shadow

«Тришкин мундир»: какие танки, самолеты, корабли не получит армия

Сокращение гособоронзаказа поставило под угрозу перевооружение ВС РФ


shadow

Кризисные явления в российской экономике оказались столь острыми, что властям пришлось безжалостно начать резать то, что совсем недавно считалось неприкасаемым. Министерство финансов РФ предлагает сократить военные расходы страны в ближайшие три года на 6%. Говорят, это позволит сэкономить 190 миллиардов рублей.

Мало того. По данным заместителя министра обороны РФ Юрия Борисова, 5 сентября премьер-министр Дмитрий Медведев подписал постановление о корректировке государственного оборонного заказа и на нынешний, 2016 год. Деталей Борисов не уточнил, но нет сомнений, что корректировки эти также в сторону уменьшения бюджетных трат.

Скорее всего, в неизбежности такого шага труднее всего было убедить президента Владимира Путина. Во всяком случае, еще в апреле нынешнего года он заявлял, что гособоронзаказ если и будет когда-нибудь немного сокращен, то не ранее 2018 года. Сказав это, глава государства тут же многозначительно подчеркнул: «Это не связано с какими-либо текущими событиями, а является логическим завершением плана модернизации ОПК, который стартовал еще в 2007 году». Просто «со временем пик загруженности оборонных заводов будет снижаться ввиду насыщения армии техникой».

Видимо нынешняя осень тогда представлялась куда более комфортной для российского бюджета. Действительность оказалась намного суровее. И гособорозаказу до 2018-го в запланированных объемах, судя по всему, дотянуть не получится. Хотя до завершения процесса перевооружения наших войск очень и очень далеко.

Недополученные Министерством обороны РФ миллиарды рублей — это конкретные боевые бронированные машины, самолеты, вертолеты, ракеты и корабли, которых давно ждут в войсках, но не дождутся. Чего и сколько конкретно? Без сомнения, такие расчеты в Генеральном штабе давно сделаны, но ни нам с вами, ни нашим противникам в них заглядывать не положено.

И все же попытаемся по сообщениям открытой печати составить представление о предстоящих «небоевых потерях» Вооруженных сил России начиная с 2017 года. С единственной оговоркой: не всё перечисленное они бы и так получили в срок, не будь нужды в той самой жесткой бюджетной экономии, на которой настаивает Минфин. Для оборонной промышленности существуют еще организационные, технологические и прочие причины. Большинство из которых, впрочем, тоже круто замешено на финансах.

Вынужденные задержки с получением нового вооружения и боевой техники военные давно уже называют «сдвигом вправо». Итак, что же из долгожданных для обороны стреляющих новинок теперь съезжает «вправо» и как далеко?

Ракетные войска стратегического назначения

Совершенно точно, что Стратегические ядерные силы потерь понесут менее других. Ибо и в намного более тяжелые для нашей экономики времена финансирование закупок и модернизации в интересах СЯС пусть даже из последних сил, но обеспечивалось. К примеру, в конце 90-х- начале 2000-х, когда во главе Министерства обороны РФ стоялмаршал Игорь Сергеев.

Те крохи, что Сергееву удавалось наскрести с минфиновского стола, практически шли на одну-единственную программу — создание межконтинентальной баллистической ракеты «Тополь-М». В ущерб Сухопутным войскам, ВВС, ВМФ — всем. Потому что необходимо было любой ценой ликвидировать зависимость от уже тогда рвавшейся в НАТО Украины в области создания стратегических вооружений. А «Тополь-М» с самого начала конструировался до последней заклепки российским. И, как показывают сегодняшние события, это было весьма дальновидным решением.

Понятно, что и сейчас Министерству обороны придется отдавать в распоряжение РВСН даже последнюю рубашку. Но и при этом мы теперь совершенно точно не получим в те сроки, что планировали, новую тяжелую межконтинентальную баллистическую ракету РС-28 «Сармат» шахтного базирования. А значит, смена знаменитой, но неизбежно стареющей «Сатане» (натовское обозначение, а по нашему — Р-36М2 «Воевода»), задерживается.

С «Сарматом», намного более, чем «Воевода» приспособленным к выживанию в шахте при упреждающем ядерном ударе и к преодолению мощной системы ПРО, на сегодня ситуация такова. На вооружение ее собирались принять в 2017—2018 годах. А серийные поставки — с 2018 года. К 2020 году новые комплексы должны были полностью заменить сильно задержавшегося на боевом дежурстве «Воеводу». Уже понятно, что так не получится.

По некоторым сообщениям, пока отставание от графика составляет не менее семи месяцев. Причем, это было признано до нынешних бюджетных сокращений, которые определенно еще более усложнят задачу. Поэтому дай бог, чтобы в 2018 году состоялись хотя бы летно-конструкторские испытания ракеты «Сармат» на космодроме Плесецк. Пока не прошли даже бросковые испытания комплекса (в ходе которых проверяют только выход ракеты из шахты), прежде назначенные на март 2016 года.

Сухопутные войска

Недостаток денег делает туманными и перспективы масштабного перевооружения наших танковых и мотострелковых частей и соединений на долгожданную грозную «Армату» (Т-14). Еще в январе нынешнего года глава корпорации «Ростех» Сергей Чемезовобещал: возможное сокращение оборонных расходов запланированных закупок «Арматы» не коснется, поскольку, дескать, танк уже запущен в серию.

Запущен-то запущен. Но, как оказалось, это совершенно не гарантирует, что производство нового танка в ближайшие год-два станет по-настоящему массовым. Несколько дней назад стало известно, что вместо значившихся в планах Министерства обороны поставок в войска 2300 танков Т-14 «Армата» до конца 2019 года удастся приобрести в лучшем случае всего 70 таких боевых машин. Всего пару батальонов! А разговоры шли, что «Армата» станет основой формируемой сегодня 1-й гвардейской танковой армии.

Причем, и этот бронетанковый «секвестр» явно сделали в самое последнее время. Ведь лишь пять месяцев назад, в апреле нынешнего года, звучали несколько иные цифры на этот счет. Тогда Вячеслав Халитов, заместитель гендиректора «Уралвагонзавода», выпускающего «Армату», сообщал, что первая партия из 100 танков поступит в войска в 2017—2018 годах. Теперь, выходит, речь идет и о более поздних сроках, и количество танков уменьшено в полтора раза.

Причем, семь десятков новых машин Вооруженные силы пока получат в опытную эксплуатацию. Заместитель министра обороны РФ Юрий Борисов прокомментировал внезапные перемены так: «Мы выжмем из этого изделия („Арматы“) все возможное. Все огрехи, которые всегда присутствуют в новой технике, за этот период вычистим, проведем доработки и будем иметь очень хороший перспективный танк. А пока нас вполне устраивает танк Т-72Б3, который до сих пор не исчерпал свои возможности».

Вряд ли это всерьез. Т-72Б3 действительно, по мнению специалистов, по многим параметрам сопоставим, допустим, с Т-90А. И в свое время разрабатывался как более дешевая альтернатива ему. Но «Армата»-то, как нас уверяли, это другое поколение боевых бронированных машин. Стало быть, отличается и от Т-72Б3, и от Т-90А принципиально. Как же можно ее полноценно заменить более древним предшественником?

Совершенно понятно, что и «Армату» на ближайшую перспективу подкосил денежный вопрос. Все просто. Наша новая краса и гордость, утверждают, обходится Минобороны где-то по 400 миллионов рублей (по данным «Уралвагонзавода» — 250 миллионов) за единицу. А модернизация Т-72Б до уровня Т-72Б3 — «всего» в 78,9 миллиона (по другим данным, в 52 миллиона) целковых. Разница слишком ощутима не только для Минфина. Что и заставит размечтавшихся российских танкистов в несколько предстоящих лет по одежке протягивать ножки.

Воздушно-космические силы

Самое ожидаемое пополнение для них — перспективный авиационный комплекс фронтовой авиации (ПАК ФА) Т-50. Российский истребитель пятого поколения, над проектом которого ОКБ «Сухого» работает с 2002 года. Первый летный экземпляр поднялся в воздух в январе 2010-го. Сегодня в испытаниях принимают участие уже одиннадцать экспериментальных машин.

Госпрограммой вооружений предусмотрено первые 60 истребителей Т-50 поставить в ВКС к 2020 году. Потом это число скорректировали до 52 ПАК ФА. К тому, вроде, и шло дело. В марте 2015 года в оборонном ведомстве признались: «Мы даже прописали график поставок. В период 2016—2018 годов российские ВВС (теперь ВКС — „СП“) должны были получать по восемь истребителей ежегодно, а в 2019—2020-м — уже по 14 самолетов данного типа».

Эти планы тоже теперь сильно «уехали вправо». История практически та же, что и с «Арматой». По поводу истребителя пятого поколения все тот же замминистра обороны Борисов на днях заявил: «Разработка Т-50 по результатам проведения предварительных испытаний показала, что мы имеем истребитель, по крайней мере, не хуже, чем у наших коллег на Западе. Я имею в виду F-22 и F-35. Кроме того, та техника, которая уже стоит на вооружении, прежде всего самолет Су-30СМ, имеет громадный модернизационный потенциал. Имея перспективное техническое решение (ПАК ФА — ред.), мы не торопимся пускать его в ход».

То есть — не больно и хотелось? Мне кажется, все это отдает плохо скрытым стремлением подсластить для общественности горькую пилюлю. А суровая действительность для ВКС теперь такова. В 2017 году Министерство обороны сможет закупить «не менее одной эскадрильи» Т-50. По сведениям «Коммерсанта», речь идет в лучшем случае о 12 машинах. Впятеро скромнее, чем предписано госпрограммой.

О том, сколько у американцев уже сегодня упомянутых Борисовым F-22 и F-35 говорить не будем. Чтобы не расстраиваться.

Военно-Морской флот

С самого начала было понятно, что если уж подвергнут оборонный бюджет секвестру, то хуже всего придется именно военным морякам. Все же цикл проектирования и строительства новых кораблей куда продолжительней, чем создание иных видов вооружений. Так и случилось.

В столь немилосердном для наших Вооруженных сил теперешнем сентябре стало известно, что существенно меняются планы по трем проектам.

Первый — многострадальный большой десантный корабль «Иван Грен» (проект 11711), который строят в Калининграде с 2004 года, сегодня проходит испытания. Флоту его собирались сдать в первой половине 2016-го. Срок давно миновал. Теперь говорят о 2017-м. Что получится — время покажет.

Тем временем в Калининграде принялись за второй такой корабль — «Петр Моргунов». На этом серию решено закончить. А планировали спустить на воду шесть БДК проекта 11711.

Второй — многоцелевой атомный подводный ракетный крейсер проекта 885 М «Казань» не будет спущен на воду, как было обещано, до конца нынешнего года. В лучшем случае, в 2017-м.

Головной корабль этого проекта «Северодвинск», напомню, в состав Северного флота вошел в 2015 году. Изначально предполагалось построить до 30 «Ясеней». В июне 2014-го тогдашний главнокомандующий ВМФ адмирал Виктор Чирков назвал принципиально иную цифру — лишь восемь. Через полгода и она усохла на одну единицу. О планах построить всего семь субмарин проекта 885 в апреле 2015-го заявилглава департамента ГОЗ Минобороны РФ Вернигора. Что получится в действительности — только время покажет. Но тенденция, согласитесь, тревожная.

Третий — фрегат проекта 22350 «Адмирал Головко». Третий по счету в серии, в которой ни один корабль флоту, увы, еще не сдан (первые два «Адмирал Горшков» и «Адмирал Касатонов»). Так вот, «Адмирала Головко» намеревались спустить на воду в Питере тоже до конца нынешнего года. Теперь спуск перенесен, как минимум, на год. Когда этот фрегат войдет в строй — страшно и предполагать.

***

Перечисленные данные должны очень тревожить, причем, не только военных. Еще хуже другое. Многие экономисты считают, что в конце длиннющего туннеля нынешнего экономического кризиса свет еще даже не брезжит. Значит, и в перспективе гособоронзаказ может продолжить такое привычное теперь упражнение — «сдвиг вправо». Что это значит для армии, не прошедшей и полпути по пути перевооружения, объяснять, видимо, не стоит.

Источник

Фото ТАСС

Полную хронику событий новостей России за сегодня можно посмотреть (здесь).

Рейтинг: 0

Новости партнёров:

shadow
shadow

Комментарии

  1. Семен    

    Все ясно. Омерика победит, мы все умрем. Кроме автора, конечно

    Рейтинг: 0

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован.