Статьи

Карантин в Москве продлен, власти ввели масочный и перчаточный режим для противостояния коронавирусу

Самоизоляция в Москве продлена, несмотря на то, что нерабочие дни для некоторых жителей столицы закончились. Будут приниматься все необходимые меры для того, чтобы обезопасить рабочих от заражения коронавирусом. Пенсионеры и другие москвичи, которым не нужно ходить на работу, как и прежде должны находиться дома на самоизоляции.

До какого числа продлена самоизоляция – главный вопрос, который задают многие жители столицы. Людям уже надоело сидеть дома, особенно в хорошую весеннюю погоду. Однако многие понимают, что это необходимо для того, чтобы избавиться от вируса окончательно.

Сразу после праздничных майских дней перед правительством возник вопрос, продлевать режим самоизоляции в Москве или же постепенно начинать его послаблять. В итоге было решено, еще какое-то время ограничить передвижение по столице.

Режим самоизоляции продлен в Москве до 31 мая 2020 года. Такое решение принято из-за того, что в столице каждый день выявляют более 5 тыс. заражений коронавирусом. Несмотря на то, что количество выздоровевших людей растет, число заиливших москвичей по-прежнему высокое. Именно поэтому ограничительные меры по передвижению продлены.

Однако с 12 мая была снята нерабочая неделя, но не для всех. По сообщению мэрии, на работу вышли около 500 тыс. жителей столицы из них 200 тыс. вернулись на промышленные предприятия.

В оперативном штабе сообщили, что послабление карантинных мер будет постепенным, как в Москве, так и в других городах России. Не стоит рассчитывать на то, что все люди в один момент выйдут на работу.

Промышленные предприятия Москвы, а также стройки начали работу. Работодателям предписано обеспечить всех масками и перчатками, а также сделать специальные индивидуальные зоны, в которых будет работать строители.

Всех людей, вышедших на работу после 12 мая, в обязательном порядке будут тестировать на коронавирус. Это главные условия для начала работы после длительного карантина. Все это необходимо для того, чтобы в столице число заболевших людей не стало еще больше.

Режим самоизоляции продлен в Москве и введен обязательный масочный режим

В оперативном штабе, который следит за ситуацией по распространению коронавируса в Москве и по всей России, сообщили, что уровень заражения в столице не падает. Там также отметили, что в некоторые дни выписывается из больниц больше людей, чем госпитализируют.

Это не устойчивая тенденция, в связи с чем, режим самоизоляции пока что продлен, а также введен обязательный масочный режим в общественных местах. Это важная мера для того, чтобы как можно быстрее избавиться от вируса.

Жители столицы теперь в обязательном порядке должны носить маски и перчатки в магазинах, в общественном транспорте, в такси и даже на рабочем месте, если происходит контакт с людьми, к примеру, человек работает кассиром в продуктовом магазине.

Все россияне старше 65 лет и люди с хроническими заболеваниями по-прежнему должны оставаться дома и заниматься работой удаленно. На них не распространяется послабление нерабочих дней.

Источник

«Я бы посоветовал с людьми пока не встречаться» Путин объявил, что России пора выходить из карантина. Мы спросили врачей, к чему это приведет

С 12 мая в России постепенно смягчают меры по борьбе с коронавирусом. Об этом объявил Владимир Путин, но окончательное решение за главами регионов: где-то уже открылись торговые центры и кафе с террасами, в других, включая Москву и Петербург, карантин смягчали не так активно. Тем не менее в столице уже начинают работать стройки и промышленные предприятия. Параллельно во многих регионах жителям рекомендовали — или даже обязали их — носить в общественных местах перчатки и маски. Тем временем в России по-прежнему ежедневно выявляют не меньше 10 тысяч заболевших коронавирусом. «Медуза» поговорила об адекватности смягчения карантина с российскими врачами из разных регионов, работающими в условиях пандемии.

Руслан Абсалямов
Онколог, Москва

Я внимательно слежу за ситуацией с коронавирусом и вижу, что страны, которые сейчас ослабляют карантинные меры, — это страны, которые неплохо слезли с пика. Это страны, где значительно снизилась заболеваемость коронавирусом.

Мы же активно набираем количество новых случаев. В лучшем случае мы находимся на пике — и вопрос об ослаблении карантинных мероприятий в таком случае крайне противоречивый. Да, для экономики все происходящее очень сложно, но тут вопрос жизней против экономики.

Если бы государство поддерживало бизнес и жителей, то люди могли бы дольше сидеть на карантине. Но поскольку многие уже не могут дальше сидеть на нем, то происходит то, что происходит, — видимо, карантин ослабляют из-за этого.

Введенный режим с масками, безусловно, полезен, о чем говорит и ВОЗ. Когда люди в масках, значительно снижается риск передачи заболевания от больного человека к здоровому — особенно эффективно, если маска на больном. Когда маска и на больном, и на здоровом, то эффект еще возрастает. Но эффект будет, только если люди станут соблюдать правила эксплуатации [масок]. Обычную хирургическую маску нужно менять через несколько часов: в определенный момент она перестает быть фильтром и на ней, наоборот, оседают вирусные частицы. И в связи с этим большой вопрос, как маски будут распространяться. Как мне кажется, они должны распространяться бесплатно, но сейчас людям их нужно покупать. И особенно у тех, у кого снизились доходы, возникает мысль соблюсти режим формально — купить одну маску и ходить в ней неделю. В таком случае эффект вместо защитного будет прямо противоположным.

О перчатках можно долго дискутировать. Если человек в перчатках дотрагивается до поверхностей, а потом трет глаза, то положительного эффекта не будет. Они будут работать в определенном формате — например, при входе в магазин надеть перчатки, зайти и сделать все дела, а на выходе снять и выкинуть. В таком формате у перчаток есть смысл, а если человек в следующем магазине их снова наденет или будет ходить в перчатках ведь день — это не будет работать.

Сказать, к чему все это приведет, сейчас невозможно. В некоторых странах, где уже прошли первую волну и смягчили карантин, сейчас возникают новые вспышки, но они носят локальный характер. Мы же находимся на пике, и я не могу сказать, что у нас управляемая ситуация. И возможно, что ослабление карантинных мер на данном этапе приведет к всплеску заболеваемости. Это логично предположить. И если так будет, вскоре мы увидим это.

При этом я не могу сказать, что жесткий карантин дома самая эффективная мера. Я общаюсь с коллегами из других стран и вижу, что там люди могут выходить из дома — прогуляться одному или парой, если они живут вместе. Это очень важно, особенно для пожилых людей. У многих сейчас значительно снизилась физическая активность, и мы пока не знаем, как это скажется на их здоровье. Я не сторонник того, что нужно всех запереть дома. В Москве мы почти полтора месяца были в довольно жестких условиях, и как это работает — сказать сложно: мы видим, что заболеваемость росла.

Мне кажется, важно достичь какого-то компромисса. То есть объяснить людям, почему важно соблюдать правила, и дать возможность их соблюдать без серьезного ущерба для них: если люди должны сидеть дома, то государство должно позаботиться о них, чтобы у людей было на что кормить семью. Если люди должны носить маски, то нужно дать им маски. Любые меры, которые вводятся, должны иметь консенсус с людьми и быть рациональными. Только такие меры будут работать.

Анна Белозерова
Рентгенолог, Петрозаводск

Я не уверена, что мы сейчас на пике: заболеваемость продолжает расти. И мне кажется, что в пользу ослабления карантина сработали больше не медицинские, а парамедицинские причины. Это не связано с медициной, основная причина — экономика, которая стояла полтора месяца.

Вообще, карантин в том виде, в котором он был в Москве, — это очень странный карантин. Например, людям запретили бегать в парке в 500 метрах друг от друга, что никакой опасности не несет. Но все видели, что было в метро, когда вводили электронные пропуска. И за этим пошла вспышка, потому что люди стояли вплотную и так далее. Да и в целом странная логика: побегать в парке нельзя, а пойти в магазин за водкой можно. Так что сама организация карантина, на мой взгляд, не позволила снизить число заболевших. Мне не совсем понятно, что дал такой карантин, кроме сильнейшего стресса для людей. И какое влияние окажет это — сложно предугадать.

Сейчас вводят масочный режим, но я не знаю, насколько он сработает. Если нормально пользоваться масками — это дорогое удовольствие при нынешних ценах. Можно ориентироваться на опыт Южной Кореи, где все быстро локализовали, но там маски выдавались прямо на улице. И вот в таких условиях можно и штрафы выставлять. А у нас все подталкивает к тому, что люди купят максимум одну маску на день и все. По сути, они будут минимально защищать окружающих от чиха и кашля.

А перчатки — это вообще вредно. Перчатки нужны медикам, а в быту гораздо разумнее мыть руки. Допустим, человек приехал в магазин, схватился руками в перчатках за тележку, потом вернулся в свою машину, взял руль в этих же перчатках и так далее. Еще и снять перчатки нужно правильно, не трогая внешней части. Так что с точки зрения инфекционного контроля гораздо разумнее держать в машине санитайзер и поливать им все.

К сожалению, сейчас никто не знает, как точно нужно было действовать в многомиллионных городах. Это предмет анализа, для которого еще не весь материал можно собрать. На мой взгляд, по-хорошему, если уж делать карантин, то закрывать общественный транспорт. В Карелии закрыли общественный транспорт месяц назад, но у нас и усредненные показатели заболеваемости на 100 тысяч человек в несколько раз ниже, чем в соседних регионах. Конечно, в Карелии проще закрыть транспорт, чем в Москве, но, на мой взгляд, это дало результат.

Сейчас ситуация в разных регионах очень разная. У нас в Карелии все относительно неплохо: в этот сезон мало туристов, небольшая плотность населения. Под ковидных пациентов выделен отдельный госпиталь. И все относительно стабильно. У нас было мало завозных случаев, поэтому был задел времени — все навалились и подготовились с точки зрения средств защиты и прочего. В других регионах тяжелее — в том же Петербурге или Подмосковье.

Сейчас у нас смягчили карантин. Разрешили людям выходить, разрешили парикмахерским работать, но транспорт пока не работает. Не думаю, что сейчас у нас будет вспышка. Вообще, мы видим, что больше всего случаев заражения не из-за обычных людей, а из-за тех, кто считает себя неуязвимыми. Есть и отрицатели, есть и те, кто просто пишет какую-то непонятную информацию в соцсетях. Я даже среди пожилых врачей встречаю людей, которые ругаются на то, что закрыли какие-то заведения или ввели ограничения. Если сознательность у людей будет и они не будут толкаться в очередях, если не поедут в соседние регионы на ноготочки или стрижку, то вспышки не будет.

Думаю, что Москва выдержит, даже если пик еще впереди: финансовые возможности позволят. Дальше все будет зависеть от регионов. Самая главная проблема сейчас — это не аппаратура или нехватка СИЗ, а дефицит кадров. Это самое страшное — врачи заболевают и умирают. У нас чудовищный «голод».

Валентин Ковалев
Инфекционист, Санкт-Петербург

Мое личное мнение, [смягчать карантин] это не очень адекватная мера. Думаю, что может быть подъем заболеваемости. На мой взгляд, карантинные мероприятия должны продолжаться. Ну и люди должны осознавать: нужно свести к минимуму любую деятельность.

Относительно масок и перчаток много аспектов. С одной стороны, ношение перчаток избыточно, потому что нужно уметь правильно носить перчатки. Если люди в перчатках продолжают трогать свои телефоны или свое лицо, то весь смысл теряется. С другой стороны, многие люди, которые привыкли работать в перчатках, не касаются лица, не чешут ухо и так далее. То есть перед тем, как пользоваться перчатками, нужно изучить, как ими пользоваться. Ну и нужно понимать, что элементарная гигиена рук может заменить перчатки. Вопрос штрафов за неношение перчаток — не в медицинской плоскости.

В отношении масок давно сказано, что она защищает окружающих. И носить их полезно, так как бессимптомных носителей много. Такой человек в маске распространяет вирус в меньшей степени. Но опять же маску нужно правильно снимать. Я сам вижу на улицах, что люди постоянно поправляют маску или снимают, когда нужно поговорить по телефону. Такие действия недопустимы.

На мой взгляд, система здравоохранения в Петербурге работает на пределе. Во многом потому, что очень много неоправданных госпитализаций, хотя многие случаи этого не требуют.

У нас разделены стационары, которые занимаются коронавирусом, и стационары, взявшие на себя остальную нагрузку. Но никто не может исключить, что у пациентов, например, с инфарктом может выявиться коронавирусная инфекция. Они могут быть инфицированы, переносить в легкой форме и развернуть всю «клинику», когда уже будут в стационаре. Поэтому от подобных вспышек никто не застрахован. С другой стороны, есть вопрос санитарного надзора. Если во всем мире любые вспышки принято расследовать, делать выводы и учиться на них, то у нас санэпиднадзор в основном карающий орган и в большинстве учреждений вспышки принято скрывать. Поэтому настоящий масштаб [заражения] никто не знает.

В Петербурге мы видели выступления медиков, которые заявляли о недостатке средств защиты. И не то чтобы уже главные врачи виноваты, что не обеспечивают [медиков защитой], но сейчас даже при желании и наличии денег сделать это очень сложно. Нужного просто нет на рынке. Ну и конечно, кадровый дефицит — он всегда был, но сейчас стоит еще более остро.

