В Мире

Libération: Европа терпит бедствие — такой хрупкой и уязвимой она не была с 30-х

Подъём радикальных движений во многих европейских странах, которому уже больше не мешает историческая память об ужасах фашизма, нацизма и франкизма, стал результатом «обстановки тревоги и недоверия» к демократическим институтам, пишет колумнист Libération. По мнению журналиста, эти настроения стали плодом целого сочетания факторов, но в итоге важно лишь одно — Европа не была настолько слабой ещё с 30-х годов прошлого века, и помочь ей теперь может только кардинальная реформа Евросоюза.

«Историческая память перестала быть тормозом» для разного рода радикальных движений в Европе: в Испании в минувшее воскресенье «на четвёртых за четыре года парламентских выборах» ультраправая партия Vox смогла набрать 15% голосов, удвоив таким образом число своих избирателей, пишет французская Libération. В свою очередь, продолжает обозреватель издания, в Германии вот уже несколько лет всё большей поддержкой публики пользуется радикальная правая партия АдГ — и «воспоминания о Третьем рейхе, квинтэссенции абсолютного ужаса и кошмарном пятне на истории немецкой нации опять-таки не мешают свободным людям выбирать возвращение в ад». И даже в Италии «из ура-патриотического популизма в исполнении Маттео Сальвини проступает образ Муссолини», подчёркивает журналист.

Тем временем, в Северной и Восточной Европе, которые «ещё совсем недавно были освобождены от советского ига и тоталитарного общественного строя», происходит расцвет «нелиберальных режимов», говорится в материале. «Эти националистические и авторитарные страны, которые с упоением насмехаются над правами и свободами, правосудием, прессой и университетами, за счёт щедрых субсидий со стороны Евросоюза устанавливают у себя жестокие правительства, преследуют оппозицию и оскорбляют искреннюю Европу. И с такой недодемократией теперь живёт полдюжины стран — членов ЕС», — констатирует автор.

«Если сюда добавить ещё и абсурдное поведение достопочтенной палаты общин Великобритании в последние три года и восхождение на пост премьер-министра Бориса Джонсона — циничного, но выразительного популиста, который с одной стороны проявляет себя лжецом и демагогом, а другой — умным и комичным оратором; если понаблюдать за тем, как неизбежно затягивает в трясину «большую коалицию», возглавляемую уже обессиленной Ангелой Меркель; если учесть, каким хрупким является парламентское большинство в Италии и каким неуловимым — большинство в правительстве Испании, становится уже невозможно отрицать, что парламентские демократии Европы переживают глубокий кризис», — рассуждает обозреватель Libération. По мысли автора, этот кризис только усугубляют сепаратистские настроения в ряде регионов, включая Каталонию, Шотландию и бельгийскую Фландрию, а также то обстоятельство, что даже во Франции, где президентские институты остаются ещё крепкими, граждане всё меньше довольны состоянием общества и всё сильнее склоняются к мнению о том, что демократия теряет эффективность.
«Таким хрупким, уязвимым и нестабильным Старый свет не бывал ещё с 30-х годов прошлого века», — убеждён автор.

По мнению журналиста, одной из причин для роста недоверия к демократии стал экономический кризис 2008 года, последствия которого для покупательной способности, уровня занятости и государственных капиталовложений ощущались на протяжении десяти лет после него — в сущности, Европа смогла от них отделаться лишь недавно. Именно тот кризис «вызвал во всей Европе волну недовольства, беспокойства, а в итоге — и сомнений по поводу эффективности демократии», пишет он.

Последствия кризиса усилил приток мигрантов, который достиг пика к 2015 году — то есть к тому моменту, когда экономический эффект от 2008 года ещё давал о себе знать. Миграционная волна «породила тревогу — особенно среди наиболее уязвимых слоёв населения, — пробив бреши, через которые и стали просачиваться популизм и национализм», полагает автор статьи. Уязвимость европейцев и их правительств дополнительно обозначила серия терактов в Мадриде, Лондоне и Париже, ставшая «манной небесной для демагогов», подчёркивает он.

Впрочем, помимо таких конкретных обстоятельств, на ситуацию в Европе влияет общая обстановка «беспокойства, непонимания, сомнений и обиды», отмечается в материале. «Нечасто бывает, чтобы совпало столько дестабилизирующих факторов. С одной стороны, большое беспокойство — в особенности среди менее образованных — вызывает технологическая революция, и тем паче, что в отличие от США, Китая и Израиля, которым она принесла выгоду, Европа к ней приспосабливается с большим трудом. А меж тем, развязанная Трампом торговая война, появление горячих точек, перевооружение России и военная мощь США и Китая создают у европейцев ощущение наготы. Вклад в эту тайную тревогу вносит и старение европейского населения, которое жестоко контрастирует с демографическим изобилием на прочих континентах. Если же к этому прибавить происходящие в темпе полевого галопа нравственно-этические перемены, то становится понятно, почему европейские демократии испытывают ощущение утопления», — перечисляет автор.

Логичной реакцией на всё это будет кардинальная реформа Европейского союза, ведь описанные проблемы имеют именно такой, региональный масштаб, подытоживает обозреватель Libération. «Однако для этого понадобится решимость и единство…», — в заключение отмечает журналист.

Источник

По теме:

Загрузка...

Комментарий

* Используя эту форму, вы соглашаетесь с хранением и обработкой введенных вами данных на этом веб-сайте.