Новости ДНР, ЛНР, Новороссии

Последние новости Новороссии: Боевые Сводки ООС от Ополчения ДНР и ЛНР — 23 июня 2019

Обзор: Сводки ООС. Последние новости Новороссии (ДНР, ЛНР) сегодня 23 июня 2019.

Оглавление:

 

 

23.06.19. Заметка от журналиста Станислава Смагина. «Донбасс. Окраина» как хроника превращения украинца в русского.

«Умнеющий.
«Донбасс. Окраина» как хроника превращения украинца в русского.
Естественно, человек, все пять лет донбасской войны вплотную занимающейся ей, причем по зову сердца, а не исходя из профессиональной нужды, не мог пропустить фильм «Донбасс. Окраина». Вот я и не пропустил. К слову, узнать о нем из СМИ было крайне проблематично. Когда выходит очередной миллиарднобюджетный фильм Федора Сергеевича Бондарчука, да не обидится он упоминанию всуе, в новостных выпусках центральных телеканалах посвящают сюжеты его предпоказу, премьерному показу, а также итогам каждой из четырех-пяти недель проката. Прекрасному с точки зрения спортивной составляющей и драматургии, но весьма сомнительному во многих других отношениях «Движению вверх» также дали широкую телевизионную рекламу, включая избитый прием – «опрос случайных зрителей» (зрители и вправду случайные, кавычки тут из-за очевидной тенденциозности подборки): «Посмотрели три раза, теперь идем в четвертый», «В 1972-м смотрел тот матч по телевизору, так в фильме он показан лучше, чем в жизни» и так далее. Но вот уже «Балканский рубеж», вполне патриотический и темы актуальной российской политики вроде бы не поднимающий, однако косвенно ставящий ряд неудобных вопросов и вообще настораживающий некоей нестандартностью, причем, кажется, помимо воли авторов, встретил довольно сдержанный прием от официозных СМИ и критиков. Конечно, с корчами ненависти от критиков либеральных его было не сравнить, и все же показательно – с условно той стороны, с которой вышел фильм, ответом на горячую ненависть был не горячий восторг, а лишь скупое одобрение.

«Донбасс. Окраина», тоже вроде бы проспонсированный государством в лице Минкульта, не удостоился и подобной скупой реакции. Выглядит сие примерно так: что-то снять на главную тему пятилетия, конечно, надо, пауза затянулась неприлично, после того, как отказом в финансировании задушили донбасскую ленту Бортко, нужда в простановке галочки особенно усилилась, поэтому давайте все-таки снимем и тотчас же укутаем игнором. Рецензий – минимум, практически все – не в официальных, а максимум в лояльных власти СМИ, рекламы – около ноля, в кинотеатрах фильм идет в самое неудобное время, типа полуночи или позднего вечера, и то прокатчики при первой удобной возможности стараются отменить сеансы. Лично я попал на вечерний десятичасовой сеанс. Сначала, судя по схеме свободных и занятых мест, показываемой кассиром при покупке билета, казалось, что кроме меня в зале будут два человека или вовсе один. В итоге, правда, была где-то дюжина. Что приятно удивило – почти все молодые.
Надеюсь, на них фильм произвел столь же сильное впечатление, что и на меня. В немногих все-таки имеющихся рецензиях, попавшихся мне на глаза, читаются глухие сожаления, что это лента больше про гражданскую войну одних украинцев против других, чем про войну русских Донбасса против необандеровского украинского нацизма. И да, и нет. Правда посередине – это фильм про гражданскую войну внутри русской цивилизации, девизом которого можно сделать знаменитые слова Льва Гумилева – «когда украинец умнеет, он становится русским». Главный (точнее, один из двух главных) герой, солдат ВСУ Андрей Соколов – этнически русский «политический украинец». Типовой такой, среднестатистический. Родом из традиционно русскокультурного Харькова, совершенно русскоязычен, носит русские имя и фамилию, по армейскому роду занятий шофер и кровью, кажется, не запятнан, поверхностно инфицирован пропагандой, типа того что война идет против «сепаров», но минуту откровенности почти криком признается – «на майдане я не был и Бандеру в гробу видал». Череда сложных жизненно-военных ситуаций, прозрений и выборов начисто снимают с него налет украинства, и в самом конце, после предложения российского пограничника «пройти к своим», то есть к другим интернированным солдатам ВСУ, Соколов смотрит на недавних «своих» с плохо скрываемым отсутствием энтузиазма.

Буквально несколько секунд успевает побыть если не русским, то просто нормальным человеком активистка-бандеровка Оксана, русскоязычная, как и почти все персонажи, условно говоря, с украинской стороны. Она приехала в зону боевых действий с «подарунками» для «доблестных воинов» и в итоге вступила с этими воинами в неравную и смертельную для себя схватку, защищая мирных жителей и особенно маленького, больного и осиротевшего после бомбардировок мальчика. Кому-то образ Оксаны может показаться рискованно идеализированным, как по мне, так он иллюстрирует известную новозаветную истину: «Знаю твои дела; ты ни холоден, ни горяч; о, если бы ты был холоден, или горяч! Но, как ты тепл, а не горяч и не холоден, то извергну тебя из уст Моих». Оксана и до гибели горяча во всех проявлениях – агрессивность в адрес оказавшихся рядом вооруженных или мирных «сепаров» она перемежает деятельной помощью этим самым «сепарам». Нет, конечно, далеко не каждый необандеровец может повторить поступок Оксаны, я бы даже сказал, что «не только лишь все» могут. Однако по законам психологической физики и математики шанс выйти на плюс больше у стоящего на твердом упертом минусе, чем у всосанного болотом теплохладного нуля. Вот напарница Оксаны, киевлянка Наталья, как раз из тех, кто не холоден и горяч. Она сидит в подвале с «сепарами», ничем не помогая им, да хотя бы самой себе, то вступает в яростные идеологические перебранки, то плачет и лезет мириться. В итоге в самом конце, когда ее и ее главную оппонентку и нежданную товарку по несчастью спрашивают, кто из них мать того самого осиротевшего мальчика, напрашивается натальин ответ «я», но Наталья отводит глаза…
Мне, кстати, могут возразить, что, выписавшись из украинцев, Соколов и особенно Оксана вовсе необязательно станут русскими, и что даже сама выписка неочевидна, в конце концов, они противятся жестокости, бесчеловечности, человеческой низости и военным преступлениям конкретных людей и подразделений, а не целой страны. Но в том-то и дело, что жестокость, бесчеловечность и низость и в жизни, и в фильме вполне конкретно увязаны с «проектом Украина» как таковым. Что заставить людей помимо их воли чтить Бандеру, говорить по-украински и кормить сверхлюдей из Киева и Львова, в то время как они упоенно митингуют «за еуропэйский шлях» можно только жестокостью, низостью и преступлениями. К слову, гибнущий в начале фильма по нелепому стечению обстоятельств Алесь, напарник Андрея, говорит по-украински, но ему, простому парню, мечтающему вернуться к своей невесте и хате с садом, явно не близка мысль «заставь человека говорить по-украински или убей, ну хотя бы избей», он вообще вряд ли понимает, за что воюет. В общем, пакетная связь политического и морального выбора очевидна. Оксана успевает только оторвать моральное от политического и, повторюсь, умереть не свидомой украинкой, а просто нормальным человеком. Соколов встречает финал фильма живым и явно многое переосмыслившим. Из украинцев он выписывается, но оставаться «просто человеком» не получится. Выбор, каким человеком стать, довольно очевиден. Не зимбабвийским же.

Разберем, для ясности, эпизоды фильма, которые могут быть трактованы как его посвящение теме украинской гражданской войны. Самый, пожалуй, яркий и одновременно короткий – фраза ополченца Анатолия Марченко, второго главного героя, положительного с начала фильма и до конца. На вопрос-уточнение другого персонажа, является ли приближающийся патруль украинским, ополченец зло бросает: «Мы здесь все украинцы». Само по себе, в отрыве от сюжета, звучит как признание факта той самой гражданской войны. В рамках фильма в целом это максимум горькая констатация факта, что у всех присутствующих в кадре сторон, оккупантов и обороняющихся, правых и неправых, убийц и жертв – и вправду одно гражданство. Для кого-то секрет, что у большинства жителей Донбасса ДО СИХ ПОР украинское гражданство, и отнюдь не по их вине? Даже отец-основатель ДНР Андрей Пургин смог получить гражданство основанной им республики лишь после шумихи в прессе, до этого были отписки и отказы.
По-настоящему же понятна фраза Марченко в сочетании с другим его высказыванием, более развернутым и эмоциональным. Суть его в том, что носитель украинской фамилии на -ко воюет за русских, а парень с русской фамилией Соколов из старого русского города Харьков – за украинцев. Добавить нечего – общая мысль фильма, что русский и украинец это лишь при поверхностном взгляде этничность или гражданство, а на деле глубинный человеческий выбор, выражена предельно четко, ярко и спрессована в несколько экранных секунд. Формулу Льва Гумилева простой донбасский парень Толя пересказал своими словами и ничуть не менее убедительно.
Что еще? Раненая пенсионерка отказывается сравнивать происходящее вокруг с Великой Отечественной, говоря, что тогда была война, а сейчас – «бесстыдство». Вполне естественно, что пожилому человеку, оторванному от политики, погруженному в быт и по телевизору смотрящему в основном музыкальные каналы, сложно понять и принять, что он оказался в эпицентре набухшего и прорвавшегося наружу конфликта двух миров. То, что тебя легко и непринужденно готовы убить твои вчерашние, а формально и сегодняшние сограждане, душевно комфортнее списать на некое необъяснимое и взявшееся ниоткуда повреждение нравов, «бесстыдство». Опять же, стереотипы вещь очень сильная. Во время Великой Отечественной жители территорий, к которым приближалась армия вторжения, считали, что ничего катастрофического не будет, ведь немцы в Первую мировую зарекомендовали себя относительно благородными оккупантами. Так считали и многие евреи, говорившие на практически неотличимом от немецкого идише. Некоторым по тем или иным причинам удалось пронести это мнение и через новую оккупацию, у большинства же оно сильно поменялось, из заблуждавшихся евреев и вовсе почти никто не выжил.

Могла старуха сказать, что и сейчас «идет война народная, священная война», «как два различных полюса во всем враждебны мы»? Могла. Могла и не сказать, и не сказала. Ни то, ни другое социологически не противоречит реалиям и повседневности этой войны, особенно ее первого этапа.
Киевлянка Наталья и донетчанка Татьяна переругиваются в духе «мы новую Украину строим, а вы со своими референдумами решили в сторонке постоять?» — «ну и как, много настроили?». Сложно, однако, ожидать от простых женщин высокоумных дебатов о сути донбасско-украинской войны. В конце концов, их диалог ничуть не менее содержателен, чем те, что шестой год идут на российском ТВ, особенно если учесть, что Наталья и Татьяна не обозначены титром «политолог». В момент одного из своих многочисленных душевных зигзагов Наталья заявляет, что не считает Татьяну врагом, и заключает ее в объятия. Что ж, такой эпизод, только с участием советской и немецкой женщин, возможен и в фильме про Великую Отечественную. Киевлянка и донетчанка могли и в реальности обняться, могли до конца смотреть друг на друга волками, вернее, волчицами. Как и в предыдущем случае, оба варианта одинаково правдоподобны. А зная, что многие жители ДНР и ЛНР по сию пору вынуждены пробираться на занятую украинцами территорию, чтобы ради выживания получить какие-то социальные крохи от Киева, упрекнуть кинематографическую картинку в излишней толерантности, вредном гуманизме и ненужном примиренчестве с врагом тем более сложно.
Наконец, поверхностный взгляд может счесть свидетельством гражданской войны сам главный дуэт фильма – солдата ВСУ и ополченца Новороссии, которые вместе закапывают мертвых и спасают живых, сначала яростно и чуть ли не до перестрелки бранясь на чистом русском, а затем постепенно сближаясь. Что ж, наша главная координатная сетка аналогий в отношении донбасско-украинской ситуации и конкретного фильма о ней – это Великая Отечественная. Используем данную сетку в очередной раз. История Великой Отечественной знает немало случаев, когда наши и немецкие солдаты, заключив локальное краткосрочное перемирие, убирали трупы, пусть и не вместе, а каждая сторона свои. Или, например, ранней весной, в период таянья снега, вычерпывали воду из окопов, находящихся друг напротив друга. До братаний, как в Первую мировую, дело не доходило, но едой и табаком порой обменивались. И частных случаев взаимного гуманизма и рыцарского поведения было немало.
Опять же, в кино и литературе можно найти ряд примеров, причем обычно основанных на реальных событиях, когда немецкий и советский солдат, поставленные в необычные экстремальные условия, вынуждены взаимодействовать. Скажем, фильм «Помни, Каспар!» о том, как сначала советский лейтенант спасает им же раненого солдата Каспара от волков в лесу, а затем Каспар отдает долг, убив немецкого автоматчика и вручив его автомат Денису. Или вспомним солдата Гельмута из «Семнадцати мгновений весны», убивающего унтершарфюрера СС Барбару, чтобы спасти радистку Кэт и ее ребенка. Иногда подобного рода произведения и отдельные сюжетные линии соотносятся с общим масштабным полотном войны, иногда поданы отдельно от него, но в обоих случаях не подлежит сомнению подчеркнутое или оставшееся за кадром наличие правой и неправой сторон этой войны. Переход, пусть и мимолетный, рядовых представителей неправой стороны на правую не уравнивает эти стороны – наоборот, он обычно подчеркивает разницу между ними. И наличие таких сюжетов не делает Великую Отечественную какой-нибудь «гражданской войной внутри арийской цивилизации» – можно, конечно, трактовать и так, но очевидно, что от стандартной гражданской она отличается еще больше, чем война между русской цивилизацией и украинским проектом.
Вот и в «Донбасс. Окраине» вполне очевидно столкновение двух миров и двух разных взглядов на жизнь (и смерть), разница между которыми неизмеримо выше разницы во взглядах на «особый статус отдельных районов Донецкой и Луганской областей», как записано в похабных Минских договоренностях. Все мимолетные экранные указания на внутриукраинский характер конфликта лишь показывают один из возможных углов зрения на Правду, которая в фильме, как и в жизни, одна, и она несомненна, как и то, кто именно прав, а кто нет. Любой же минимально внимательный и вдумчивый зритель и вовсе увидит в них подтверждение общей концепции фильма как рассказа о борьбе русскости с украинством.

Не знаю, насколько это понимал сам режиссер Ренат Давлетьяров. Насколько искренне он говорил в интервью о том, что «взялся за тему украинской гражданской войны». Насколько вынуждены в фильме титры о «конфликте на юго-востоке Украины» или о том, что американцы, дескать, больше не поддерживают батальон «Азов», как будто бы от этого он перестал служить вашингтонским геополитическим интересам. Предположим, что это все искренне, а не для бдительной идеологической цензуры – в таком случае нужно констатировать аналогию с «Балканским рубежом»: горькое величие темы вкупе с талантом режиссера позволили сказать больше и лучше, чем он, режиссер, сам планировал. А талант Давлетьярова несомненен – это, помимо всего сказанного выше, видно и по сочной образности, и по сильной работе с картинкой…А главное, по необычайно качественному выстраиванию калейдоскопа из постоянно меняющихся комбинаций «свой-чужой», который в кульминационный момент драматически превращается в безупречно сложившийся пасьянс.
Неизвестно, удалось бы режиссеру снять ленту лучше и откровеннее, в духе нереализованного пока проекта Бортко, если бы отсутствовали разнообразные преграды и заглушки. Многочисленные примеры из советской истории, да, собственно, и сам «Донбасс», показывают, что цензура зачастую на пользу действительно качественному фильму действительно классного автора, она позволяет сказать больше и дать больше пищи для ума. Мы видим, что и в таком виде «Донбасс» ощутимо бьет по либерально-бюрократическому заговору вокруг обозначенной в названии темы, вынуждая прилагать изрядные усилия для отсечения картины от зрителей. Но те самые десятки молодых людей на ночных сеансах заставляют поверить, что вредительство стопроцентного эффекта иметь не будет. Что «Донбасс» свое слово скажет и поможет приближение времен, когда о Донбассе без кавычек можно будет снимать четче, откровеннее, смелее. Получится ли – вопрос. Пока лента Давлетьярова выглядит терриконом, выше которого подняться непросто.»

 

23.06.19. Сообщение от военкоров и видео от журналистов. В Харькове сотрудники военкомата получили лещей.

От военкоров: «Сегодня вечером, после 19:00, украинские каратели открыли огонь по окраинам Горловки. В результате этого ранения получила 13-летняя местная жительница.
Карина Светличная, 2005 года рождения, находилась на улице Боткина, когда начался обстрел. ВСУ вели огонь с позиций в оккупированном Дзержинске.
По информации мэра Горловки Ивана Приходько, у Карины минно-взрывная травма, осколочное ранение передней поверхности правой голени. В ноге ребенка торчит осколок 4х5 см.
Девочка доставлена в горловскую городскую больницу №2.»

Видео: «В Харькове сотрудники военкомата получили лещей. Общественники дали отпор сотрудникам военкомата которые «похищали» людей в Харькове».

23.06.19. Сообщение от журналиста Ольги Таловой. Вице-премьер украинского правительства зовет патриотов на очередной языковый майдан.

«Вице-премьер украинского правительства зовет патриотов на очередной языковый майдан.
Вице-премьер Славко Кириленко, один из организаторов «революции на граните» в 1998 году и соратник Ющенко по оранжевой революции, призывает украинское студенчество готовится к языковому майдану.
Декоммунизатора до смерти напугало обращение депутатов в Конституционный суд с требованием отменить закон о языке, который стал символом насильственной украинизации. Верховная рада с подачи Порошенко приняла этот документ под президентские выборы, поскольку он укладывался в триаду «Армия. Мова. Вера». Однако, сразу после выборов построенный технологами «Рошена» пропагандистский замок рухнул. И оппозиция в лице партий Медведчука и Вилкула направила в Конституционный суд обращение в просьбой отменить языковый закон.
Обращение подписали более 50 народных депутатов, среди них: Александр Вилкул, Евгений Мураев, Вадим Новинский, Нестор Шуфрич, Михаил Добкин, Сергей Кивалов, Татьяна Бахтеева, Вадим Рабинович, Наталия Королевская. По их мнению, языковой закон нарушает права граждан на использование своего родного языка, если он не украинский. Как утверждают оппозиционеры, положения закона являются дискриминацией русскоязычных граждан по языковому признаку.
Реакция власти последовала незамедлительно: член уходящего Кабмина Кириленко разразился на своей странице обвинениями в адрес реваншистов и призвал оставшихся «порохоботов» грудью встать на защиту галицкой гвары, нового правописания образца 1918 года и прочих завоеваний майданной власти.
«Случилось ожидаемое событие: «пятая колонна» внесла представление в Конституционный Суд с целью отменить Закон об украинском языке. Надежда на КС слаба. Новая власть во главе с Зеленским молчит. Реально защитить украинский язык могут только люди: значит не за горами новый языковой Майдан»,- предрекает чиновник.
Кстати, сам Кириленко — большой специалист по майданам, с 1998 года студент философского факультета Киевского университета профессионально раскачивал власть – сначала лежал на киевском граните, требуя отставки премьера Фокина, потом поддержал оранжевый майдан и третий срок Ющенко, был активным участником госпереврота 2014 года. Он же инициировал и так называемый мовный майдан в 2012 году, подняв сознательную украинскую молодежь летом протестовать против принятия закона «Об основах государственной языковой политики», который неофициально называли законом Кивалова-Колесниченко.
3 июля 2012 года, после принятия Верховной Радой данного закона, на Европейской площади под Украинским домом собрался митинг в поддержку украинского языка, некоторые из участников акции объявили голодовку. Часть протестующих осталась на ночь. На следующий день между митингующими и сотрудниками спецподразделения «Беркут» произошли столкновения с применением слезоточивого газа. Попытки раскачать языковую ситуацию в регионах успеха не имели, а голодающие за мову активисты на ступеньках бывшего музея Ленина быстро завоевали славу городских сумасшедших. Несмотря на их «лежбище» и показную голодовку, тогдашний президент Янукович подписал данный документ, предполагающий возможность официального двуязычия в регионах, где процент представителей национальных меньшинств составляет более 10%. В итоге, «мовные голодающие» расползлись по домам через неделю, не выдержав жары, минимального финансирования и равнодушия общества к этой теме. Раскачать ее удалось лишь через два года. Теперь же пятилетка насильственного насаждения украинского языка уходит в небытие вместе с идеологами языковой и этнической дискриминации русскоязычного населения Украины.
Примечательно, что мнения читателей Кириленко разделились — одни требуют прекратить провокации, другие готовы хоть сейчас отправляться на акцию протеста.»

 

 

22.06.19. Сообщение от журналистов. Запорожские ветераны бандер не боятся

«Запорожские ветераны бандер не боятся

Видео из Запорожья в тему сегодняшней годовщины начала войны.

Это выступление не ребёнка войны, не родных и близких ветеранов, а участницы Великой Отечественной войны, участницы Сталинградской битвы.

Жительница Запорожья Александра Скрипнюк ушла на войну в 19 лет, на восьмой день после её начала. Её определили в Волжскую военную флотилию. В 1941-м она участвовала в транспортировке раненых пароходом в тыл из Москвы и с Калининского фронта, а в 1942-м спасала солдат в Сталинграде, где получила ранение. Войну закончила старшим лейтенантом медицинской службы.

Её рассказ — о событиях в Запорожье в первые месяцы боевых действий.»

22.06.19. Материал от пресс-службы НМ ЛНР. СПЕЦПРОЕКТ «Я НЕ БОЮСЬ». ВИТАМИРА БЕЛЯН.

«СПЕЦПРОЕКТ «Я НЕ БОЮСЬ». ВИТАМИРА БЕЛЯН.
Хрупкая девушка, уроженка Марковского района, с самого детства мечтала стать принцессой, уже тогда моделировала наряды для своих кукол и представляла как в будущем ее коллекции увидит весь мир. Но со временем, планы свои пришлось отодвинуть в сторону, на землю Луганщины пришла война.

Героиня сегодняшнего выпуска спецпроекта «Я не боюсь» — Витамира Белян, руководитель группы театра мод «Виват», в 2014-м она была в рядах тех, кто встал на защиту своей Родины.

Она рассказала свою историю как стала военным журналистом, добавив что нужно помнить, что ты — русский!»

Загрузка...

 

22.06.19. Заметка от издания «Антифашист». Третий месяц: от надежды к безнадеге.

«Третий месяц: от надежды к безнадеге.
Вот и пошел третий месяц с того дня, как 21 апреля 73 процентами голосов электората был избран президентом Владимир Зеленский. И у него, как говорят его «зе-сторонники», уже есть два крупных успеха.
Первый: Конституционный суд признал соответствующим Конституции его указ о разгоне Верховной Рады и досрочных парламентских выборах 21 июля сего года. То есть ровно через месяц может подтвердиться та сила коллективного бессознательного украинского общества, которое всю прежнюю политическую элиту послало в пеший эротический тур так круто, что сегодня нардепом может стать любой хитрый идиот, если он скажет, что работает на «зе-команду» Зеленского. Что ни делают «старики» и даже «герои майдана», чтобы привлечь к себе внимание электората, их дружно и весело посылают. Вон прежний держатель-хранитель армии, мовы и веры, главный экс-президент-томосоносец мира Петр Порошенко своих однопартийцев даже почти «собаками» переназвал (из «БПП» стал ПЕС – Партия «Европейская солидарность»), а рискует вообще не попасть в будущую Раду, потому что не преодолеет 5-процентный проходной барьер. И ему этого все желают так дружно, что в даже в НАТО меньше стремиться стали.
И Зеленский рассчитывает, что может со своей партией «Слуга народа» («СН») победить на выборах единолично и сформировать свое большинство в Раде, получить своих правительство и премьера и даже выгнать на фиг главу СБУ Василия Грицака, Министра обороны Степана Полторака и даже генерального прокурора Юрия Луценко. Ну того собутыльника экс-президента, который уверен, что служит президенту США Дональду Трампу в его борьбе с Джо Байденом, а потому «бессмертен» в Украине и может публично и нагло крутить смачные дули новому главе страны и его «зе-дебилам». Все остальные политики Украины уже практически довольствуются приставкой «так называемые» и хотят хоть крохи отщипнуть от электорального пирога, чтобы уберечь кровно наворованное. Так сильно, повторяю, «старые» надоели украинцам.
Второй успех еще более значительный – Зеленский объявил, что ликвидировал Администрацию президента (АП) на улице банковой и переезжает в Офис президента Украины (ОПУ) на Европейскую площадь в бывший музей Владимира Ленина, который мается, пардон, успешно работает как бессмысленный «Украинский дом», периодически (в 2004 и в 2014 годах) превращаясь в ночлежку для отмороженных майданутых. Так Зеленский, говорят, хочет окончательно подчеркнуть, что он – «человек новый» и решительно разрывает узы, связывающие его с прошлым.
Но вот беда: по мнению многих путь из АПы в ОПУ – это весь такой нехитрый и неоднозначный по звучанию маршрут движения Зеленского. Все его пока видимое продвижение по пути преобразований. Глава политсовета одной из конкурирующих фирм — партии «Оппозиционная платформа — За жизнь» («ОПЗЖ») Виктор Медведчук по поводу нового президента как-то сказал: «В фигуре президента Зеленского часть людей видит Василия Голобородько, еще часть — Коломойского. Но самое страшное, что часть людей видят в нем Порошенко». Голобородько – это, как вы понимаете персонаж сериала «Слуга народа», которого новым и решительным президентом «из народа и для народа» играл сам Зеленский. Став же реальным президентом он похож на своего персонажа, как упомянутый Порошенко на «честного реформатора» и «некоррупционного политика». То есть совсем не похож, а очень даже наоборот — является его прямой противоположностью.
Вот на такого Порошенко и начинает походить Зеленский. И именно поэтому, кажется, Андрей Гожий, украинский адвокат и общественный деятель прямо сказал: «Зеленский не признал, что прежней властью проводилась политика репрессий и преследований инакомыслящих, а значит, не дал сигнала к ее прекращению».
И тут, конечно, можно возразить, что, мол, эти люди, оценивая Зеленского, говорят каждый о своем. Медведчук просто не может скрыть разочарования в том, что победил Зеленский, а не его бизнес-партнер и скрытый политический подельник Порошенко. Ведь украинские СМИ приводили вполне убедительные доказательства, что Порошенко и Медведчук вели вполне успешную и интенсивную ночную работу на свои карманы. И что Медведчук планировал стать «младшим партнером» и даже – о эти сладкие мечты! – премьером в случае победы Порошенко на выборах. А сам Порошенко, не исключено, рассчитывал, что тот поможет ему смягчить резко негативное отношение к себе Москвы. И даже, может быть, выбьет разрешение пожить в Ростове-на-Дону и «бросить там кости» по старой привычке украинских лузеров-президентов. С победой Зеленского облом получился и у Медведчука, и у Порошенко. И сейчас оба они то поливают грязью «выскочку», то всячески пытаются присоседиться к нему и к его партии «СН», чтобы и себе погреться в лучах чужой электоральной популярности и предложить себя в качестве партнеров по будущей коалиции. Взамен, разумеется, на кресло премьера. Ибо, как вы понимаете, эти ребята, несмотря на собственное лузертво, аппетиты имеют будь здоров.
Ну а Гожий – это адвокат, который при Порошенко занимался защитой всех, кто попадал под каток и пресс репрессий и преследований. И потому у него свои надежды на Зеленского. И на то, что новый президент не захочет, чтобы страна и при нем носила гнусный имидж военно-полицейского репрессивного режима, где совсем уж по-фашистски чмырят всех инакомыслящих – простых граждан, журналистов, общественных деятелей, политиков.
И президенту Зеленскому, в принципе, к Гожему надо бы прислушаться, если он (Зеленский) действительно не хочет скатываться к подобию Порошенко. Это уже при нем с новой силой возобновились обстрела ЛДНР и в Донбассе с обеих сторон пролилась кровь, которая обильно заляпывает уже не кургузый и помятый пиджачишко над ненаглаженными штанами и порванными носками Порошенко, а якобы девственно чистые зеленые одежды Зеленского. Его белые кроссовочки и закатанную в руках пацанскую рубашечку «своего в доску парня». И это уже за первые два месяца Зеленского случилось и первое убийство оппозиционного журналиста Вадима Комарова, которого 4 мая сего года металлическим обрезком по голове «учили» в Черкассах, как не надо о пьяном бунте в Черкасской колонии № 62, о хищениях бюджетных средств, незаконном строительстве и коррупции в Черкасском горсовете. В 2016-м. при Порошенко журналиста Комарова пытались застрелить, а вот при Зеленском таки добили. Он умер через полтора месяца после покушения, так и не выйдя из комы.
«Он был неудобным для многих местных политиков. Ставил неудобные вопросы о коррупции в Черкассах, поднимал резонансные темы. Физическая агрессия в отношении журналистов в Украине — на недопустимо высоком уровне. А системная безнаказанность провоцирует новые атаки. НСЖУ продолжает настаивать на проведении специальных парламентских слушаний по вопросам физической безопасности журналистов и свободы слова. Продолжаем требовать реальной, а не декларативной, защиты прав украинских журналистов!» – заявил по этому поводу глава Нацсоюза журналистов Украины (НСЖУ) Сергей Томиленко. В унисон с адвокатом Гожим. А Зеленский молчит, как в рот чего-то набрал. Чего?
В итоге президент Зеленский вступает в третий месяц своего правления, с одной стороны, в атмосфере усиленных и даже гипертрофированных надежд на себя и на своих якобы соратников в «СН». Украинская общественность верит в «чудо Зеленского»: придет – порядок наведет, всех негодников посадит, а всех праведных и сирых приголубит и на социальном лифте вознесет к верхам карьеры и процветанию. Как раньше верили в «золото гетмана Полуботка», возврат которого из английских банков сделает каждого укра, арийца и даже расово правильного шумера богатым. Или в «дешевый газ из водорослей» от Юлии Тимошенко, за который надо будет платить сущие копейки. Ничего этого, как вы понимаете, не случится и не может случиться. Зеленский – комик, конечно, но все же даже не иллюзионист.
С другой стороны, Зеленский то ли действительно не понимает, то ли не хочет понимать, страна живет и отдает ему и его «слугам народа» предпочтении по очень сильной инерции отторжения всего, что было в Украине в предыдущие годы, когда страной правили Порошенко и всевозможные его майдауны-порохоботы, причастные к госперевороту-2014. И эта инерция отторжения сейчас автоматически и сильно переходит в инерцию надежд на перемены к лучшему, олицетворением которых и является «Зе-команда» со своим предводителем, но, увы, не перерастает в какие-либо дела по воплощению этих надежд в жизнь. Как сказал бы умный Карл Юнг, укронацией движет некое мощное коллективное бессознательное, которое активно отвергает старое и надеется на новое. Но этим новым заниматься никто не хочет. Никто! И надежды могут уйти в свисток, как пустой пар, стравленный из сигнальной трубы в никуда, в воздух.
И к людям опять вернутся безнадега, депрессия, стрессы и разочарование. И придет понимание, что вот такое отторжение любой правящей элиты в Украине, которая должна была бы заниматься государственным строительством, но занимается только набиванием собственных карманов, — это первый и неоспоримый признак деградации страны. Первый предвестник упадка, развала и распада Украины, которая, оказывается, никому не нужна. Равно как и готовность народа передать власть на выборах кому угодно, хоть авантюристам и проходимцам, лишь бы «новым лицам», а не старым политикам, — это второй признак того же явления — упадка, развала и распада.
А украинцы, повторяю, массово отторгают «старье», и не находят продыху в новых. Они лишь наблюдают хаотичное и бессмысленное прыганье по фонтанам, сидение не ступеньках, катание на велосипеде, путь из АПы в ОПУ с обязательным целованием в лысину друга. Понятно, что Зеленский за такими мелкими тактическими приколами просто выигрывает время для того, чтобы на выборах в Раду победили «слуги народа». Именно поэтому он старается и молчать на все волнующие общество и страну темы – чтобы его не «кончили» те, кому это может не понравиться. Но что будет если такие отговорки – лишь отмазка и прикрытие над стратегической неспособностью Зеленского к делам большим, к решению насущных проблем страны? Вот это будет номер, если Зеленский тоже окажется пустышкой. «новым лицом», но со старым выражением и гримасами клоуна на нем. Тогда ему путь точно в Ростов Если его там примут, конечно. Хотя анекдоты, которые так нравятся Путину, он рассказывать умеет, значит, могут принять.»

22.06.19. Сообщение от военкоров и от журналистов. «Американские «Абрамсы» уничтожили посевы в румынской деревне

От военкоров: «Вольво-Центр — шумно, будьте внимательны и осторожны
В стороне Промки — светло-жёлтая сигнальная ракета в небе. Шумит сторона Пески-Вольво-Центр, Октябрьский, будьте осторожны! Зафиксирован обстрел со стороны ВФУ по направлению: – н.п. Авдеевка (войсковая часть) – н.п. Спартак, выпущено 9 мин калибром 120 мм».

От журналистов: «Американские «Абрамсы» уничтожили посевы в румынской деревне
Техника армии США по ошибке проехала через румынскую деревню, повредив посевы и напугав мирных жителей. Американские военные проигнорировав обращения местных жителей и предупреждения, проехали по засеянным полям, уничтожив часть урожая.

Согласно сообщению издания Agrointel, неожиданный военный инцидент произошел в румынском городе Фетешти. Боевая техника армии США, включая ОБТ «Абрамс», уничтожила часть посевов, и посеяла панику среди местных жителей.
Танки проехали через румынскую фермерскую деревню в районе Фетести, округ Яломита.

Фермеры, работающие на участке, стали свидетелями настоящего нашествия танков на посевы пшеницы, подсолнечника и кукурузы.
-утверждает издание.

Местные жители сообщают, что пытались переговорить с солдатами, но те проигнорировали их и продолжали продвигаться по полям фермы.

Фермеры сообщили об инциденте в полицию, но утверждают, что полиция пришла лишь спустя некоторое время, и сказала местным жителям, что это были учения НАТО, и военные следовали неправильно введенным координатам, ошибочно заехав на частную землю.

Танки участвовали в учениях Sabre Guardian 19
Согласно сообщениям СМИ, румынские и американские войска участвуют в совместных учениях Sabre Guardian 19. Маневры проходят с 3 по 24 июня на территории Болгарии, Венгрии и Румынии. Sabre Guardian 19 предназначен для улучшения интеграции многонациональных боевых сил.

Стоит также отметить, что во время инцидента был замечен модифицированный танк Abrams с визуальными модификациями, имеющими тот же внешний вид, что и система активной защиты Trophy.
Ранее в этом месяце официальные представители армии США в Европе заявили, что Абрамс, оснащенный визуальными модификациями для имитации системы активной защиты Trophy, принимает участие в Sabre Guardian 19.
Используются визуальные модификации, которые имеют тот же размер и вес фактической системы, чтобы подразделение могло предоставлять обратную связь Министерству обороны в частности, в отношении влияния системы на маневренность транспортного средства, осведомленность экипажа о ситуации и способность танка поражать цели.
— отметили в отделе по связям с общественностью армии США.

Израильская компания «Рафаэль», совместно с американской Leonardo DRS, выиграла конкурс на оснащение ОБТ «Абрамс» системами активной защиты Trophy. Также облегченная версия КАЗ должна быть установлена на колесные БТР «Страйкер». Общая сумму контракта составила на данный момент более 200 миллионов долларов США.»

Загрузка...

 

22.06.19. Сообщение от военкора Романа Вепрева. Обмен пленными между Украиной и ДНР может состояться осенью.

«Обмен пленными между Украиной и ДНР может состояться осенью.
Обмен пленными между Украиной и ДНР может состояться уже осенью этого года, если Киев выполнит все необходимые для этого условия. Об этом заявила омбудсмен ДНР, представитель Республики в минской гуманитарной подгруппе Дарья Морозова.
«Наше основное условие – люди должны быть процессуально очищены. На это может уйти один-два месяца. И если мы будем работать в таком темпе, то провести обмен пленными с украинской стороной, возможно, удастся к осени», — отметила она.
Морозова добавила, что Республика готова приложить максимум усилий для подготовки и проведения обмена. «Ведется работа со списками. Мы ждем от Киева зеркальных мер», — подчеркнула она.
Напомним, в последний раз обмен пленными состоялся 27 декабря 2017 года.
Тем не менее, согласно инсайдерской информации, в Администрации президента Зеленского не спешат выполнять Минские соглашения. Как минимум, до парламентских выборов и после, пока не станет окончательно ясен расклад сил, процесс будет заморожен.
«Прорыва в минских переговорах не будет, снова прозвучат двойные формулировки в Минске. Администрация, как и сам Президент Украины, понимают, что до выборов в ВР делать резкие шаги без смысла. Главная задача заморозить ситуацию и не реагировать на провокации. Предстоящие переговоры будут ради переговоров, где все подтвердят, что Минские соглашения нужно выполнять», — сообщает телеграм-канал Легитимный.
Обсуждение вопроса перемирия, по данным канала, также будет идти, однако, само оно, даже если и будет объявлено, соблюдаться не будет.
Тем не менее, украинская сторона, якобы, намерена добиться проведения обмена пленными в малом количестве (а не «всех на всех», как предусмотрено «Минском») еще до выборов. Это, по мнению политтехнологов избирательной кампании партии Зеленского, сможет не только укрепить, но и дополнительно повысить ее рейтинг.
«Сейчас обе стороны снова уперлись. Наша украинская сторона хочет выторговать мини-обмен перед выборами и обещают многое, но не официально, под честное слово. Обещают сделать всё, но после выборов, когда будет «своё» большинство. Вообщем сейчас всё зависит от Русских, захотят ли они «поверить» украинской стороне и пойти на уступки ил нет», — пишут авторы.
Судя по сообщению Дарьи Морозовой, пока на уступки украинской стороне идти никто не намерен.
Напомним, 19 июня состоялись очередные переговоры в Минском формате. Никакого ощутимого результата они не принесли. Перемирия достичь не удалось, этот вопрос отложен на 2 июля, договоренности о разводе сил и средств в Станице Луганской также не исполнены.»

По теме:

Загрузка...

Комментарий

* Используя эту форму, вы соглашаетесь с хранением и обработкой введенных вами данных на этом веб-сайте.