shadow

Славянские узоры. Традиционный русский костюм XIX — XX веков.


shadow

С большим удовольствием представляем вам правильного русского человека, собирателя и коллекционера русского народного костюма Сергея Глебушкина, и поздравляем его и всех нас с вышедшей недавно книгой «Традиционный русский костюм XIX — XX веков»

Вот что пишет Сергей Глебушкин в предисловии к книге:

Проходят годы, пролетают столетия, человек стремится к большему, к совершенному. Плывут пароходы, летят самолёты. Но это было потом. А если вернуться немного назад, в Русь изначальную, этак годов на 100-150 ? Такая же великая Держава, такой же народ, такая же, вроде бы, национальная культура. Да, спасибо нашим предкам, что они сохранили и донесли до нашего поколения ту немногую толику нашего достояния, что выражена в песнях, легендах, танцах и, конечно, в народном костюме.

В традиционном костюме и радость, и горе его хозяина. По нему можно было определить семейное положение женщины, её судьбу. В своём наряде она выражала ту глубину своей души, присущую только ей одной. Может поэтому так бережно и хранили они свои «сряды», «обряды», «наряды».

Но шло время. Домоткань вытеснялась мануфактурными тканями, самосшитая обувь — «магазинышными» галошами. А где же то проходящее, без которого не обходилась ни одна женщина, куда делся традиционный костюм?

Приехав в конце 80х годов в село Секирино Рязанской области, я был удивлён, что местные жительницы, в основном пожилого возраста, ещё ходят в понёвах и поднизывают под платок «косы». Это ли не сохранение местных традиций, это ли не урок нам, как дорожить своим достоянием? В каждой избе сундуки ломились от понёв, запонов, «хфранцузских» платков. Не очень-то легко люди хотели расставаться со своим добром. А это было припасено не только для себя, но и для будущего поколения по родству. Каждый костюм был именным: и для дочери, и для внучки. «А может оденут, когда замуж будут выходить», — слышал я в ответ, когда был заинтересован в понравившемся костюме. Расставались с трудом, с неохотой.

Прошло 15 лет. Волей судьбы оказался в том же селе Секирино.Разграблено.Нет ни платков, ни «изложенных» понев, ни бисерных украшений, которыми славилось Секирино.

Все кем-то продано и кем-то скуплено. Хорошо,если это попало в хорошие руки, и люди это сохранят, а если нет? Вот, например , «кубовые» завески очень в цене у кавказцев, которые их распарывают и шьют платки, а затем в них по своему обычаю хоронят женщин. Дорожка ими сюда протоптана -это бизнес.

Теперь редкость найти в одной избе весь наряд, предназначенный на все случаи жизни. Но предприимчивые сельчанки находят способ возвращения утраченного.Они и сейчас продолжают шить костюмы, а их продолжают скупать приезжающие. Но, конечно, уже трудно найти затканные рукава, в основном предлагаются шелк, атлас и полеты. Но это еще полбеды. А вот некоторые современные модельеры пошли даже дальше кавказцев. Из старинных нарядов путем перекроя ,перестрижки, вставки аляпистых шнуров и материи создают свой «шедевр»,делая на этом свое имя. Больно и страшно смотреть, как человек, немало знающий о своем костюме, живущий на этой земле творит такое кощунство. Ну создавай ты костюм по крестьянским мотивам, но не режь то, что не твоими руками создано. Здесь борешься за каждый клочок материи, за каждую маленькую металлическую блёсточку, за каждую поблекшую ленточку , чтобы это сохранить, чтобы это было не утрачено .

Совсем недавно я побывал в селе Березняги , того же Скопинского района. Свела судьба меня с удивительной женщиной Маркиной Анной Евстигнеевой, а попросту бабой Нюрой. В свои 82 года она остаётся весёлой, жизнерадостной, энергичной бабулей, которая ещё даст фору любой моложавой тётке. А сколько же она знает частушек и прибауток — «пруд пруди». Рассказала о своём житье-бытье, о своих выступлениях и наградах, а потом уже достала свою драгоценность-костюм. Понёва в пять полос со «столбами», вышивка необыкновенная, что на фартуке, что на рукавах. И всё в «один узор», и всё «ладно». Шесть часов я пробыл у нее, глядя на этот шедевр — никак баба Нюра не хотела расставаться с этой памятью о своей молодости. Ведь этот костюм достался ей еще от бабушки по отцу — тоже Нюрки (1860 г.р.), да и в чем же она теперь будет плясать? Звонила она и дочерям в Москву, искала совета и у зятя. Все в один голос: «Как сама хочешь!» Решила, что не отдаст. Я, глядя на костюм, на его дотлевающий вид, на миткаль ,которая вот-вот рассыплется, я бабе Нюре «приказал» : «Не можешь расстаться — не отдавай, но выступать я тебе в нем запрещаю, его хватит максимум на две пляски». Костюм ей стало жалко и, переборов себя ,бросив на него прощальный взгляд, она сказала: «Забирай».Сейчас этот костюм — единственный сохранившийся из этого села -находится на реставрации в хороших руках.

Время уходит от нас безвозвратно, и я все чаще задумываюсь, сколько еще всего можно спасти или вырвать из рук варваров . Ведь это невоспроизводимый материал, это часть нашей культуры, часть нашей души, часть нашего народного достояния, и забывать об этом мы не имеем права. И пока я могу, я буду делать свое дело — что-то узнавать, куда-то ехать, что-то находить!…

Сергей Глебушкин

У него есть свой сайт: http://www.glebushkin.ru/, правда гораздо бедней, чем книга.

Глебушкин С.А.
Традиционный русский костюм XIX — XX веков из коллекции Сергея Глебушкина
Издательство Северный паломник, Москва, 2008
736 стр., с илл.
ISBN 978-5-94431-241-9

Всё в том же издательстве «Северный паломник» наконец-то вышла и достойная книга о народном искусстве в текстильной области:

Всем, кто вознамерится её купить, я сообщаю, что издательская цена её составляет 2200 рублей, а посему её не следует покупать там, где за неё просят больше. ( евреи на www.alib.ru уже просят 4500р) Те, кто в Москве, могут просто съездить в издательство и там её купить за 2200р.

123242 Москва, Нововаганьковский переулок, дом 5, строение 1
тел. (495) 605-2564, (926) 821-1131 как пройти карта: http://www.npilgrim.ru/contacts.php?lng=ru e-mail: npilgrim@mail.ru

Советую так же брать сумочку покрепче — книга весит 3.9 кг и способна порвать своими жёсткими уголками любой поэтиленовый пакет. Я еле дотащилась до дому.
Я не рискнула положить драгоценный фолиант на стекло моего сканера, поэтому читателю придётся удовольствоваться фотографиями.
В книге 735 страниц.
Полиграфическое исполнение безупречное. Фотографии хорошего качества.
Теперь к сути.

Мы имеем в своих руках великолепный результат последовательной и методичной деятельности правильного человека — Сергея Глебушкина. Блестящий успех! И в прямом (на обложке — золотное шитьё) и в переносном смысле.
Книга — гимн, книга — дань любви.
А вот и сам Сергей Глебушкин во всей красе( своей красе и красе своей рубахи воронежского канона). Он приветсвует весь миръ, родную землю и полон тем безграничным счастьем, которое дарит нам народное искусство. Как понятны и близки его чувства!

Сергей Глебушкин с фольклорным коллективом:

Книга представляет собой каталог собрания Глебушкина. Значение коллекции очень серьёзное. Она хорошо сфотографирована. Есть и некоторое количество фотографий деталей — достаточное, чтобы его заметить, но , конечно, недостаточное для исчерпывающего отображения предметов. Впрочем, это было бы просто невозможно, даже если бы и получше использовать то пространство, которое есть в книге. Слишком велик объём информации. Нужны и последующие публикации другого типа и формата. Думаю, они будут. Потому что будут мысли, соображения, сопоставления, исследования, выводы. Главное — краеугольный камень заложен.

Триумф Сергея Глебушкина высвечивает также в контрасте и позор наших основных музеев — тюремщиков народного искусства. После небольшого количества достойных книг первоначального ликбеза, выпущенных по большей части ещё на излёте советской эпохи в 80-е годы, они НИЧЕГО не могут поставить ни рядом, ни поодаль. Это страшнейший позор. И оправданий быть не может. Более того, это — приговор! Весь этот стандартный жалкий лепет, который обычно заплетается музейными образинами в этакую паутину в объяснение такого положения вещей, не стоит и гроша. Он опровергнут зримо и весомо.

Один (!!!) человек сделал то, что не смогли титаны музейного дела. Вот это — да! Правда состоит в том, кто хочет показать народное искусство народу, а кто — нет. С теми, кто хочет, как Сергей Глебушкин, всё ясно и понятно. И мы стоим в поклоне перед ним с благодарностью за его труд. А за теми, кто не хочет, тянется длинный и грязный шлейф из самых мрачных глубин российской истории, независимо от того, осознают ли они это или нет. Если осознают — значит, это преступники высшей меры презрения. Если не осознают — они оказались на своём месте случайно. Возможно, они просто не смогли стать директорами универмагов и баз. Но не будем о гнусном, о том, что нас душит, что не даёт жить нормально — лучше пробежимся по страницам книги. Систематический обзор делать смысла нет. Просто быстренько пролистаем, где-то останавливаясь на бегу.

Ценность коллекции Глебушкина и в том, что в существенной части, это — КОМПЛЕКСЫ, а не отдельные предметы. Красота:

О, эти шушпаны! Стихия цвета:

Воронежские понёвы:

Помню, что всегда меня интриговало — это вышивка??? Или ткань такая? Как это сделано? Но в книгах — молчание. И только с суровым видом догматические тётеньки учат какого номера катушечные нитки надо ОБЯЗАТЕЛЬНО брать для перевива сетки. Кыш — кыш, мрачные тени, сгиньте окаянные заскорузлые души!
Помню, как наконец, узнала, что это действительно вышивка, — из книги Масловой, которую всего лишь три года назад купила случайно в букинистическом ( причём в Питере, а живу-то я в Москве). «Не повезло» этому канону. Он не стал советским «брендом» «советского народного искусства». Тётеньки, наверное, не поняли, какой номер катушечных ниток обязательно надо брать, а взять шерстяную нитку не решились.
Роскошь золотной вышивки ( прошу прощения, золотной — золотой?):

Вот такое «с ума сойти». Великолепие высшей пробы:

Золотная вышивка на головных уборах:

Кто-то знакомый вырисовывается, двуглавый, многоликий. Удивительный символ во многих обличьях, воплощениях, начертаниях:

Любопытная вещица. Головной убор украшен «ёлочной бижутерией» — я писала о таких ( http://tradtextil.livejournal.com/19817.html ). Интересные такие бусинки:

Удивительные детали костюма — оплечья. Подозреваю, это интереснейший канон, про который мы почти ничего не знаем:

Дамы, питающиеся коммерческой продукцией по вышивке, про нижний образец скажут бодро — «хардангер». Интересный тоже вопрос — почему у нас, где этот самый хардангер был распространён не меньше, чем в скандинавских странах, и на громадной территории, нынешнее население МАССОВО узнаёт о вышивке такого рода из переводных рукодельных книжек и кличет по-ихнему? Дьвол не только прячется в мелочах, дьявол прогорает на мелочах.
Знаем мы от суровых тётенек про «горьковский гипюр». Но я не помню, чтобы сколь-нибудь систематически можно было бы узнать, из какого источника вывели наши тётеньки эту искусственную породу? Кажется, эти образцы могут иметь какое-то отношение к первоисточнику, ведь это — Нижегородская губерния. Впрочем, это тайна, покрытая мраком.
Как я уже говорила, есть некоторое количество детальных фотографий, есть чего покушать голодному человеку:

Хотя в случае воронежского канона, очень нефотогеничного, хочется большей точности(разборчивости). Правда, как её достичь, я не знаю, фотоаппаратам воронежский канон не очень поддаётся:

Всегда рада видеть добрых знакомцев. Вот вологодские станушки (так называют эти вещи в Олонецкой губернии), здесь они значатся, как «подолицы» — мне это название кажется более точным для введения в терминологический оборот:

Родные сёстры моих вологодских станушек подолиц. Аж теплее стало, как увидела(и вспомнила, что кое-что ещё не выложила в журнале — ай-ай-ай):

А вот барановский платок(опять же вспомнила, что есть у меня неплохие фотографии посылинских платков, которые разрешил мне сфотографировать их владелец — очень хороший человек):

Попутно представлено и некоторое количество рушников, а среди них парочка кролевецких:

Они значатся как «Центральная Россия». Думаю, такое неопределённое указание на место бытования должно быть конкретизировано. Я называю такие рушники кролевецкими, потому что действительно именно из Кролевца произошло неимоверное количество почти клонов этого великолепнейшего канона. Конечно, ареал одним Кролевцом не ограничен, а простирается в одну сторону — до Белгорода и чуть не Тулы (?), а в другую сторону — до белорусских земель. Чем дальше от Кролевца, тем более вариаций и видоизменения канона. Представленные здесь рушники — родные братья кролевецких ( у меня их 9 в коллекции, 8 из них — такого же канона в точности).
Пробежка закончена. «Обзор» получился очень редким пунктиром. Но как иначе? 735 страниц, однако.

А Сергею Глебушкину — слава!

P.S. В приложении к обзору хочу рассказать один смешной-несмешной случай, связанный с героем повествования.
Это было на одной из выставок, в которых принимал участие Сергей Глебушкин. Выставка была небольшая, но очень богатая. Интересного было много. Такое запоминается. Вопросы возникают по предметам. Одна вещь меня заинтересовала, а тут как раз какие-то дамы ходили по экспозиции, разговаривали довольно громко, из реплик следовало, что они какое-то ко всему этому отношению имеют. Я решила задать им интересовавший меня вопрос. Ответа на него я не получила ( по содержанию вопроса).В ответ мне была рассказана история о необыкновенной скупости Сергея Глебушкина. Одна из дам рассказала, как она БЕСКОРЫСТНО помогала неблагодарному Глебушкину(кажется, что-то с сайтом). А потом (всего-то!) «попросила мальчику рубашку в подарок — ну что ему стоит! У него их сколько!Мальчику одеть. Так что вы думаете? Он аж вспыхнул!» Рубашку в подарок мальчику Сергей Глебушкин не отдал. И правильно сделал. Если помогаешь БЕСКОРЫСТНО, так не проси музейный экспонат. А если хочешь рубашку — выставляй условие на берегу до начала работы и катись с такой «помощью» куда хочешь. Я удивляюсь тому, что Сергей Глебушкин только «вспыхнул». Тут за вилы схватишься, защищая музейное достояние!
Это я о том, откуда берутся у людей «репутации», к примеру, «скупых» людей.

Нашел здесь(с)

0

Новости партнёров:

shadow
shadow

Комментарии

  1. Маргарита    

    Спасибо огромное и за книгу и за статью!
    Много лет изучала народный костюм и его обережные функции. И совершенно прав автор говоря о необходимости популяризировать народные рукоделия. у нас вот в Мариуполе (Украина) сложилась печальнейшея ситуация — город многих национальностей — русов, украинцев, греков, а народные промыслы и рукоделия ПОЛНОСТЬЮ исчезли. Остались только богатейшие коллекции в музее. Грустно, печально, руки опускаются…

    0

Добавить комментарий

Войти без регистрации: