Новости Украины сегодня

Последние новости Украины сегодня — 26 декабря 2018

Обзор: последние новости Украины и Юго-Восточной Украины сегодня 26 декабря 2018.

 

 

Украинские военные предприятия попали в список санкций России

Прохожие на площади Независимости в Киеве, Украина

Правительство опубликовало расширенный санкционный список против Украины.

В общей сложности в список попали свыше двухсот украинских граждан и компаний. Ограничительные меры коснутся «Государственного экспортно-импортного банка Украины», компанию «Центрэнерго», государственные военные компании «Укроборонпром» и «Укрспецэкспорт», «Первую логистическую компанию» и страховую группу «ТАС».

Помимо этого, под санкции попали мэр Одессы Геннадий Труханов, первый замглавы украинского МВД Сергей Яровой, начальник госпогранслужбы Петр Цигикал, замглавы Национальной полиции Вадим Троян, депутат Верховной рады от «Оппозиционного блока» Александр Вилкул и его коллеги по парламенту Владимир Шкварилюк, Владимир Арешонков, Евгений Балицкий, Антон Яценко, Александр Абдулин и Константин Ярынич. В общей сложности под российские спецмеры попала почти половина украинского парламента.

В «черный список» также внесли начальника главного управления разведки Минобороны Украины Василия Бурбу.

Всего на данный момент в список включены 567 граждан Украины и 75 компаний.

Как ранее написал премьер-министр Дмитрий Медведев, Россия расширила перечень лиц и компаний, попавших под специальные меры, для защиты собственных интересов.

Ответные санкции

В начале ноября Россия в ответ на украинские санкции ввела ограничительные меры в отношении 322 физических и 68 юридических лиц. В список попали глава МВД Арсен Аваков, глава СБУ Василий Грицак, министр обороны Степан Полторак, радикалы Дмитрий Ярош и Олег Ляшко, экс-премьеры Арсений Яценюк и Юлия Тимошенко.

Помимо этого, контрсанкции также коснулись членов украинского Конституционного суда, чиновников администрации, некоторых руководителей органов исполнительной власти, части политиков, бизнесменов и военных.

Сами ответные меры предполагают «блокирование (замораживание) безналичных денежных средств, бездокументарных ценных бумаг и имущества на территории России и запрет на перечисление средств (вывод капитала) за пределы России».

В Москве подчеркнули, что принятое решение носит характер ответного – украинская сторона ввела санкции в отношении России в 2015 году, после чего неоднократно расширяла и продлевала их.

При этом, как заявил пресс-секретарь президента России Дмитрий Песков, если Киев отменит санкции, то Москва прекратить действие ответных ограничений.

 

Киев решил: настоящую Украинскую церковь оставить только Крыму и Донбассу

Закон, обязывающий каноническую Украинскую православную церковь переименоваться в «Российскую православную церковь в Украине» на самом деле недооценен даже его авторами.

На Украине действительно принят исторический акт. Если, конечно, под словом «исторический» подразумевать любые беспрецедентные в истории (какими бы нелепыми и противоестественными они ни были) законы и постановления. Вот честно, найти в многовековой истории религии подобные случаи очень сложно, притом что в ней происходили самые невероятные события.

Неоднократно были случаи, когда какие-то церкви запрещались, какие-то создавались вопреки воле верующих, не раз государство создавало свою церковь (как сейчас на Украине), очень часто глава государства являлся одновременно и главой церкви (как сейчас в Британии), а в некоторых случаях глава церкви являлся главой государства (как сейчас в Ватикане). То есть все было. Но чтобы парламент и президент какого-то государства за какую-то церковь, вопреки ее воле, решали, как ей именоваться, — такое припомнить сложно, если вообще возможно.

Даже Генрих VIII, жаждавший жениться назло папскому престолу, до такого не додумался. А ведь, казалось бы, какая идея: создал себе англиканскую церковь и тут же постановил переименовать католическую, скажем, в «профсоюз друзей папы римского». Мол, дорогие британские католики, никто вашу церковь не запрещает, но «ради облегчения выбора между церквями назовем вещи своими именами». Можно подумать, такой подход предотвратил бы последовавшие за тем вековые религиозные смуты и поочередную резню то католиков, то протестантов.

А ведь именно так Порошенко трактует цель подписанного им антицерковного закона. Заметьте, закона, который даже по оценке юристов Верховной рады прямо противоречит 35-й статье Конституции Украины, гарантирующей свободу совести и невмешательство государства в дела церкви.

Понятно, что этот закон будет оспорен в Конституционном суде Украины, как обещает оппозиция. Однако данный суд давно уже превратился в бутафорский орган, полностью подконтрольный власти, поэтому надеяться на него бессмысленно. Статья, требующая изменения названия УПЦ, наверняка будет отменена лишь со сменой режима, не раньше. А до этого будет твориться беспредел.

Ясно также, что церковь не подчинится требованиям этого «противозаконного закона». От нее требуют закрепить в названии принадлежность к России, так как ее руководящий центр якобы находится в «государстве-агрессоре». Но 1-я же статья Устава УПЦ гласит: «Украинская православная церковь является самостоятельной и независимой в своем управлении и устройстве».

В нескольких пунктах данного документа есть упоминание духовной и организационной связи с Русской православной церковью, причем именно с «Русской», а не «Российской». Это очень важный нюанс. Дело в том, что в украинском языке оба эти слова обозначаются одинаково: «російський». Однако в Уставе УПЦ подчеркнуто, что она связана с каноническим православным миром «через Руську православну церкву». То есть РПЦ в этом документе обозначена не как церковь государства Россия, а как церковь, объединившая Русь — Россию, Украину и Белоруссию.

Но конечно, ни один украинский чиновник или боевик, которые заявятся срывать таблички с храмов УПЦ, в такие подробности вдаваться не будут. Не для того данный закон принимался.
Кстати, на Украине есть еще одна церковь, которая точно подпадает под этот закон: старообрядческая. Украинская архиепископия является структурным подразделением Русской православной старообрядческой церкви, что прописано и в ее Уставе. Поэтому украинские власти наверняка будут требовать насильственного переименования и от нее.

Пойдут ли на это обе церкви? Пока что юристы, представляющие интересы УПЦ, заявляют, что не собираются ничего перерегистрировать и переименовывать, подчеркивая: «Украинская православная церковь является церковью украинского народа, основанной Собором Украинской православной церкви и зарегистрированной в соответствии с украинским законодательством, а ее центр находится в Киеве».

Но можно не сомневаться: через четыре месяца (а именно столько Рада и Порошенко дали на переименование) от УПЦ потребуют изменения в судебном и даже в силовом порядке. Принятый сейчас закон отмечает, что если церковь «добровольно и с песнями» не внесет изменения в Устав, то его положения в той части, где обозначается название религиозной организации, автоматически потеряют силу. И крупнейшая церковь Украины просто останется… без названия. Представляете, Безымянная православная церковь. Соответственно, любые подписанные на сегодня документы об аренде храмов и передаче их канонической церкви будут подлежать отмене и перерегистрации (последнее равносильно отмене).

Украинские законодатели, рьяно кинувшиеся бороться с УПЦ, даже не обратили внимания еще на один парадокс, который сами и создали. После того как они запретят окончательно вывески с названием «Украинская православная церковь», единственными регионами, где останутся храмы с названиями «Украинская», будут ДНР, ЛНР и Крым, которые по-прежнему являются канонической территорией УПЦ.

Да, несмотря на войну и изменение государственных границ между Россией и Украиной, никому в России не пришло в голову ломать устоявшиеся каноны и традиции, изменять подчинение епархий, отбирать у УПЦ ее территории и храмы или заставлять ее насильно переименовываться. Мало того, церковь осталась единственным общественным институтом, который еще связывает расколотые линией фронта регионы Донбасса. Теперь окажется, что в Донецке на кафедральном соборе будет висеть табличка «Украинская православная церковь», а в Мариуполе украинские боевики будут яростно срывать с храмов, подчиненных Донецкому епископу, вывески со словом «Украинская». Вот вам и очевидный ответ на вопрос, является ли постмайданный киевский режим проукраинским или антиукраинским.

 

«Освободительный» поход в Россию. Какие провокации могут придумать в Киеве

Украинский военнослужащий на борту корабля береговой охраны в Мариуполе

Истекает срок военного положения, введенного на Украине после инцидента в Керченском проливе. Задержанные украинские моряки пишут письма из российского СИЗО и просят соотечественников не забывать их. А бывший представитель Киева в НАТО Петр Гаращук объявил, что Азовское море по приглашению Украины может посетить корабль британского флота. РИА Новости разбиралось в том, как развиваются события.

«Третья мировая война»

О британском корабле Гаращук сообщил в эфире российского канала явно в расчете на резонанс. «Обстановка между нашими странами накалилась до предела. В эту войну — на мой личный взгляд, третью мировую войну — вовлекается уже государство — член НАТО Британия», — нагнетал страсти генерал.

С одной стороны, заход иностранного военного корабля в Азовское море — обычная ситуация. А с другой — совершенно необычная, поскольку Азовское море имеет не совсем «стандартный» правовой статус. «С практической точки зрения ситуация необычная — трудно себе представить, чтобы в советский период руководителям государств или флотов пришло бы в голову организовывать такой визит в порты Азовского моря. Но сегодня у этого когда-то внутреннего моря СССР прибрежными являются воды двух государств, которые вправе принимать в своих портах иностранные военные корабли», — объясняет заведующий кафедрой международного и морского права университета морского и речного флота имени адмирала Макарова Александр Скаридов.

«В декабре 2003 года Россия и Украина заключили договор об использовании Азовского моря и Керченского пролива. Договором предусмотрено, что военные корабли третьих государств, то есть не российские или украинские, могут заходить в Азовское море и проходить через Керченский пролив, если они приглашены украинскими или российскими властями и направляются с визитом или деловым заходом в порт одного из названных государств. Такой визит должен быть согласован. Иными словами, если украинская сторона приглашает иностранный военный корабль посетить с визитом, например, порт Бердянск, российская сторона должна такой визит согласовать», — разъясняет тонкости правового статуса Азовского моря Скаридов.

И в этой ситуации сложно найти устраивающие все стороны ответы на вопросы юридического характера, убежден эксперт. «Сегодня разрешение проблем прохода судов [Керченским] проливом и эксплуатация пространств Азовского моря в большей мере находятся не в правовой, а политико-дипломатической области», — добавляет Скаридов.

Выстрел в ногу

В Договоре об использовании Азовского моря от 2003 года упоминаются положения так называемого Большого договора — соглашения о дружбе между Украиной и Россией, подписанного шестью годами ранее. Его Киев недавно с большим шумом денонсировал. Президент Украины Петр Порошенко, который инициировал расторжение договора, исходил из вполне понятного прагматического расчета. Патриотический электорат внутри страны возмущался шизофренической ситуацией: с одной стороны, Верховная рада называет Россию страной-агрессором, с другой — Украину с «агрессором» связывает договор о дружбе.

Бывший глава украинской разведки Николай Маломуж, правда, считает, что Киев из соображений популизма создал себе правовые проблемы. «Это позволит России утверждать, что <…> нет ни одного документа, который бы свидетельствовал о том, что Крым — украинский», — пытался он объяснить политикам. Ведь в договоре говорилось о границах, актуальных на момент его подписания в 1997 году.

Директор украинского Центра балто-черноморских исследований Ирина Верещук заметила, что разрыв Большого договора может поставить под сомнение и позицию Киева в конфликте в Керченском проливе. «Можно сказать, мы сами себе стреляем в ногу», — сказала она.

Впрочем, Киев объявил, что продолжит отправлять свои корабли в Азовское море. «Мы не откажемся от нашего права проходить через Керченский пролив», — высказался министр обороны Украины Степан Полторак.

Войны нет, есть военнопленные и военное положение

Тем временем еще один украинский моряк, задержанный российскими пограничниками, по совету адвоката объявил себя военнопленным. Ранее такие же заявление делали и другие члены экипажей судов Военно-морских сил Украины. Хотя для российских властей они обычные подследственные.

Один из «пленных» — Андрей Эйдер — написал «на волю» письмо, которое немедленно растиражировали украинские СМИ. В послании моряк трижды попросил не забывать их — членов команд кораблей, задержанных в Керченском проливе.

Основания для тревоги у Эйдера есть — с момента инцидента на море прошел почти месяц. Скоро истекает срок военного положения, введенного в десяти областях Украины. Предлогом для установления особого правового режима послужили обвинения России в «агрессии» против кораблей Военно-морских сил Украины. Критики президента Украины Петра Порошенко упрекнули его в том, что он вводит военное положение сугубо в корыстных целях — чтобы сорвать выборы весной 2019-го. Рейтинги действующего главы государства не позволяют ему пока надеяться на легкое переизбрание, поэтому, по мысли политических оппонентов, Порошенко решил сдвинуть дату голосования. Военное положение позволяет это сделать на законных основаниях.

Некоторое время население страны тревожилось из-за особого режима, люди на всякий случай запасались продуктами. Резервисты и призывники традиционно попытались «откосить». Министр инфраструктуры Украины Владимир Омелян появился на публике в камуфляже, за что получил замечание от Минобороны, и немедленно переоделся в гражданское. А украинские пограничники не пропустили в страну около полутора тысяч граждан России. В остальном жизнь шла своим чередом.

Киевский адвокат Татьяна Монтян высказала мнение, что слова «военное положение» надо брать в кавычки: «Едва ли не единственным следствием выходки арбитра нации (президента Украины Петра Порошенко. — Прим. ред.) стало то, что Рада фактически официально признала Крым русской территорией, поскольку отказалась вводить на полуострове военное положение, ограничившись внутренними водами Азовско-Керченской акватории». Монтян напомнила об особенностях правового статуса: «Что такое эти внутренние воды, вряд ли кто-то знает, поскольку в Азовском море условная украинская граница не демаркирована».

Провокация внутри страны

Словно подтверждая слова адвоката, что военное положение — это не всерьез, Верховная рада ушла на рождественские каникулы. Хотя закон обязывает депутатов продолжать работу в условиях особого статуса в стране.

Будет ли история иметь продолжение, зависит только от Порошенко, считает директор Центра евразийской интеграции, экс-спикер МИД самопровозглашенной Донецкой народной республики, политолог Константин Долгов. «Киев уже заявил, что продолжит отправлять суда через Керченский пролив без согласования с Российской Федерацией. А некоторые депутаты Рады, вроде Алексея Гончаренко, выразили готовность совершить «освободительный» морской поход к российским берегам. Кончится это понятно чем — никто не рассчитывает, что российские пограничники расступятся и пропустят нарушителей. Следующую экспедицию, если она попытается прорваться в Азовское море, не соблюдая законы, ждет такая же незавидная судьба. Порошенко это понимает», — убежден Долгов.

По мнению политолога, украинский президент может рассмотреть и другие варианты провокаций. «Прямая атака на республики Донбасса, какие-то инциденты на границе с Крымом или — тем более — на границе, скажем, с Белгородской областью, вызовут немедленный и жесткий ответ. Порошенко отдает себе в этом отчет», — считает Долгов. Он уверен, что украинскому лидеру надо медийно отработать внутри страны историю с военной угрозой. «Он может устроить провокацию внутри страны. Идеально для него было бы провести это в Киеве. Из такого положения он извлечет максимум пользы: возьмет под контроль столицу, сразу устранит возможность митингов и массовых протестов и так далее», — высказывает мнение эксперт.

Загрузка...

 

Депутат Рады прокомментировал санкции России против Украины

Депутат фракции Оппозиционный блок Александр Вилкул на заседании Верховной рады Украины

Депутат Верховной рады от «Оппозиционного блока» Александр Вилкул заявил, что попадание в список лиц, в отношение которых будут применятся специальные ограничительные меры, его не задевают ни экономически ни политически.

Как сообщалось во вторник на сайте кабмина РФ, мэр Одессы Геннадий Труханов и депутат от «Оппозиционного блока» Александр Вилкул попали под специальные экономические меры РФ в связи с недружественными действиями Украины в отношении российских граждан и юридических лиц,

«Меня. Включили. В санкции. Россия. Как обычного гражданина Украины меня это не задевает ни политически, ни экономически, поскольку, в отличие от президента (Петра Порошенко – ред.), у меня нет там ни бизнеса, ни имущества», — написал Вилкул на странице в Facebook.

Также по мнению Вилкула, российский ограничительный список составлялся на Украине с помощью бывших коллег по фракции. «У меня нет сомнения, что он составлялся в Украине. На Банковой. С активным участием наших бывших коллег, исключенных из фракции. И даже понятно, кто был почтальоном. В него дополнительно включили всех членов «Оппозиционного блока», не согласившихся играть по правилам (Юрия) Бойко и (Виктора) Медведчука, написанным не в нашей стране. Ничего другого. «Оппозиционный блок» определился с кандидатом в президенты. И это не Бойко», — написал Вилкул.

При этом он отметил, что как кандидата в президенты страны его «позиция остается неизменной: я — за мир дипломатическим путем и за проведение прямых переговоров со всеми, от кого это зависит, в том числе с Россией». «Русский язык является родным для большей части украинцев, и я продолжу защищать их права. Я против переписывания истории. 9 мая — это праздник всех народов бывшего СССР, победивших в Великой Отечественной Войне», — заявил Вилкул.

Как сообщало интернет-медиа LIGA, партия «Оппозиционный блок» провела в середине декабря восьмой съезд без одного из сопредседателей Бойко и приняла решение выдвигать Вилкула кандидатом в президенты Украины на предстоящих выборах. По информации интернет-медиа, на съезде присутствовали 148 из 168 делегатов, которые представляли 18 партийных организаций.

По теме:

Загрузка...

Комментарий

* Используя эту форму, вы соглашаетесь с хранением и обработкой введенных вами данных на этом веб-сайте.