shadow

Русские стартапы погибнут в «долине смерти»

Нашей стране нужны научные центры и инженерные школы, а не фирмы-однодневки


shadow

Портал Statista.com опубликовал инфографику о топ-5 стран с наилучшим результатом по приросту стартапов в 2015 году. На первом месте Китай — 8.8%, затем США — 8.3%, Индия — 7.7%, Великобритания 4% и замыкает пятерку лидеров Германия — 2.8%.

Известный американский финансист Билл Гросс, комментируя эти результаты, призвал крупный капитал США еще активнее участвовать в этом деле. «Я убежден, что стартап, как организация, является одной из величайших форм, которая делает мир лучше, —считает он. — Если взять группу людей, имеющих право на справедливые стимулы, и свести их в стартап, то можно высвободить невероятный человеческий потенциал».

В то же время Билл Гросс не идеализирует инвестиции в новый бизнес и перечисляет главные проблемы, с которыми сталкиваются американцы на пути к инновационному успеху. По его словам, стартовые деньги оказались непреодолимой преградой только для 14% начинающих, большинство же смогло решить эту проблему. Из остальных неудачников 42% не уложились по времени и опоздали со своими разработками; 32% не смогли создать сплоченную команду; 28% — ошиблись с идеей и 24% неверно выбрали модель бизнеса. Все они «погибли» в так называемой «долине смерти».

«Девять из десяти терпят неудачу. Это трудная и скорбная правда, — говорит Нил Пател, участник ряда стартапов. — Впрочем, статистика не должна отпугивать предпринимателей, хотя и обязана побуждать их работать умнее и быстрее».

Экономист Джойс Герман, эксперт по венчурным проектам, говорит, что «в 2015 году, впервые за 35, лет число бизнес-смертей превысило количество рождений бизнеса. Бюро переписи США сообщило, что в прошлом году было зарегистрировано 400000 стартапов, и 470000 закрылось». Это означает, что многие участники венчурного рынка, размещая свои длинные деньги в новых проектах, сильно рискуют. Речь идет об огромных суммах. По последним данным, в 2015 году в штатовские стартапы было вложено $ 70 млрд.

Отметим, что на рынке рискованных капиталовложений помимо фондов работают так называемые бизнес-ангелы — неформальные участники. Практически все они — миллионеры и миллиардеры. В США число таких инвесторов превышает 300 тысяч человек, которые ежегодно вкладывают в новые проекты по $ 30 млрд. Проще говоря, практически вся деловая элита Америки участвует в этом процессе. Напомним, что бизнес-ангелы применяют механизм прямого финансирования, при котором стартапы, как правило, получают деньги сроком на 3−7 лет в обмен на миноритарный пакет акций. Есть и другие схемы, в принципе не меняющие сути вещей.

В этой связи возникает любопытный вопрос: почему «акулы капитализма» тратят значительные средства на призрачные проекты, многие из которых лопнут как мыльный пузырь? На первый взгляд, может показаться, что этому способствуют прогрессивные юридические нормы, в частности, законы Стивенсона-Уайдлера «О технологических инновациях» и Бая-Доля «О патентах». Между тем, причины «стартаповского бума» кроются в американских особенностях частно-государственного партнерства и в налоговых выгодах, воспользоваться которыми могут только «сильные мира сего». В этой связи говорить о равном доступе к венчурному рынку в США не приходится.

Независимый опрос участников американского венчурного рынка показал, что две трети денег учредители привлекли из семейных или иных дружественных источников, 17% — за счет кредитов и прочих займов, остальные — по линии фондов и краудфандинга. Львиная доля инвестиций пришлась на небольшое число компаний, финансируемых миллиардерами и мультимиллионерами. Примерно 10% стартапов получили 90% капитала. Они-то и оказались успешными. Особо отметим, что порядка 30% рядовых начинаний, которые прошли «долину смерти», смогли лишь достичь точки безубыточности, то есть сработали по нулям. Столько же показали чрезвычайно низкую прибыль, не пропорциональную риску. Их продукция — чаще всего программные мобильные приложения и медицинские приборы — устаревала в считанные месяцы. В реальности, по-настоящему успешным оказался лишь каждый двадцатый стартап.

Любопытно, что в числе учредителей оказалось больше половины латиноамериканцев, еще порядка 20% — афроамериканцы, причем практически — все мужчины (92%), из которых преобладали молодые люди (20−34 лет). Что касается профессиональных знаний, то только половина предпринимателей-новаторов имеет образование бакалавра. «В реальности стартапы — это спекуляция на тему „американской мечты“, то есть лотерейный билет в богатую жизнь. Шансы есть, но они минимальны, — сообщил блоггер @afred1994. — Мы знаем имена счастливчиков, хотя их немного, но забываем о тех миллионах, кто оказался на дне».

Тем предпринимателям, которые не входят в истеблишмент, но являются успешными в силу таланта, советуют поделиться. Венчурный капиталист Тим Дрейпер, один из первых инвесторов в Hotmail и Skype, сообщил, что, к примеру, проект DroneDeplo, в котором он участвовал, реализовывался в рамках программы Федерального управления гражданской авиации по интеграции беспилотников в воздушном пространстве США. Одновременно ему пришлось войти в ряд других сопутствующих стартапов, однако, реальный доход принесли начинания, связанные именно с DroneDeplo.

Но если в США на тысячу жителей приходится примерно один бизнес-ангел, то у нас — в сотни раз меньше. В целом российский венчурный рынок, не имея активных бизнес-ангелов и нормально работающих фондов, деградирует. Всё происходящее в этой сфере напоминает имитацию бурной деятельности. Люди, которые пытались получить гранты на развитие, жалуются на диктат кураторов с одной стороны, и отсутствие живого интереса — с другой.

«При финансировании через государственные фонды руководители проекта сталкиваются с огромной бюрократической машиной, необходимостью внимательно относиться к каждой бесполезной бумажке, подписи чиновника, правильности оформления отчёта и прочими малоприятными деталями, не связанными с самим проектом. Увы, для государства (в лице фондов) не важен результат и отчёт оценивается сугубо по формальным признакам, таким как правильное оформление, подача в срок, наличие всех подписей», — пишет форумчанин maxtsaturyan.

Взять, к примеру, наиболее популярный сегмент российских стартапов — интернет и IT-технологии. Денег на «предпосевной» стадии просто нет, хотя в реальности речь идет о сравнительно небольших суммах, которые могли бы потянуть и региональный бизнес (конечно, если бы не платил коррупционный налог). Число сделок на этом уровне уменьшилось с 134 в 2014 году до 125 в 2015 году, при этом средний размер инвестиции составил 1,61 млн. рублей, и это на огромную страну со 140-миллионым населением.

Те, кому удалось пройти «предпосевную стадию», то есть доказать живучесть своих идей, переходят на уровень «посева». В 2015 году таких «счастливчиков» в России набралось аж 61, они получили по 24,72 млн. рублей (за год — ред.). На этот уровень пробивается каждый второй «предпосев», чье финансирование обеспечивается из «предвенчурных источников», в числе которых «посевные» фонды, различные госфонды, грандовые программы и, конечно же, бизнес-ангелы.

Далее идут непосредственно стартапы, которые, собственно, и должны выйти на предпроизводственный уровень. Здесь начинается финансирование в полном объеме. Кстати, если рассматривать в целом сегмент интернета и IT-технологий, то сумма венчурного инвестирования в нашей стране уменьшилась с 59,8 млн. рублей в 2014 году до 34,2 млн. рублей в 2015 году.

Отсутствие интереса к развитию этого бизнеса в нашей стране подметила инвестиционная компания «Rye, Man & Gor Securities» (RMG). «Государственные институты развития венчурного рынка — РВК (Российский венчурная компания), „Сколково“, АСИ и др.— провалили задачи, для решения которых были созданы, — дополнил картину Степан Данилов, основатель стартапов DoDocs.ru и Meyou. — При этом они потратили существенные бюджеты на информационную шумиху в виде конкурсов, мероприятий, красивой аналитики, заказных позитивных статей в СМИ. Вместо того чтобы организовать простейшую связку „инфраструктура + посевные деньги + компетенции“, государственные институты нагнали инфохайпа, а про инструменты реализации нагнанного желания у аудитории даже не подумали».

Между тем, российская наука достаточно успешно развивается в традиционных научных центрах и в инженерных школах, о чем свидетельствуют успехи нашего ВПК. «Сюрприз, сюрприз: Россия снова мировая держава», — пишет Джонатан Адельман, профессор международных исследований университета Денвера, связывая этот факт с наличием в нашей стране новейших технологий национального происхождения. Вот и получается, что созданные еще в советские годы проектные и исследовательские институты, которые наконец-то получили необходимое финансирование, оказались эффективнее, чем рекламируемые в США стартапы. Отметим, однако, что и эти самоорганизующие инновационные предприятия имеют право на свой успех. Вот только вряд ли РВК, «Сколково» и другие венчурные конторы окажут «новым Кулибиным» необходимую поддержку.

Источник

Фото ТАСС

Полную хронику событий новостей России за сегодня можно посмотреть (здесь).

Рейтинг: 0

Новости партнёров:

shadow
shadow

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован.