shadow

«Г.Кубатьян «Символы и власть»»


shadow

0307091

С детства мы окружены символами. Они повсюду: гербы, флаги, эмблемы, товарные знаки. Мы привыкли к ним и даже не спрашиваем себя, зачем они? Символы передают информацию. А точнее: фиксируют принадлежность чего-либо своему владельцу, в то же время увеличивая значительность самого владельца. Такова их природа. Бродящий по лесу тигр метит свою территорию, оставляет следы своих когтей на деревьях. Он дает знать обитателям леса: эта земля моя, я здесь хозяин. Ради того же самого тигр оглашает окрестности своим рыком, однако следы когтей «работают» даже тогда, когда их хозяин спит. Чем больше следов – тем значительнее, страшнее спящий тигр. Его нет, но в то же время он повсюду.

Такова и природа рекламы. Распространив эмблему компании можно создать иллюзию крупности, влиятельности этой компании. Развесив повсюду государственные символы можно стимулировать патриотические чувства у граждан. Что есть государство? Репрессивный аппарат, который, несмотря на свою мощь, не способен контролировать всю территорию страны. Невозможно повсюду поставить солдата или полицейского, но можно повесить государственный символ. Он будет внушать людям такое же уважение, как травоядным следы тигриных когтей.

Символы всегда сопутствуют власти. Больше всего власти в жестких иерархических системах, таких как армия или церковь. Властному субъекту недостаточно собрать вокруг себя солдат или адептов учения. Необходимо объединяющее начало, символ. И лучше, если удастся превратить в символ саму «штатную единицу». Для этого используются знаки, нашивки, погоны, униформа, татуировки, гимны, песни, ритуалы. Новообращенным даже меняют имена. В зависимости от типа структуры, в которую попал человек, его родное имя Петя может быть изменено на «рядовой Иванов», «инок Серафим», «Абдулла», «Говиндас» или «Сява-бешеный». Меняются правила поведения, одежда, рацион, распорядок дня. Человек полностью принадлежит системе. Однако система далеко не всегда подконтрольна человеку. Она может существовать помимо него, своевольная, как дикий лесной зверь, и распространяющая свое влияние через символы.

В тоталитарных обществах символы власти и изображения руководителя страны встречаются повсюду. Население такого руководителя боготворит, даже если реальные достоинства последнего не столь уж велики. Разрекламированный товар кажется качественнее и безопаснее, чем неизвестный. Поэтому затраты коммерческих компаний на рекламу брендов /торговых марок многократно окупаются.

Откуда берутся «звезды» в современном обществе? Все эти телевизионные люди-символы, кочующие с канала на канал политики, артисты, певцы, журналисты. Они что, умнее, талантливее других? Нет, они просто «растиражированы» как уличная периодика. Мы видим их лица повсюду: в СМИ, на рекламных плакатах, на обложках книг. И предполагаем, что «тигр велик и страшен». Но стоит прекратиться рекламному потоку и «пузырь» моментально сдувается, вплоть до того, что бывшую «звезду» через несколько лет забвения перестают узнавать на улицах. Зачем же эти пузыри надувают?

Когда группа людей объединена одной идеей, создается эгрегор – информационная субстанция, воздействующая на каждого из членов группы. В некоторых ситуациях ее появление можно заметить. Например, если вы попали на митинг, вам тоже захочется крикнуть «долой!», даже если раньше вы этого делать не собирались. На трибуне футбольных болельщиков вы будете кричать «гол!» громче, чем сидя дома перед телевизором. В пьющей компании сможете почувствовать состояние опьянения даже если ничего не брали в рот крепче лимонада. Все это действия групповых эгрегоров. Существуют эгрегоры семьи, государства, учреждений, музыкальных групп и так далее. Можно также создать эгрегор личности. В этом случае растиражированное изображение личности переходит в разряд объединяющей идеи. То есть модный поп-певец – это больше, чем молодой кудлатый парень с микрофоном — это идея, действующая на определенных людей. Тот кто контролирует идеи – контролирует общество. Для каждой группы людей найдется свой кумир, свое движение, своя партия.

Не секрет, что людьми управляют при помощи страха или обмана. Держать людей только в страхе чревато тем, что в какой-то момент страх пройдет, и люди восстанут. Обман в этом смысле эффективнее. Пусть люди думают, что сами всем управляют. Тогда и нет супостата, против которого можно восстать. Демократия – яркий пример такого обмана. Власть в этой системе осуществляют не политики — это всего лишь наемные менеджеры, а зачастую и вовсе конферансье, чья задача развлекать публику. Реальная сила у тех, кто финансирует предвыборные компании политиков. И чтобы не рисковать, вполне допустимо оплачивать компании всех кандидатов. Пусть грызут друг другу горло. Тот кто победит, все равно будет «своим», и затраты окупятся с лихвой. Важно лишь убедить граждан в том, что победивший кандидат – их собственный выбор. Для этого нужно, чтобы люди шли на выборы.

Перед выборами «звезды» всех типов и степеней яркости убеждают население: «сделай свой выбор, не сиди дома, от тебя зависит будущее!» Не имеет большого значения, за кого пойдут голосовать, лишь бы шли — только так власти обеспечивается легитимность в глазах народа.

«Ручных звезд» не обязательно создавать с нуля. Достаточно поддерживать или не запрещать уже существующих и потенциально управляемых и ограничивать появление «звезд» неуправляемых. Впрочем, даже на неуправляемых можно влиять при помощи все того же обмана. В конце концов, одна из задач «тайной власти» в том, чтобы тоталитаризм внешне не выглядел таковым. Вместо ровных шеренг трудящихся в едином порыве поющих гимн – разношерстная толпа, каждый поет что-то про себя и для себя. Но и такую толпу можно контролировать, если взять под контроль все мелкие группы, из которых она состоит.

Эгрегорами групп можно управлять при помощи символов. Например, кто-то взорвал памятник Ленину, ослабил эгрегор коммунистов. Раскрасил стены граффити, усилил эгрегор антиглобалистов. Существует даже война символов, когда замалевываются одни эмблемы и знаки, а на их место вешаются другие. Иракский диктатор Садам Хусейн заставил всю страну своими изображениями. Первое, что сделали американцы, захватив власть в Ираке (сами либо руками сочувствующего оккупантам населения) — уничтожили все статуи и портреты диктатора: расстреляли, взорвали, сломали, разбили, замазали краской. Такая же война идет на заборах и стенах домов между эмблемами футбольных команд или названиями музыкальных групп. Молодежные банды Бразилии соревнуются, кто раскрасит своей символикой от крыши до фундамента жилые здания расположенные как можно ближе к полицейским участкам.

Желание распространить свою власть и влияние посредством символов изначально заложено в каждом из нас. У этого желания агрессивное, животное начало — это инстинкт. Спросите юного балбеса, зачем он написал на стене «здесь был Вася» или нацарапал «пацифик» (серп и молот, свастику, название любимой рок-группы)? Вряд ли он ответит что-то вразумительное. Юнец отождествляет себя с определенным эгрегором, а следовательно усиливает его. Даже серьезные люди делают то же самое: расклеивают предвыборные плакаты со своими портретами или рекламные — с брендом своей фирмы, устанавливают флаги на покоренных вершинах (а с недавнего времени и глубинах), называют своими именами научные открытия.

Человек подпитывает эгрегор, а тот дает человеку силу и ощущение власти. Личности духовно развитой, самодостаточной власть ни к чему. Ведь власть усиливает эгоизм, который в определенный момент становится больше самого человека, как массивная позолоченная рама на блеклой невыразительной картине. Эгоизм двигает мир, заставляет цивилизацию развиваться. Однако это развитие далеко не всегда ведет к счастью общества, скорее — к вечной борьбе, конкуренции, войне. В лесу, где легко помещаются десятки травоядных, может оказаться тесно даже двум тиграм.

Источник

0

Новости партнёров:

shadow
shadow

Добавить комментарий

Войти без регистрации: