shadow

Доклад о катастрофе «Боинга» над Донбассом: Минобороны готовит козыри

Почему версию о боевом украинском самолете не списывают со счетов


shadow

Брифинг, прошедший в Минобороны накануне объявленного Нидерландами обнародования первых результатов уголовного расследования по Boeing-777, сбитого в Донбасе, поставил жирную точку на версии о том, что малайзийский лайнер ракетой «Бука» сбили ополченцы.

Вывод об их непричастности был сделан на основе необработанной первичной информации (подделать ее невозможно) трассового радиолокатора, на момент катастрофы отслеживающего самолеты в воздушном пространстве региона Луганск/Донецк. Эти данные будут переданы голландской прокуратуре, которая их запросила. Доказательства звучали достоверно и убедительно. Но при этом одновременно породили новые вопросы.

Говорю не только за себя, но и за тех журналистов, которые выходя после брифинга из здания военного ведомства, озадаченно пожимая плечами: что это было? Почему ни слова не сказано о боевом самолете, про который так подробно рассказывал замначальника Генштаба генерал-лейтенант Андрей Картаполов сразу после катастрофы?

Все помнят, как на третий день в этом же самом зале он говорил, что средства объективного контроля зафиксировали рядом с Boeing самолет украинских ВВС — МиГ-29 или Су-25 (на радарах они отображаются одинаково), который набрал такую высоту, что его удаленность от Boeing составила 3-5 км. Никого не обвиняя, Картаполов тогда объяснил, что Су-25 по своим характеристикам способен достигать высоты в 10 км, а на его вооружении стоят ракеты класса «воздух-воздух» Р-60, которые могут поражать цели на расстоянии до 12 км и гарантировано – до 5 км.

Читайте материал «Грязные «Буки» Украины»

Но прошло два года и теперь сначала Виктор Мещеряков — представитель Лианозовского завода, создателя трассового локатора, а за ним и начальника Радиотехнических войск (РТВ) ВКС России Андрей Кобан, снова на основании локационных данных так же четко заявляют: вблизи малайзийского самолета Усть-Донецкий радиолокатор не наблюдал никаких сторонних объектов, которые могли бы стать причиной его разрушения.

Выходит, два года назад военный самолет был, а теперь исчез — разрыв шаблона! Как можно так подставляться? Или здесь какая-то интрига?

На брифинге я все ждала, что про самолет скажут хоть слово. Допустим: за отметку боевого самолета(тов) мы изначально приняли осколки Boeing-777, которые после взрыва зафиксировал локатор, однако дополнительно изучив имеющуюся информацию… и т.д, и т.п. Но — ничего похожего. Молчок…

Далее уже я не сомневалась, что к вечеру интернет, особенно его украинская часть, будет захлебываться обвинениями типа: ага, Москва дала отступного — отказались от версии с украинским военным самолетом! Когда русские врали — сейчас, или два года назад?! Их доказательства — фальшивки и т.п.

Следом начнут всплывать конспирологические версии: лидеры США и России за кулисами следствия сторговались, решили: ни нашим, ни вашим! Во взрыве на борту обвинят террористов ИГИЛ (запрещенная в России организация)! Какой только чепухи теперь не начитаешься…

Но все же мучительно хотелось понять: где тут подвох? То, что он есть — ясно, но без специалистов в этом не разобраться. А сами военные молчат.

Тогда я обратилась к одному своему хорошему другу — отставному генералу ПВО, который сразу все расставил по местам. История оказалась намного банальней, чем, возможно, кому-то хотелось бы ее представить.

Он сразу остудил мои эмоции:

— Я по всем телеканалам много раз внимательно отсмотрел этот брифинг, и могу сказать точно: все сказанное — это выводы, сделанные на основании информации исключительно трассового локатора. Он предназначен для сопровождения летательных объектов, движущихся по коридорам полета, как по заявкам, так и вне заявок. Это все гражданские объекты. Эту обстановку они как раз и показывали.

— Да, но анализировал ее не только конструктор Лионозовского завода, а еще и начальник Радиотехнических войск ВКС генерал Кобан. Естественно, все решили, что на локаторах РТВ была та же картинка. Может, если бы этот брифинг прошел не в Минобороны, а Росавиации, таких проблем не возникло?

— Не знаю. Скажу одно: у военных, конкретно в РТВ, есть станции дежурного и боевого режима. В дежурном режиме они имеют одни параметры, в боевом — их возможности резко возрастают. Но даже в дежурном режиме они могут видеть объекты, летящие и по трассам, и вне трасс. Кроме того, у нас есть Федеральная служба разведки и контроля воздушного пространства (ФСРиКВП) — это система объединяет и гражданских, и военных. Ее информация заводится на зональный центр управления воздушным движением. Один из них находится в Ростове. Так вот заявляю однозначно: о данных этой системы ни военные, ни гражданские на этом брифинге в Минобороны ничего не говорили. Так что, можете быть уверенны: вопрос военного самолета, о котором Генштаб рассказывал два года назад, сразу после катастрофы, с повестки дня не снят.

…После этого разговора я даже пожалела, что по окончании брифинга, позвонила тому человеку, который еще в 2014 году предоставил мне материалы по локатору ростовского центра и сгоряча выдала ему: в Минобороны теперь говорят, что никаких военных самолетов возле Boeing не было. На что он с негодованием воскликнул: не может быть!

А между тем, на основании тех материалов — записи движения воздушных судов в районе ростовского центра на момент катастрофы плюс 20 минут после нее — в «МК» 12 ноября 2014 года вышла статья «Данные авиадиспетчеров подтвердили: рядом с «Боингом», рухнувшим на Украине, летел военный самолет».

Предоставленные «МК» материалы тогда прокомментировал гендиректор консультативно-аналитического агентства «Безопасность полетов» Сергей Мельниченко. Он сказал, что картинка с локатора авиадиспетчеров абсолютно совпала с данными российского Генштаба, но при этом информация ростовского центра оказалась более точной. На ней четко видно, что в момент катастрофы и после нее, севернее маршрута полета Boeing-777, наблюдалось передвижение каких-то военных самолетов. Скорее всего одного-двух, так как метки стоят очень кучно. От этих объектов шла лишь первичная метка радиолокации, какая идет от военных самолетов, которые либо не оборудуются приемоответчиками, либо выключают их при выполнении боевых вылетов.

В результате Сергей Мельниченко сделал вывод:

— И вот теперь нас всех, включая европейцев и австралийцев, при отсутствии каких-либо фактов, настойчиво пытаются убедить, что был некий комплекс ПВО, доставленный из России, который, якобы, и сбил Boeing. При этом данные, снятые с экрана радиолокатора – а это факт, который доказывает, что еще в течение 20 минут после катастрофы военный самолет находился в этом воздушном пространстве – стараются просто не замечать. Наличие этих меток на экране локатора никак не вяжется с заявлениями украинской стороны о том, что военная авиация Украины в интересующий расследование период времени никаких полетов не выполняла. И самое важное: местоположение этих меток на локаторе – слева от курса движения Boeing – совпадает с фотографиями на месте падения, где ясно видны следы от внешнего воздействия на левом крыле и левой стороне кабины экипажа, сбитого Boeing-777.

…Так что, видимо, не все еще козыри по донецкому Boeing выложили голландцам наши военные.

Источник

Фото Youtube

Рейтинг: 1

Новости партнёров:

shadow
shadow

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован.