу!

Педаль в пол. Дизель издает рык голодного льва, агрегат резво преодолевает подъем. На полном ходу влетаем на каменистую дорогу, и становится понятно, зачем мехводу ракетной установки танковый шлемофон. Кабина ходит ходуном, удержаться помогает широкий руль, за который хватаюсь двумя руками. Впереди поворот. Сбросив скорость, начинаю маневр…

— Рано, — командует инструктор. — Поезжай еще немного вперед.

Еще одно отличие от обычной машины — передняя ось расположена в двух метрах за спиной водителя, так что при входе в поворот мехвод должен не сразу крутить руль, а дождаться, пока кабина окажется примерно посередине трассы. Наконец финишируем и уже на твердой земле делимся впечатлениями с военными.

— На реальной машине заниматься легче, она лучше отзывается на управление, — поделился с «МК» курсант Цветков. — Когда я занимался на тренажере, самым сложным было ездить по ограниченным проездам.

— Дело в том, что когда курсанты приходят на автодром после тренажера — они еще не чувствуют габаритов тягача. И мы приучаем их к этому, — пояснил инструктор Борзов. — Тут у будущих мехводов есть еще одно преимущество — можно высунуться из окна и посмотреть назад, на тренажере у них только зеркало заднего вида.

— А насколько, по-вашему, занятия на тренажере приближены к реальности? — спрашиваю Борзова.

— Процентов на семьдесят, не больше.

— Так, может, они тогда и не нужны?

— Не скажи, — возражает Александр Егоров. — Они помимо прочего нам хорошо моторесурс и топливо экономят. У тягача для «Ярса» расход солярки — 170 литров на 100 км. За один час практического вождения курсант накатывает километров 15, так что десять часов на тренажере — это 255 литров дизельного топлива.

Кстати, как рассказал один из офицеров 161-й школы, в год здесь выпускается по 200 механиков-водителей, то есть ежегодная экономия только в этом учебном центре составляет больше 50 с лишним тысяч литров.

* * *

Поступление электронных тренажеров в Ракетные войска стратегического назначения продолжается. За последние пять лет поставлено около 500 новейших тренажеров, в следующем году ожидается еще 200 изделий. В целом до 2020 года, по данным Минобороны, в различные подразделения РВСН планируется поставить около 1000 цифровых тренажеров.

Источник

Фото MK

Полную хронику событий новостей России за сегодня можно посмотреть (здесь).

0

Новости партнёров:

shadow
shadow

Добавить комментарий

Войти без регистрации: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *