Промышленность

США по тихому захватывают российскую энергетику и алюминий

Россия теряет остатки контроля над своей энергетикой в Сибири и над алюминиевой промышленностью. Владеть всем будут США, а шансов предотвратить это не осталось после согласия Сбербанка дать американцам денег для этих целей. Продажу совершит Банк ВТБ, владеющий пока ещё остающимися в России акциями.

6 февраля без преувеличения можно назвать судным днём для российской энергетики и алюминиевой промышленности. После того как «Русал» и «Евросибэнерго», контролируемые ранее олигархом Олегом Дерипаской через холдинг En+, попали под контроль независимых директоров из США и Великобритании в результате сделки с американским Минфином, в России оставался ещё один достаточно крупный пакет акций. Он принадлежит ВТБ.

Между тем именно этот пакет теперь должен быть выкуплен «дочкой» En+ и уйдёт из России. Парадокс состоит в том, что американцы для этого привлекли кредит у Сбербанка. То есть ситуация выглядит следующим образом: остатки En+ будут проданы США Банком ВТБ, а спонсором сделки выступает Сбербанк.

Конечно, небольшой, ограниченный и не голосующий пакет остаётся и у самого Дерипаски. Но сути вопроса это никак не меняет, ведь олигарх уже более года по решению Минфина США не имеет права оказывать влияние на En+. То есть и на «Русал», и на «Евросибэнерго», которые принадлежат этому холдингу. Почему так происходит?

Что это вообще за сделка?

О покупке у ВТБ доли размером 21,37% En+ сообщил в последнем пресс-релизе. Согласно документу, это делается для того, чтобы якобы «упростить структуру акционеров компании». И правда, структура станет проще, когда из неё выйдет ВТБ, а большинство акций холдинга окажется у американцев.

Сумма сделки – 1,576 млрд долларов. Покупателем выступит не сам En+, а его «дочка», у которой не нашлось иной возможности, кроме как привлечь для покупки кредит в… Сбербанке. Сумма кредита – 110,6 млрд рублей (или 1,75 млрд долларов) с погашением до 2026 года. Ныне подконтрольный американцам холдинг и не скрывает радости: ВТБ так сильно хотел продать свой пакет акций, что сделал покупателю приличный дисконт.

5 февраля акции En+ торговались на бирже в Лондоне по 11,6 доллара за штуку. En+ покупает у ВТБ 136 511 122 акций. Простой расчёт по текущей стоимости даёт сумму в 1,583 млрд долларов, что существенно больше, чем сумма сделки, которая, таким образом, пройдёт со скидкой.

Так что же это за сделка? В глазах российской стороны она очень странная, но зато вполне логичная для американцев и британского лорда Грегори Баркера, который стал новым главой En+ после добровольного изгнания Дерипаски (об этом мы напомним далее).

В конечном счёте холдинг и правда сосредоточивает свои акции в собственных руках. Зачем это нужно? Чтобы устранить последние, пусть и незначительные препятствия для управления российскими компаниями так, как того захотят ставленники Минфина США. Что может сделать с этим Дерипаска? Ничего. А кто-либо ещё в России? Тоже ничего.

Почему это так важно?

Масштабы произошедшего становятся понятны, если рассмотреть, что представляет собой холдинг En+ и какие компании ему принадлежат. В первую очередь это «Русал». Алюминиевый гигант такого масштаба, что возникшие из-за санкций США против Дерипаски проблемы в 2018 году ударили по мировому автопрому и авиастроителям.

«Русал» – это почти все российские бокситы и российский алюминий, это целый ряд заводов за рубежом, и это один из мировых сырьевых лидеров вообще. Из российского алюминия, например, строят самолёты Boeing и Airbus. Ну и конечно, новый американский пилотируемый космический корабль Boeing Starliner также создаётся с использованием алюминия «Русала».

En+ владеет энергетическими мощностями и в регионах России. Холдингу на 100% принадлежит компания «Евросибэнерго». В неё входят крупнейшие энергетические предприятия России, которые суммарно обслуживают свыше 15 млн потребителей.

«Евросибэнерго» управляет группой компаний «Волгаэнерго», имеет в своём портфеле акции ОАО «Красноярская ГЭС», ПАО «Иркутскэнерго» и ООО «Компания Востсибуголь». Последняя, кстати, является крупнейшим производителем энергетического угля в Иркутской области.

Всего под контролем «Евросибэнерго» находятся четыре крупнейших гидроэлектростанции: Братская ГЭС, Иркутская ГЭС, Красноярская ГЭС и Усть-Илимская ГЭС. А также 11 ТЭЦ, расположенных в Иркутской и Нижегородской областях и в Красноярском крае.

Не стоит забывать и про активы в автопроме. En+ контролирует структуры «Русских машин» и «Группы ГАЗ»: «РМ-Терекс», собственно, сам ГАЗ, знаменитых производителей автобусов ПАЗ и ЛиАЗ, КАВЗ и автозавод «Урал».

Теперь всем этим окончательно управляет британский лорд Грегори Баркер и независимые директора, которых утверждают по согласованию с Минфином США.

Как это вообще получилось?

Выводы, пожалуй, напрашиваются сами собой. Решение Минфина США в апреле 2018 года ввести санкции против «Русала», а точнее – Олега Дерипаски, оказалось сродни выигрышу в лотерею. «Русал» – очень большой гигант, но в то же время очень уязвимый. Американцам было достаточно просто прервать поставки алюминия, и компания стала «задыхаться». Её склады оказались переполнены, рабочие на заводе в Швеции испугались потери своих мест, акции на Гонконгской бирже рухнули, а сам Олег Владимирович обратился за помощью к правительству России.

Правительство отказалось покупать у «Русала» алюминий в госрезерв, но пообещало помочь «стимулирующими мерами». Среди них был то план поддержки алюминиевой отрасли за счёт удара по производителям пластиковой тары, то попытка помочь автомобильному бизнесу олигарха за счёт преференций при госзакупках, что вызвало недовольство других российских машиностроителей, а в перспективе могло бы раздосадовать и ФАС.

Затем США привели в исполнение вторую часть плана. Уже входивший в совет директоров En+ лорд Грегори Баркер выступил с так называемым планом Баркера (об этой истории Царьград подробно писал ранее).

Главное положение плана – лишение Дерипаски контроля и распределение принадлежащих ему и его семье акций лицам и структурам, которых бы одобрило Управление по контролю над иностранными активами Минфина США (OFAC). Взамен с компании снимались санкции США, «Русал» мог бы продолжить работу. У Дерипаски даже не отбирали все акции, он сохранил пакет в 35% голосующих акций. И добровольно сдал компанию. Напомним, до санкций США Дерипаска контролировал 48,13% «Русала» через En+, в котором ему принадлежало 66%. При этом по соглашению с акционерами «Русала» доля выше 40% считалась контрольной.

Примечательно, что в «отжиме» «Русала» у олигарха участвовала небезызвестная лоббистская фирма Mercury, которую возглавляет бывший помощник президента США Дональда Трампа Брайан Ланза. Поиском новых директоров занималась рекрутинговая компания Russell Reynolds, а для продажи контрольного пакета акций Дерипаски Баркер нанял инвестиционный банк Rothschild & Co. Показательно, что в конечном счёте отрешением компаний Дерипаски от России занималась именно структура Ротшильдов, которая и ранее активно финансировала множество антироссийских проектов.

Подведём итоги

Итог оказался предсказуемым: контроль в En+ перешёл к Баркеру и ставленникам Минфина США. Из 12 членов совета директоров Дерипаска имеет право номинировать лишь четверых. Из оставшихся восьми членов шестеро должны быть гражданами США и Великобритании. Ещё двое, как и вообще весь состав, должны быть согласованы с Минфином США.

Роль ВТБ при этом не ограничивается продажей пакета «дочке» En+, то есть окончательной консолидацией акций в американских руках. Ранее Грегори Баркер использовал ВТБ для получения части пакета Дерипаски – это именно его акции отошли к банку. Причём акции ранее были переданы ВТБ структурами Дерипаски в качестве залога «под определённые обязательства». Разумно допустить, что план по последующей продаже этих «очищенных» от Дерипаски акций обратно в руки En+ существовал ещё в 2018 году, и теперь он приводится в исполнение. Теперь, когда деньги на это даёт Сбербанк.

«Группа ВТБ осуществила успешный выход из долгосрочной инвестиции. Сделка отражает коммерческие интересы всех вовлечённых сторон на момент её заключения», – говорится в пресс-релизе ВТБ, который приводит РБК.

Точнее и не скажешь. Именно коммерческие интересы оказались во главе угла. Сделка выгодна абсолютно всем её сторонам. ВТБ заработал на продаже этих акций. En+ добивается своего – контроля только со стороны США, а поэтому упрощает свою структуру. Заработает на этом и Сбербанк как кредитор сделки, который в 2026 году получит от неё прибыль. Невыгодна эта жёсткая и беспринципная коммерческая сделка только одной стороне – России.

Источник

По теме:

Загрузка...

Комментарий

* Используя эту форму, вы соглашаетесь с хранением и обработкой введенных вами данных на этом веб-сайте.