shadow

ЭЛИТА ВОЕННО-МОРСКОГО ФЛОТА


shadow

79b502ce8293
До катастрофы атомохода «Курск», с которого водолазы-глубоководники поднимали тела погибшего экипажа, они были малоизвестны, и, увы, все еще остаются таковыми и после той беспрецедентной и очень опасной операции в Баренцевом море. Меж тем, страна должна знать своих героев: отважные акванавты, 328-й экспедиционный аварийно-спасательный отряд ВМФ дислоцируется в Ломоносове.

Отряд сформирован 24 декабря 1992 года в соответствии с директивой Главного штаба Военно-Морского флота № 730/1/01059 в составе Управления поисковых и аварийно-спасательных работ ВМФ России.

Создание формирования было поручено водолазному специалисту Черноморского флота Василию Величко, который занимался водолазными работами с 1972 года и специализировался на глубоководных погружениях. Кавалер ордена Красной Звезды за спасательную операцию на пассажирском пароходе «Адмирал Нахимов», потерпевшем кораблекрушение в августе 1986 года. В отряд были направлены водолазные специалисты, офицеры и мичманы, врачи-спецфизиологи и инструкторы-водолазы со всех флотов, костяк отряда составили водолазы-черноморцы.

Дислоцируется на окраине города Ломоносова Ленинградской области.
В 2000 — 2001 годах вместе с норвежскими водолазами отряд принимал участие в попытке спасения экипажа затонувшей атомной подводной лодки К-141 «Курск» в Баренцевом море, а также в подъёме «Курска». Эта операция стала первой серьёзной проверкой профессионализма членов отряда.

Для подготовки к операции акванавты отрабатывали подводную сварку и резку в собственном бассейне, построенном в части. Кроме того, начальник 40-го НИИ аварийно-спасательного дела, водолазных и глубоководных работ адмирал Юрий Сухачев предоставил отряду возможность тренироваться в бассейне с использованием гидротанков, позволяющих имитировать погружение на 120 метров.

По результатам первого обследования затонувшей АПЛ, было установлено, что шансов на спасение экипажа уже нет. В операции по подъёму тел подводников и секретных документов с затонувшего атомохода «Курск» участвовали 6 российских и 6 норвежских водолазов. Норвежские водолазы сделали технологические вырезы в лёгком и прочном корпусах в районе 8-го, 3-го и 4-го отсеков. Затем внутри «Курска» для подъёма тел погибших и секретных документов работали российские водолазы, прошедшие подготовку в составе 328-го экспедиционного аварийно-спасательного отряда ВМФ на аналогичной «Курску» К-266 «Орёл». Мичман Сергей Шмыгин первым нашёл тело капитан-лейтенанта Дмитрия Колесникова, записка которого указала, что поиски следует продолжать в 9-ом отсеке. Позднее оттуда были извлечены тела других подводников.

В общей сложности, водолазы провели около 730 часов под водой. По оценке генерального директора ЦКБ «Рубин» академика Игоря Спасского, «мы увидели воочию такие операции, которые раньше и не представляли, что их можно выполнить под водой и в столь сложных условиях. Всё, что сделали эти ребята, позволяет существенно упростить операцию по подъему „Курска“».

Через год, 4 августа 2001 года во время операции по подготовке и подъёму «Курска» отличился старший водолазный специалист капитан 2-го ранга А. Н. Звягинцев, который обнаружил своего напарника без сознания и спас его. А вскоре и сам оказался в критической ситуации, когда у него перекрыло кислородный шланг, сумел без доступа кислорода самостоятельно пройти к колоколу. За этот эпизод был удостоен звания Героя Российской Федерации (13 марта 2002).
Из-за тяжёлой финансовой ситуации (средняя зарплата в отряде водолазов была около 1 тысячи рублей в месяц) несколько членов отряда сменили военную форму ВМФ на работу глубоководных ремонтников. Однако вскоре после окончания экспедиции на «Курск» в отряд пришло молодое пополнение: около десятка выпускников Школы техников решили тоже стать глубоководниками. В 2006 году в Военно-морской инженерный институт удалось набрать два класса водолазов, таким образом, число подготовленных водолазов-глубоководников выросло с 18 — 20 до 40 — 45 ежегодно.
Кроме того, после международной спасательной операции на подводной лодке «Курск» стало возможным участие российских водолазных специалистов в учениях стран Североатлантического альянса (НАТО) «Bold monarch» — учения по поиску, спасанию и оказанию помощи аварийным подводным лодкам, проходящие каждые три года. Здесь страны-участники демонстрируют не только уровень своей подготовки, но и новейшие достижения техники и способы её применения при оказании помощи аварийной подводной лодке, лежащей на грунте. Проверяется совместимость систем спасения с аварийно-спасательными устройствами подводных лодок различных проектов и стран, приобретается опыт совместной работы и проведения международных спасательных операций. Практически во всех ВМС стран-участников существуют формирования, аналогичные 328 ЭАСО ВМФ, с похожими задачами.
Впервые ВМФ России был представлен на этих учениях в 2005 году («Sorbet Royal-2005», Италия) силами Черноморского флота и 328 ЭАСО ВМФ. В 2008 году в учениях «Bold monarch-2008» (Норвегия) участвовали спасатели Северного флота и 328 ЭАСО ВМФ.

По оценке начальника 40 ГНИИ А. Н. Звягинцева на август 2010,«„Курская“ операция показала слабую оснащенность в техническом плане нашей спасательной службы. Профессионалы у нас и тогда были одни из лучших в мире, а вот со спецсредствами была сильная напряженка. Сразу после завершения операции по подъему атомохода руководство страны выделило из государственного бюджета финансовые средства на модернизацию действующих спасательных судов, строительство новых, а также закупку иностранного глубоководного оборудования. Сегодня многое из того, что было запланировано, уже сделано.»

В 2011 году на учения «Bold monarch-2011» (Испания) вновь отправились силы Черноморского флота и 328 ЭАСО ВМФ. Водолазы 328 ЭАСО ВМФ трижды принимали участие в водолазных спусках с иностранных судов: дважды на спасательном судне подводных лодок «Аnteo» ВМС Италии и затем на океанском спасательном буксирном судне «Inebolu» ВМС Турции. Пять дней проводились работы с борта спасательного судна «Эпрон» Черноморского флота. По оценке специалистов 328 ЭАСО ВМФ, водолазное снаряжение и оборудование российской группы, в целом, соответствовало оснащённости иностранных мобильных водолазных команд, а по отдельным позициям — превосходило его. Уровень подготовки — значительно выше и сравним с группой ВМС Турции, которые также целенаправленно готовились к учениям, а не отправляли на них для тренировок своих молодых специалистов. По оценке командования НАТО, участие группы ВМФ России оказалось полностью интегрировано в общий ход учений, и российские моряки оказали существенную помощь в том, чтобы учения завершились успешно.

Сразу после возвращения в Санкт-Петербург группа водолазов 328 ЭАСО уехала на Куйбышевское водохранилище к месту гибели «Булгарии», где принимала участие в обследовании и подъёме затонувшего теплохода.

В мае 2012 года водолазные специалисты отряда приняли участие в конкурсе лучших водолазов-спасателей в акватории Воронежского водохранилища. В течение пяти дней водолазы показывали своё мастерство, ориентируясь в условиях нулевой видимости, латая пробоины в потерпевших бедствия судах и буквально своими руками спасая «утопающих». В зачёте команд, которые не входят в систему МЧС России, победу одержал 328-й экспедиционный аварийно-спасательный отряд ВМФ.

Акванавты на «Курске».

Когда наши водолазы, те, кто поднимал тела подводников из девятого отсека «Курска» завершили свой отдых, об организации и нюансах водолазных работ на «Курске» рассказал один из главных участников экспедиции – главный водолазный специалист ВМФ капитан 1 ранга Алексей Ильич Пёхов.

«К подводно-техническим работам на «К-141» согласно межправительственным соглашениям привлекались водолазные суда иностранных компаний. В ходе первой операции было задействовано норвежское судно «Си вэ Игл», а на второй стадии – норвежская полупогружаемая платформа «Регалия» Оба судна имеют на вооружении современное водолазное оборудование с комплексами длительного пребывания человека под давлением и удерживались в заданной точке моря – над местом катастрофы – при помощи системы динамического позиционирования.

Норвежская платформа «Регалия» относится к классу двухкорпусных полупогруженных платформ, применяемых на нефтегазоместорождениях, расположенных на шельфах северных морей. «Регалия» не только водолазное, но и обеспечивающее судно. Это современное судно размерениями 96х91 метр способно погружаться до 22 метров и менять площадь действующей ватерлинии. Подобная манипуляция снижает качку и позволяет платформе устойчиво работать даже в шторм в 6-7 баллов.

Платформа оборудована комплексом длительного пребывания человека под давлением и рассчитана на ведение подводно-технических работ на глубинах до 450 метров. Система динамического позиционирования, ориентирующаяся по спутникам и непрерывно выдающая команды подруливающим устройствам, позволяет удерживаться на месте с точностью до нескольких метров.

Для водолазных работ имеются два 14-тонных колокола. Сутки работы «Регалии», по западным оценкам, стоят более 100 тысяч долларов.

Согласно контракту самые сложные работы по извлечению тел погибших подводников внутри корпуса «Курска» проводили российские водолазы, а вскрывали корпус и обеспечивали проникновение в отсеки – норвежские водолазы. На «Регалии» была сосредоточена группа из состава УПАСР ВМФ РФ. В неё вошли 24 человека, из них 12 водолазов – глубоководников, два руководителя работ, з руководителя спусков и другие специалисты, включая переводчиков и группу обеспечения.

Руководителей спусков было трое, что обеспечивало непрерывную круглосуточную работу под водой. Кроме меня, спуски водолазов проводил командир экспедиционного аварийно-спасательного отряда из государственного научно-исследовательского института (ГНИИ) города Ломоносова капитан 1 ранга Василий Величко и сотрудник ГНИИ капитан 1 ранга Анатолий Храмов. Несколько лет назад он получил звание Героя России за участие в 450-метровом эксперименте длительного пребывания человека под давлением.

На страже здоровья находились опытные врачи-физиологи – главный водолазный врач ВМФ кандидат медицинских наук, полковник медицинской службы Сергей Никонов, доктор медицинских наук, полковник медицинской службы Анатолий Дмитрук и подполковник медицинской службы Степан Скоц.

Работа на «Курске» была организована круглосуточно. Водолазы работали тремя парами по 6 часов. Далее следовал для них отдых – 12 часов. Для водолазов работа в отсеках подводной лодки, где после трагедии образовались «джунгли» из сплетений различных устройств, трубопроводов, кабелей, ЗИПа и т.д., представляла собой, наверное, высшую степень сложности. Так что трудно приходилось всем трём парам.

Хочу особо подчеркнуть, что психологический фактор для водолазов-глубоководников очень важен. Ведь даже из-за секундного замешательства или чрезмерного волнения водолаз может захлебнуться – а на глубине 108 метров это верная смерть. Вот почему, прежде чем спуститься в «джунгли» отсеков и икать почти на ощупь тела погибших, российские водолазы прошли психологические тренировки у паталогоанатомов Североморска.

Согласно контракту западные водолазы «расчищали пространство» для российских водолазов и резали сначала лёгкий корпус, а потом — прочный корпус атомохода. Много мучались они, когда удаляли шумопоглощающее резиновое покрытие толщиной около 80 мм, наклеенное на лёгкий корпус. В районе предполагаемых технологических вырезов это покрытие удаляли всевозможными методами – сбивали, срезали, сдёргивали краном, наверное, затратили усилий не меньше, чем на резку 60 –70 мм прочного корпуса.

Прочный корпус резали так называемой абразивной резкой – струёй воды под давлением 1000 атмосфер, смешанной с мелкодисперсной абразивной крошкой. Подобная технология работ отработана на Западе на подводных морских нефтяных и газовых месторождениях и на «Курске» показала хорошие результаты. После снятия краном тяжёлого куска прочного корпуса водолазы получили возможность проникнуть внутрь.

При спусках довольно сильно мешало придонное течение, доходящее до скорости 0,7 –1 метр в секунду. И тем не менее водолазный колокол с тремя водолазами опускался почти точно в район технологического выреза – сверху за этим следили в мониторы, а компьютеры удерживали «Регалию» над нужной точкой очень точно – всё с помощью системы динамического позиционирования.

Норвежский водолаз оставался в колоколе, два российских шли в вырез. Один водолаз непосредственно забирался в отсек и искал погибших, второй – подстраховывал его, стоя между лёгким и прочным корпусами. Найденное тело передавалось по цепочке.

За каждым движением водолазов наблюдали на «Регалии» в мониторы до десятка специалистов и консультантов, и в случае необходимости немедленно направляли их действия в нужное русло, давали по телефону советы и консультации. Самым главным нашим консультантом на «Регалии» был командир БЧ-5 однотипной с «Курском» лодки капитан 2 ранга Сергей Буцких. Он показал себя отличным специалистом, по любым вопросам с ходу выдавал водолазам чёткие рекомендации. Кроме него, действия водолазов консультировал заместитель генерального конструктора 949-А проекта (ЦКБ «Рубин») Владимир Колосков.

На время поисково-технической операции водолазы стали акванавтами, то есть людьми, живущими и работающими под постоянным давлением, соответствующим глубине 108 метров. Для этих целей использовались комплекс длительного пребывания человека под давлением, а также снаряжение немецкой фирмы «Дреггер». Все 22 суток работы водолазы жили в трёх барокамерах – в каждой по шесть акванавтов. Из 18 акванавтов 6 были российскими, а 12 – из разных стран мира, набранных на «Регалию» по контрактам. На протяжении 22 суток акванавты дышали гелиокислородными смесями. Каждый российский водолаз отработал на глубине по 525 часов.

Наши водолазы работали в снаряжении «Суперлайт – 17 Би». В нём же уходили под воду и западные водолазы. Снаряжение современное, удобное , лёгкое. Оно состоит из шлема и аппарата с аварийным запасом воздуха – что-то типа нашего АВМ-5.

Дышали акванавты гелиокислородными смесями, практически идентичными отечественным – разницы никто не почувствовал.

На глубине температура придонной воды была 4 градуса. Несмотря на это, гидрокостюмы мокрого типа позволяли акванавтам не ощущать холода окружающей среды и работать на протяжении шести часов. С «Регалии» по шлангам шла вниз не только гелиокислородная смесь для дыхания, но и горячая вода для обогрева тела. Вода, нагретая до 50 градусов, достигала тела акванавта, потеряв на пути всего 1 градус тепла. Постоянная циркуляция горячей воды, начиная с головы, и уход её через ноги или клапан на поясе поддерживала необходимый температурный комфорт на глубине.

Подготовка водолазов из разных стран, работающих на «Регалии» по контракту, была весьма высокая. Однако российские водолазы ни в чём им не уступали. Но одно отличие всё же было существенным. Оно касалось возраста водолазов. На «Регалии» все водолазы были «в возрасте» — младшему стукнуло 42, старшему 54 года. По сравнению с ними российские водолазы были моложе почти в два раза.

На Западе отношение к профессии водолаза-глубоководника особое. Эта профессия считается тяжёлой, сложной, а потому – высокооплачиваемой. Поэтому, освоив подводное ремесло, «их» водолазы работают «до упора» — т.е. до самой старости, насколько позволяет здоровье и личная заинтересованность.

Для сравнения могу сказать, что западный водолаз-глубоководник получает за час работы 120 долларов, а руководитель водолазных спусков – «супервайзер» — за смену 750 долларов.

После завершения работ по подъёму тел каждый западный водолаз получил примерно 27000 долларов. Не мудрено, что некоторые из «простых» водолазов прибывают на работу на собственных яхтах.

Были ли под водой опасные инциденты? В нестандартные ситуации наши водолазы попадали. Некоторые сбои и опасности, конечно, возникали, но наблюдатели и руководители водолазных работ, сидя у мониторов, быстро предотвращали назревающие «ЧП».

Работы на «Курске» ещё раз показали, насколько остро нужны флоту новые водолазные суда и новое водолазное снаряжение. Новые суда должны сочетать в себе оптимальные размерения, хорошую мореходность, возможность работать в штормовую погоду. Они должны быть оборудованы комплексом длительного пребывания человека под давлением и системой динамического позиционирования.

Действия наших водолазов, проникающих в прочный корпус подлодки, мир признал героическими, а фирма Halliburton, со специалистами которой они работали на «Регалии» бок о бок, выдала всем российским глубоководникам свои сертификаты. Это был первый в истории компании случай выдачи сертификатов иностранцам, не прошедшим специального «фирменного» обучения. Русские на деле продемонстрировали высочайший профессионализм в экстремальных условиях. В отличие от вышколенных и многоопытных (за плечами каждого не менее 20 лет стажа) иностранных водолазов, наша молодежь во время спусков не совершила ни одной ошибки (у зарубежных коллег были нюансы — прим. авт.). И это при том, что русские входили в отсеки искореженной взрывами лодки, куда иностранцы не отважились бы пойти ни за какие деньги.
Уникальное боевое подразделение специализируется на глубоководных погружениях, выполняет наиболее сложные аварийно-спасательные, судоподъемные и подводно-технические работы, обеспечивает полеты космических объектов, обучает экипажи подводных лодок выходить на поверхность в случае аварии. С первых часов катастрофы «Курска» отряд получил приказ о немедленной готовности, но был востребован только на подъем тел.
Тогда, в первые дни беды водолазы, помнится, нервничали, сидя на берегу Финского залива бессильные что-либо предпринять. Величко злился на отсутствие на флотах судов-спасателей, носителей водолазного снаряжения, без которых к лодке не спустишься. Сегодня очевидцы последствий катастрофы утверждают, что экипаж погиб сразу и спасти его было невозможно. Входившие в отсеки водолазы не застали следов паники — подводники приняли смерть мужественно.

Успех операции зависит от водолазов. От того, насколько точно они разметят центры технологических отверстий в корпусе лодки, через которые будет производиться захват тросами прочного корпуса и шпангоутов. Наводить тросы тоже предстоит глубоководникам. Планируется вырезать 26 отверстий. При подъеме «Курска» применяются уникальные, не имеющие аналогов технологии. Специалисты говорят, что любой судоподъем — во многом непредсказуемая операция, что же говорить об атомоходе, лежащем на морском дне.

Времени на подготовку к этой экспедиции было недостаточно, хотя о подъеме «Курска» известно давно.

Отряд готовился к операции в авральном порядке. Ясность об участии в операции 328 ЭАСО появилась только в мае, и с тех пор велись интенсивные тренировки с использованием базы 40-го НИИ аварийно-спасательного дела, водолазных и глубоководных работ.

Начальник института адмирал Юрий Сухачев предоставил отряду возможность тренироваться в бассейне с использованием гидротанков, позволяющих имитировать погружение на 120 метров. Несколько специалистов института, как и в предыдущий раз, ушли в Баренцево море в составе Ломоносовской группы. В своем, мелководном, бассейне, построенном в части, акванавты отрабатывали подводную сварку и резку. Диву даешься, как при таких ограниченных возможностях (в залив-то спуститься не с чего — нет судов-носителей) наши водолазы имеют такой высокий профессионализм.

Материал подготовлен:Википедия,
ПРАВДА.Ру Марина Романова
Санкт-Петербург

Источник


Новости партнёров:

shadow
shadow

Комментарии

  1. severnoi flom    

    Динозавры и история их происхождения.
    Когда-то давным давно были морские отряды спецподразделения морских дьяволов или котиков все их тянет на зоо.
    И придумали они легкий способ штурма. Вода облядает атомами два кислорода один водород. Угол между атомами кислорода науке не известен но составляет около 85 градусов от вертикали и вода на протяжении 10 киллометров не знает перепадов высот то есть разницы нет ни какой. Чем то разница сокрыта.
    И морские дьяволы придумали летающую тарелку это линзообразный диск внутри каюты и сложенная рулетка под названием 6 кадров. Рулетка длинной около 10 км. При плавании по течению реки через 10 км без разницы в угле наклона воды до 10 градусов летающая плавающая тарелка запускает вихрь который поднимает ее высоко в верх.
    Так плавающая тарелка становится летающей потому что линза имеет опору в точке одной а при движении срабатывает выталкивающая сила под названием иди обратно на опорах стоит все. Но форма ее может быть только такой. Со временем их стали называть морскими пехотинцами которые не заметили что мутировать начали. И мутировали в динозавров. Во время Второй мировой этих иди. от ов боялись даже фашисты. Они могли трусливо залетать за спину и перерезать глотку противнику. Трусливее наверно гора Арарат. Иммунитет отрафировался. Атрафинцик короче.
    Так начала свое существование кислопресная ОПГ Динозавровые ворота. Сами понимаете.
    Этот сэкрет полуду…и тщательно скрывали и резали и себе подобных тоже ну для того чтобы никто не узнал откуда деньги пи…зд.. тащут.
    Это воры до окаменевшего свого мозга костей. Окаменевшие остатки морского пихотинца.
    СПИД ЧУМА ДВАДЦАТОГО ВЕКА.
    Таких ды бил ов эволюция грохнула.

Добавить комментарий

Войти без регистрации: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *