Медицина и здоровье

Пока чиновники следуют инструкциям, умирают дети. Очередной скандал в российской медицине

Отечественное здравоохранение снова трясёт. И происходит это там, где за последние годы достигнуты немалые успехи. В спасении жизней самым маленьким детям, в том числе, в тех случаях, когда им требуется пересадка органов

Автор:
Курганов Дмитрий

В связи с оптимизацией

Ранее стало известно, что хирург Национального медицинского исследовательского центра здоровья детей (НЦЗД) Михаил Каабак, а также его коллега Надежда Бабенко уволены руководством учреждения. Самим специалистам об этом сообщили ещё в сентябре. С 2015 года они работали там на четверть ставки, проводя уникальные операции по пересадке почек детям с весом от 6 килограммов. Формальная причина – вместо них берут человека на полный рабочий день, а им ставок в клинике попросту не нашлось.

Однако в реальности всё намного сложнее. Как раз этой осенью планировалось, что Каабак и Бабенко перейдут на полную ставку в НЦЗД, чтобы не только проводить больше пересадок, но и обучать коллег своей методике. Её основополагающим моментом является использование препарата «Алемтузумаб», воздействующего на иммунитет, чтобы организм прооперированного ребёнка не начал отторгать пересаженный орган. Но есть нюанс – в инструкции препарата такое применение вообще не прописано.

Тем не менее, протокол с его использованием применялся успешно на протяжении нескольких лет. 97% детей, которым были пересажены почки по этой схеме, показывали пятилетнюю выживаемость. Этот результат на 15-20% выше по сравнению со стандартным протоколом, по которому к тому же не оперируют детей с массой менее 10 килограммов. Однако находящемуся на вынужденном диализе и ожидающему трансплантации ребёнку практически нереально набрать необходимый вес. 80% таких детей обречены на смерть через несколько лет, поскольку диализ только продлевает им жизнь, но не решает главной проблемы.

«Тёрки» между Минздравом и РАН

Кроме того, этот лекарственный протокол был признан лучшим и рекомендован Всемирным трансплантологическим сообществом ещё в 2010 году. По словам Михаила Каабака, причина увольнения – именно в неодобренном Минздравом способе лечения.

«Наш протокол был разработан в недрах Российской Академии наук. Это ведомство не подчиняется Минздраву и находится в стороне от него. И оно обращалось к Минздраву неоднократно в письменном виде с призывом обратить внимание на эту технологию для того, чтобы начать использовать её в масштабах страны с целью улучшить результаты трансплантации у детей. Однако реакции Минздрава на эти призывы не было. Есть очевидное нарушение коммуникации между ведомствами, возможно, какие-то конкурентные взаимоотношения или прочие тёрки», – рассказал Царьграду хирург.

АНЗдание АН России. Фото: Serguei Fomine / Globallookpress

Он также отметил, что не намерен во что бы то ни стало бороться за своё последнее место работы. По его словам, гораздо важнее разрешить это «недоразумение», однако хоть диалог с Минздравом и ведётся, протекает он очень медленно.

Главный трансплантолог Минздрава Сергей Готье, которого Каабак называет своим главным оппонентом, в интервью радиостанции «Говорит Москва» отметил, что не имеет отношения к увольнению специалистов НЦЗД, поскольку является директором другого медучреждения, а также парировал вопрос об используемом ими «Алемтузумабе». «У меня не может быть претензий к препаратам, потому что я не пациент», – сказал Готье.

Протокол эффективен, но с оговорками

Что касается других врачей-трансплантологов, то здесь мнения относительно применяемого Каабаком и его коллегами метода разделились. Невролог Павел Бранд отметил, что протокол (а, следовательно, и препарат) действительно спасает жизни маленьким детям, широко и с успехом применяется за рубежом – и в Европе, и в Северной Америке.

Если в стране есть уникальный хирург, который спасает жизни, но с нарушением законодательства, может, проще изменить законодательство, чем выгнать хирурга? Может, для уникального хирурга стоит создать уникальные условия?

– задался вопросом врач на своей странице в Facebook. Он также выразил опасение, что Каабак, как человек, редко идущий на компромиссы, может уехать в тот же Казахстан, где ему будет позволено проводить такие уникальные операции.

А вот заведующий отделением трансплантации почки РДКБ Алексей Валов занял позицию Минздрава, отметив, что также не одобрял схему лечения Каабака. По его словам, применяемый препарат приводил к «определённым бактериальным и вирусным осложнениям» у пациентов, но не непосредственно после пересадки, а значительно позже. «По большому счету на ранних этапах «Алемтузумаб» даёт хороший эффект, зато у них полностью заблокирован иммунитет». Валов подчеркнул, что такие пациенты «фактически обречены на искусственный СПИД» и им всю оставшуюся жизнь приходится принимать лекарства против вирусов и грибков.

операцияФото: Pascal Deloche / GODONG / Globallookpress

Сохранить врачей и спасти детей

Ещё несколько недель назад в Сети появилась петиция, в которой родители детей призвали «сохранить команду врачей из отделения Заместительной почечной терапии НЦЗД, способных проводить уникальные трансплантации почек, аналогов которым нет в России». Её подписали уже более 360 тысяч человек.

Минздрав ответил на обращение ещё 6 ноября, однако кроме как отпиской назвать это очень сложно. В сообщении ведомства говорится, что программа трансплантологии продолжает развиваться, а в «Национальном медицинском исследовательском центре (НМИЦ) здоровья детей» планируется увеличение числа квалифицированных трансплантологов. Однако Минздрав проигнорировал самый главный вопрос – почему из-за принципиальной позиции чиновников и руководства НЦЗД дети с весом менее 10 килограммов вынуждены медленно умирать?

«У детей теперь не будет шанса»

На проблему обратили внимание и медийные личности. Телеведущая Ирена Понарошку рассказала о сложившейся ситуации с увольнением Каабака на своей странице в Instagram. Она призналась, что некоторое время верила в то, что разум победит бюрократию и цинизм чиновников, однако этого не случилось. «Мне интересно, люди, которые принимали это решение, реально готовы иметь на своей совести кладбище маленьких детских могилок?! Я рыдаю вместе с матерями этих малышей и не верю, что такое возможно!» – написала Понарошку.

Актриса и экс-депутат Госдумы Мария Кожевникова в комментарии Царьграду заявила, что также хочет присоединиться к тем, кто поддерживает врача Каабака, поскольку специалиста, благодаря которому спасены десятки детей, необходимо защищать.

КожевниковаМ. Кожевникова. Фото: Komsomolskaya Pravda / Globallookpress

Он единственный в России такой врач. Единственный. Из-за этой оптимизации здравоохранения его уволили. И просто у детей теперь вообще не будет шанса, они просто будут умирать,

– возмутилась Кожевникова. Экс-депутат Госдумы подчеркнула, что до общественности необходимо донести всю важность ситуации, поэтому нужно как можно больше говорить и писать об этом.

Пациенты на диализе выгодны клиникам

В интервью изданию «Такие дела» Михаил Каабак рассказал, что начиная с 2018 года число пересадок почек детям в России стало уменьшаться. Судите сами: 2016 год – 80 таких операций, в 2017-м – уже 105, однако в 2018 году их число снизилось до 89. Такие данные приводятся в регистре Российского трансплантологического общества. По прогнозу хирурга, к концу 2019 года будет выполнено лишь 60 таких операций, что говорит о явно прослеживающейся негативной тенденции.

Говоря о возможных причинах такого развития ситуации, Каабак отметил, что подавляющее большинство детей с хронической почечной недостаточностью продолжают жить благодаря диализу. «Такой ребенок приносит медучреждению неплохие деньги, а делать почти ничего не нужно, он амбулаторный пациент», — сказал хирург. В то же время один ребёнок, подключенный к аппарату искусственной почки, по словам Каабака, приносит клинике, в которой он находится, ежемесячно от 200 до 500 тысяч рублей по тарифам ОМС. Если ребёнку сделать трансплантацию, клиника этих денег лишится, поэтому её руководство нередко отговаривает родителей маленьких пациентов от оперативного вмешательства под различными предлогами.

Минздрав обещает, но недоговаривает

операцияФото: Waltraud Grubitzsch / Globallookpress 

Сейчас Минздрав комментирует ситуацию так: «Все дети, которым нужна трансплантация почки или печени, получат лечение в Национальном медицинском исследовательском центре здоровья детей в полном объёме». При этом вес детей в ведомстве не уточнили. Что неудивительно, ведь согласно установленным правилам и сложившейся «обычной» практике тем пациентам, чей вес не достигает 9-10 килограммов, назначается только диализ.

Важно понимать, что дети с такой малой массой тела – это не обязательно груднички, как пишут некоторые СМИ. Нередки случаи, когда трёхлетний ребёнок с хронической почечной недостаточностью может весить 6-7 килограммов. Но до нужной отметки он может не добраться – просто не хватит времени. Пока чиновники следуют стандартным протоколам, а клиники чересчур пекутся о наполнении своей кассы, дети, которых можно спасти, лишаются такого шанса. Остаётся надеяться, что из этого тупика ещё можно повернуть назад.

Источник

По теме:

Загрузка...

Комментарий

* Используя эту форму, вы соглашаетесь с хранением и обработкой введенных вами данных на этом веб-сайте.