shadow

«Вилка Обамы». Эксперт: судьба санкций против России зависит от отношений президента и Конгресса США


shadow

«Говорить о том, что происходит абсолютное ухудшение, нельзя»

Ушедший 2014-й год стал особенно тяжелым для российско-американских отношений. К таким вызывающим разногласия моментам, как сирийский конфликт, дело бывшего подрядчика спецслужб США Эдварда Сноудена, прибавились присоединение Крыма и «украинский вопрос», вину за который Вашингтон полностью возлагает на Москву. Как будут развиваться отношения между двумя странами в новом году? Об этом «МК» поговорил с руководителем Центра исследований внешнеполитического механизма США Института США и Канады РАН Сергеем Самуйловым.

– Каковы итоги 2014 года в сфере российско-американских отношений?


– Отрицательные. Это очевидно. Проблема украинского кризиса явно вышла за региональные рамки, стала носить глобальный характер.

В принципе, о чем идет речь? Из-за чего вокруг весь сыр-бор, если отбросить всю полемику, частности? Запад (и в первую очередь, США) пытается в отношении России утвердить откровенно несправедливый, дискриминационный мировой порядок. Вопреки международному праву.

В чем суть этого порядка? Те страны и народы бывшей социалистической системы и бывшего Советского Союза, которые тяготеют к Европе, имеют право на самоопределение. А все те части и народы бывшей социалистической системы и экс-СССР, которые тяготеют к России, не имеют такого права. Вернее, де-юре в соответствии с нормами международного права они имеют, но Запад настаивает на том, чтобы они не имели такого права. Их Запад объявляет террористами, сепаратистами и т.д.

Путин постоянно говорит о том, что мы выступаем за справедливый и равноправный мировой порядок. Это действительно так. А для них неравноправный мировой порядок, дискриминационный является нормой, хотя они в явной форме этого не говорят, но все их действия об этом свидетельствуют.

Дело не в Путине. Они думают, что Путин плохой, установил авторитарный режим. И когда они говорят, что Россия посягает на международный порядок, они как раз имеют в виду это: что дозволено им, не дозволено другим. Но я не думаю, что будет такая же «холодная война», какая была в советский период, хотя и в США об этом говорят, и у нас. Путин не собирается восстанавливать Советский Союз. На Западе этого еще не поняли. Американцы не поняли. Прибалты не поняли. Но со временем поймут. Я думаю, через год-другой поймут, страсти улягутся. Пока, правда, не ясно, как разрешится украинский кризис.

– Корректно ли говорить, что отношения между Москвой и Вашингтоном безвозвратно двигаются к ухудшению?

– Нет, так нельзя говорить. Демократическая администрация Обамы все-таки понимает: невзирая на то, что они сейчас нас зачислили во врагов, мы были партнерами. Смысл «перезагрузки» состоял в этом. Так нельзя говорить, потому что сохраняются важные сферы сотрудничества.

Во-первых, по Афганистану у нас интересы совпадают. И Северный маршрут по-прежнему функционирует. И американские астронавты на наших «Союзах» летают на МКС, и конгресс выделяет на это деньги, невзирая на всю нелюбовь к нам, невзирая на то, что мы агрессоры, оккупанты и т.д.

Еще есть ряд сфер, где госсекретарь Джон Керри предлагал нам присоединится к коалиции для борьбы с ИГИЛ («Исламским государством» — «МК»). Здесь тоже наши интересы совпадают. Если предположить, что ИГИЛ действительно создаст там какое-то воинственное исламистское государство, ясно, что следующим этапом будет то, что они полезут на наш Северный Кавказ и в Среднюю Азию. Это понятно. Поэтому говорить о том, что происходит абсолютное ухудшение, нельзя. В действительности международная жизнь гораздо сложнее и противоречивее.

– Если говорить об американских санкциях в отношении России, то чего можно ожидать? Могут ли прекратиться эти санкционные волны?

– Это будет опять же зависеть от взаимоотношений конгресса США и американского президента, от их противоречий. Зачинщиком, инициатором санкций выступает конгресс. Если он пойдет на какие-то уступки Обаме по каким-то важным для него вопросам, Обама может поддержать санкции. Но если конгресс пойдет на обострение отношений с Белым домом – Обама скажет: «Я не буду ваши санкции поддерживать». Вот так будет ситуация развиваться.

– То есть опять все завязано на внутренней американской политике?

– Да, все завязано на внутриполитической борьбе. Причем, американская политика такова, что там велика роль случайных факторов, появление которых предвидеть сейчас попросту невозможно. Приведу пример. Сейчас наиболее сильным претендентом на кресло американского президента считается Хиллари Клинтон, но ей уже под 70 лет (ей сейчас 67 лет, а к выборам-2016 будет, соответственно, 69 лет – «МК»).

У нее уже были проблемы со здоровьем, было что-то вроде мини-инсульта, а если что-то серьезнее случится, то она выбывает из гонки. Вот, пожалуйста, вам случайный фактор, который предвидеть невозможно. Тогда возникнет вообще непонятная картинка: какие-то темные лошадки в качестве претендентов на президентский пост, от которых не известно, чего ожидать…

Источник

0

Новости партнёров:

shadow
shadow

Добавить комментарий

Войти без регистрации: