Статьи

Отличие союзника от вассала. На примере Украины

Украинские русофобы (в смысле «евроинтеграторы») в последнее время так же ноют о том, что ЕС и США их предали, как последние пять лет ныла о «предательстве России» маргинальная, нокрикливая группа украинских «русофилов»

Этот факт интересен не сам по себе и не как доказательство правоты тех, кто ещё в 2014 году говорил, что рано или поздно Запад (по геополитическим причинам) откажется от поддержки Украины, поэтому ждать поддержки России безусловно выгоднее, чем воевать (хоть и поэтому тоже).

Это совпадение реакции диаметрально противоположных по своему идеологическому позиционированию украинских политических группировок на однотипный внешний раздражитель, является убедительным свидетельством того, что они (осознанно или не осознанно) абсолютно одинаково оценивают роль и место своего государства и своё лично в международной системе координат.

Любому государству требуется поддержка. Она нужна даже таким гигантам, как Россия, США или Китай, не говоря уже о более мелких и слабых странах. Никто ещё не умудрялся выжить в одиночку. Политическая изоляция — преддверие катастрофы, в большинстве случаев за ней следует либо военное поражение, либо внутренняя дестабилизация, вплоть до распада. Поэтому в любом деле, будь это война в Сирии или строительство «Северного потока — 2», конкурирующие группировки стремятся привлечь на свою сторону, возможно большее количество партнёров.

Но партнёры в международных отношениях бывают разные. Выделим два основных типа, существовавшие всегда (наряду со многими преходящими) и существующие сегодня. Это партнёр-союзник и партнёр-вассал.

Союзник — не обязательно равновеликое по силам государство. Например, Белоруссия или Казахстан, однозначно слабее России во всех отношениях, но являются её союзниками. Союзник — государство, способное самостоятельно формулировать и отстаивать свои интересы, далеко не всегда совпадающие с интересами более сильного партнёра. С союзником необходимо договариваться и искать компромиссы. Союзник не согласен взаимодействовать на любых условиях. В лучшем случае его интересует взаимная выгода, в худшем случае своя. Союзник может в критической ситуации полностью зависеть от старшего партнёра (как Сирия от России в 2015-2017 годах) и идти на серьёзные уступки. Но его подчинение никогда не бывает полным и, в конечном итоге, он стремится к восстановлению равноправных отношений и к проведению независимой внешней политики.

Союзные отношения возможны только при совпадении интересов (стратегический долгосрочный союз, предполагает совпадение жизненных интересов). Поэтому, хоть с союзником бывает много мороки на этапе организации взаимодействия, в дальнейшем партнёрство с ним даёт кумулятивный эффект, так как союзник, стремясь к достижению общей цели, задействует собственные ресурсы, зачастую изыскивая возможность мобилизовать новые (дополнительные). Этим он снимает часть бремени с лидирующего партнёра, позволяя ему выделить часть ресурсов для глобального стратегического манёвра (атаки противника на других площадках).

Государство-вассал добровольно отказывается от своей международно-политической субъектности в пользу старшего партнёра. В особо печальных случаях (Украина) такое государство отказывается от права суверенного формирования внутренней, экономической и финансовой политики. Государство-вассал передаёт лидирующему партнёру право решения, надеясь, что лидирующий партнёр, защищая свои интересы, защитит и его интересы.

Однако здесь возникает проблема. Поскольку государство-вассал отказывается от права самостоятельно формировать внешнюю (а бывает и внутреннюю) политику, оно тем самым признаёт, что не имеет собственных интересов, отличающихся от интересов старшего партнёра. Соответственно старший партнёр имеет право не морочить себе голову интересами вассала. Они не сформулированы, а если и сформулированы, то никакого значения не имеют. Ибо действует формула: «Что хорошо для сеньора, хорошо и для вассала».

Поскольку государство-вассал не занимается формулированием собственных интересов, то оно не в состоянии проводить активную, последовательную политику. В этом отношении оно полностью полагается на своего старшего партнёра. Государство-вассал также не может само себя защитить. Так как считает защиту своих интересов прерогативой старшего партнёра. Наконец население государства-вассала, смотрит на свои органы власти исключительно как на посредников, в чью обязанность входит без искажений транслировать волю сеньора. Поэтому милость сеньора к лидеру государства имеет более важное значение с точки зрения его внутренней легитимации, чем факт избрания.

Например, соратники Януковича накануне его избрания пустили слух, который периодически активизируют до сих пор. Они утверждали и утверждают, что на выборах 2010 года Россия помогала Тимошенко. Это ложь и я знаю, что они знают, что лгут, поскольку лично мне известен минимум десяток высокопоставленных регионалов, которые были задействованы в мероприятия с российским участием, призванные обеспечить Януковичу поддержку пророссийских избирателей Украины (а я уверен, что знаю не всех). Зачем они врали и врут, ведь наличие или отсутствие поддержки (кстати, совершенно легальной) никак не влияло на легитимность Януковича? Они лгали и лгут именно потому, что ощущали и ощущают себя вассалом. Если признать, что Януковича поддерживала Россия, а Тимошенко (хоть и слабо) Запад, то тогда Москва оказывалась старшим партнёром для украинской власти. Но ведь регионалы стремились и стремятся в ЕС, следовательно отрицанием очевидного, они просто посылали Западу сигнал, что, как и Ющенко, продолжают считать именно Запада своим сеньором, а с Россией у них так — лёгкий флирт ради дешёвого газа.

Янукович и с майданом боролся по принципу «шаг вперёд, два назад» потому, что майдан поддерживался Западом. Как было сказано выше, по общему мнению населения страны-вассала, если старший партнёр (в данном случае Запад) лишает лидера своей поддержки, перенося её на другого политика (или группу политиков), то опальный лидер теряет не только внешнюю, но и внутреннюю легитимность. Именно поэтому Янукович не задумываясь отдавал приказ «Беркуту» избивать, разгонять и подавлять своих собственных сторонников, выступавших против ареста депутата Маркова в Одессе. Это же пророссийские силы, их можно, Россия не является для него сеньором. И тот же Янукович боялся пальцем тронуть майдан, ведя с ним бесконечные переговоры и идя на невынужденные уступки, поскольку майдан был санкционирован Западом. Янукович просто пытался добиться снятия с себя опалы. Если бы майдан был пророссийским, он бы его за полчаса разогнал, а пришлось бы — и танками раздавил бы.

В целом, государство-вассал менее строго в управлении. Оно легко встраивается в фарватер международной политики сеньора и безропотно следует всем переменам курса. Государство-вассал не только не может мобилизовать в поддержку сеньора значимый ресурс, но само всё время требует ресурсной поддержки. Оно может быть ценно, как политический расходный материал (в том числе с целью провоцирования геополитического противника), как стратегический плацдарм для развёртывания политических, информационных и/или военных структур, но значимый самостоятельный вклад в борьбу внести не в состоянии. Поэтому его и используют в основном, как одноразовый механизм, исходя из того, что в процессе противостояния им придётся пожертвовать, либо же оно будет разрушено изнутри.

Украина — классическое государство-вассал, добровольно и полностью отказавшееся от своей субъектности. Киев не проводит самостоятельный внешнеполитический, внутриполитический, экономический и финансовый курс. Избранные лидеры неформально утверждаются США (в качестве предварительного утверждения может сойти благоприятный приём в ведущих столицах ЕС). Киев предпочёл бы даже, чтобы утверждение носило не неформальный, а формальный характер. Тогда местная политическая элита не рисковала бы ошибиться с выбором лидера. На кого указал Вашингтон, того и выбирали бы (как, кстати, произошло с Порошенко после февральского путча 2014 года).

Более того, свой вассальный статус Киев видит переходным к полному включению в состав владений сеньора (на правах имперской провинции). «Евроинтеграторы», за неимением возможности вступить в США, мечтают вступить в Евросоюз, причём готовы отказаться от любых остатков государственной субъектности. Украинские элиты искренне не понимали Молдавию, которая давно могла войти в ЕС, отказавшись от национальной государственности и интегрировавшись в Румынию, но до сих пор не сделала это.

С другой стороны, ныне «разочарованные в России» украинские «русофилы», считали, что Москва должна бороться с Вашингтоном за статус сеньора Украины. И раз Вашингтон даёт деньги «евроинтеграторам» Москва должна финансировать аналогичные проекты «русофилов», если США устраивают «евромайдан», то Россия должна ответить собственным «майданом». Если американцы обеспечили своим сторонникам возможность вооружиться, значит Россия должна послать войска на помощь своим безоружным сторонникам.

В общем, возможные действия Москвы рассматривались исключительно с позиции верного вассала, который ждёт помощи от своего сеньора. Поскольку же помощь не поступила, или поступила не в той форме, в какой ожидал «верный вассал», он счёл себя вправе обидеться на сеньора и выступить против него, заявив, что «Россия предала русских, а значит больше не Россия».

С точки зрения вассальных отношений, украинские «русофилы» абсолютно правы, но они не учитывают, что, располагая весьма ограниченными ресурсами (на порядок уступающими ресурсам коллективного Запада), Россия не могла себе позволить установление вассальных связей. И не стремилась к этому. Это для неё было бы слишком дорогое и непродуктивное решение.

Москва со всеми, и с Украиной в первую очередь, пыталась выстраивать отношения взаимовыгодного союза, в котором оба партнёра субъектны и оба несут равную ответственность за формулирование целей общей внешней политики и за защиту общих интересов на международной арене. То есть, украинские «русофилы» ждали от России одностороннего движения им навстречу, аналогичного тому, что совершил Запад навстречу «евроинтеграторам». Они готовы были подчиниться тому лидеру, которого назначит Москва и полностью отказаться от своей субъектности в пользу решений, принимаемых в Москве. Россия же ждала двустороннего движения, рассматривая Украину, как самостоятельного суверенного партнёра.

Проблема Москвы была в том, что у неё не было достаточного ресурса, чтобы принять Украину на баланс в качестве вассала (тем более, что значительная часть населения и вся элита стремились к иному сеньору), у украинских же русофилов не было достаточного собственного ресурса и политической воли, чтобы выступить в качестве самостоятельной силы, отстаивающей идею союза с Москвой.

В конечном итоге, именно случайный характер возникновения украинского государства в существующих границах сыграл с ним злую шутку. Ни одна значимая общественно-политическая группа не видела цели и смысла в его самостоятельном существовании. Внутриполитическая дискуссия велась только о том в пользу каких партнёров и с какой скоростью Украина будет терять собственную государственность. Выбор элит был предопределён критической слабостью России на протяжении 90-х годов, а затем уже переигрывать было поздно.

Тем не менее, изначально стихийно сложившееся отношение украинской элиты и большей часть общества (несмотря на политические и идеологические предпочтения) к своему государству, как к вассальной территории, не способной проводить субъектную внешнюю и внутреннюю политику, привело к нынешней ситуации, когда «патриоты» Украины предъявляют Западу те же самые претензии, которые «русофилы» предъявляют России. Впрочем «патриоты» имеют на это право. Им действительно обещали поддержку «цивилизованного мира».

Ростислав Ищенко

Источник

По теме:

Загрузка...

Комментарий

* Используя эту форму, вы соглашаетесь с хранением и обработкой введенных вами данных на этом веб-сайте.