Медицина и здоровье

В Анапе подросток с насморком скоропостижно скончался на приеме у известного лора

Новое врачебное дело расследуют в Анапе. 13-летний мальчик умер на приеме у лора. Подросток обратился к врачу с, казалось бы, обычным насморком, но во время назначенной процедуры его сердце остановилось. Местный Минздрав провел проверку и нарушений не нашел. Врача от работы не отстранили, а родители мальчика уверены, что смерть их сына на совести медика.

В истории гибели Антона сам ее факт — пока то немногое, с чем согласны и родители, и следователи, и медики. Хотя отец и мать мальчика уверенны, что именно врачи виноваты в гибели их сына.

Егор Шерстнёв, отец погибшего Антона Шерстнёва: «Он занимался плаванием, физкультурой, один из лучших учеников кадетской школы. Привели здорового, забрали в морге».

Здоров Антон был с оговоркой. В тот день с банальным насморком его привели к известному в области лору Алексею Авакяну.

Александра Шерстнёва, мама погибшего Антона Шерстнёва: «Я отдала ему карточку нашу, которая с роддома у нас велась, все ему отдала. Он карточку не просмотрел, он стал ему смотреть нос».

Осмотр, рентген, диагноз «гайморит», назначенное лечение — проколы с промывание пазух. Врач с 30-летним стажем тут же принялся за работу. В карту, по словам матери Антона, он так и не заглянул, а она просто не поняла суть операции.

Александра Шерстнёва: «Я отошла и потом смотрю, он ему уже нашатырный спирт дает, по щекам его хлопает, кричит: Антон, Антон открывай глаза! Он его стал приспускать на пол, понимать, что не справляется, стал звать реаниматолога. Он ему стал массаж сердца делать, тут же ему поднял язык. Делает рот в рот, у Антона язык синий, губы синие были».

Мать видела и буквально чувствовала, как ее сын уходит. Врач попросил помочь с искусственным дыханием, пока подоспеют реаниматологи. Впрочем, они тоже парня не спасли. Официальных бумаг о том, от чего же именно умер мальчик, спустя две недели так и нет. Предварительно судмедэксперт сказал, что это был шок. Какого рода шок — будет устанавливаться, хотя, по словам специалистов, вариантов не так уж много: промывание с проколами обычно проводят под местным анестетиком, иначе такого не выдержит даже взрослый.

Николай Чернышук, врач-юрист, директор общественной организации «Право на здоровье»: «У нас врачи чаще всего проводят местную анестезию либо новокаином, либо лидокаином. Это достаточно аллергенные препараты. Могут быть как незначительные проявления, так и отеки Квинке, когда отекают дыхательные пути».

Что это на самом деле было — не те медикаменты, халатность, хроническое заболевание или простое стечение обстоятельств — пока выясняют следователи.

Элла Тюкова, старший помощник руководителя СУ СКР по Краснодарскому краю: «В какой-то момент состояние пациента резко ухудшилось, в связи с чем он был доставлен в реанимационное отделение больницы. Несмотря на оказанную помощь, через непродолжительное время ребенок скончался».

Свою внутреннюю проверку Минздрав Краснодарского края уже провел и заключил, что медицинская помощь, а также реанимационные мероприятия были оказаны в полном объеме в соответствии со стандартами. Пока оснований для увольнения врача нет. Родители Антона уверяют, что знакомые видели, что тот самый врач все еще принимает пациентов. Проверить это не удалось. Ни их, ни журналистов на территорию больницы не пускают, а комментарии медики давать не торопятся.

Источник

По теме:

Загрузка...

Комментарий

* Используя эту форму, вы соглашаетесь с хранением и обработкой введенных вами данных на этом веб-сайте.