Отдельная проблема — большие новые районы, которые господин Варламов называет гетто. Формально они относятся к Ленобласти [где смягчили карантин], но фактически являются частью города. Они могут стать новым очагом. Там большая плотность населения, но слабые ресурсы с точки зрения оказания медицинской помощи. Они перенаселены, и контактов очень много, но петербургская скорая их не обслуживает, и вся нагрузка ляжет на небольшие районные больницы в области, которые просто не справятся с потоком. Мы с этим сталкивались еще до подъема заболеваемости — с самыми банальными инфекциями. Мы наблюдали, что часть пациентов самостоятельно садится на транспорт и едет в городские учреждения, приходит в приемные отделения и заражает всех вокруг. И с этим ничего не сделать.

Конечно, в целом сценарий пока непонятен. Вроде как телевизор говорит, что мы вышли на плато, но заболеваемость и смертность растут. Особенности наших тест-систем таковы, что выявляются не все случаи. Так что пока сложно прогнозировать, как все будет дальше.

Александр Ванюков
Рентген-хирург, Москва

С точки зрения медицины [смягчение карантина], конечно, не самое адекватное решение. Оно меня слегка пугает. Мне кажется, режим был в целом адекватен с точки зрения изоляции — были даже перегибы в виде запрета на пробежки. Но, на мой взгляд, [для смягчения] нужно было дождаться устойчивого снижения числа новых заболевших. Пока мы этого не видим. А с человеческой точки зрения, наверно, надо было выходить из этой ситуации, потому что многим людям просто нечего есть.

Такое решение грозит увеличением количества заболевших. Люди начинают активно общаться, уже видно, как изменился трафик в Москве, много гуляющих. Мы видели, как случилось столпотворение в метро, и ровно через две недели была очередная кривая подъема заболеваемости. Сейчас мы где-то в районе пика, и есть опасение, что на этом мы не остановимся, потому что все начали довольно активно перемещаться.

Совершенно точно, что люди будут ходить в одной маске и одних перчатках по несколько дней. Их не так просто купить. Да и любое защитное средство требует правильного использования — например, у тех же перчаток постоянно путаются стороны, люди берут их грязными руками. Без правильного использования глобального смысла носить их нет.

На мой взгляд, карантин в какой-то степени, конечно, помог справиться с ситуацией. Толпы в метро были только один день, и в общем-то люди как-то старались друг друга избегать. Сейчас же полна коробочка в метро и машин на дорогах очень много. А значит, и офисы полны — куда-то же люди едут.

Большая опасность также заключается в том, что сейчас очень много людей поехало домой из Москвы: очень много рейсов в один конец — видимо, потому что в Москве нет работы и нужно сидеть на карантине. В Москве половина [общего числа] заболевших, поэтому мы можем быть источником опасности. А с точки зрения миграции и поездок туда-сюда не думаю, что их больше, чем обычно: сложно путешествовать, если у тебя нет денег.

Я бы посоветовал с людьми пока не встречаться. Отчасти карантин для себя нужно ужесточить. Пока заболеваемость высокая и она не снижается, лучше меньше контактировать с людьми, которых на улице сейчас стало больше.

Трудно говорить за все регионы, но в Москве мы сейчас видим, что стало больше тяжелых случаев: забиты реанимации — и с этой точки зрения резервов не очень много. Но есть места в более легких отделениях. Какого-то разумного объяснения такой ситуации у меня нет, но она такова. Так что с точки зрения общего количества мест какой-то резерв есть, но с точки зрения моментальной реакции на рост числа тяжелых пациентов, думаю, резервов практически нет. Особенно на фоне истории с аппаратами ИВЛ, которые сейчас все пытаются изъять и выяснить, что произошло. Откуда-то надо взять им замену.

В целом пока в Москве довольно быстро реагировали на ситуацию, и реагировали довольно неплохо. У нас был период, когда несколько больниц «задыхались» и им некуда было класть пациентов, но затем система немножко перестроилась с точки зрения маршрутизации, открылись дополнительные центры, и последние две недели мы видим, что паническое поступление пациентов закончилось. Мы работаем в довольно штатном режиме, хотя нагрузка на реанимации все еще серьезная. Людям даже дают выходные. С кадрами ситуация с переменным успехом: люди заболевают и выбывают примерно на месяц. Мы стараемся все, что можно, заполнить волонтерами и более-менее справляемся. Тяжело, но терпимо. Так что если не будет новой серьезной вспышки, то система должна справиться.

Источник

По теме: