Статьи

Реквием по Дальнему Востоку

За пределами Дальнего Востока мало кто обратил внимание на новость о произошедшем переносе региональной столицы из Хабаровска во Владивосток.

Между тем, последствия этого решения могут затронуть всю страну. Ситуация осложняется тем, что власть хранит молчание. К Дальневосточникам никто не вышел и не объяснил мотивы намеченных пертурбаций. Для нас всё это выглядит какой-то придворной интригой. Люди обсуждают различные версии, чтобы объяснить происходящее хотя бы самим себе.

Сами дальневосточники об этом событии говорят то как о семейной ссоре между властью и электоратом. То как о чисто техническом бизнес-решении. Но, возможно, операция по переносу столицы является тщательно спланированным «убийством». Я имею в виду «убийство» экономики нашего региона.

Сейчас я не хочу ни с кем спорить. Мне важно разобраться, что происходит с нашим регионом на самом деле. А главное – что с ним произойдёт дальше, в ближайшие годы.

Версия первая: обида и месть

Одна из самых популярных версий гласит – хабаровчанам мстят за плохое электоральное поведение. Дескать, не того выбрали.

Действительно, в Хабаровском крае прошли очень странные с точки зрения Москвы выборы. Проверенному и утверждённому кандидату Вячеславу Шпорту люди неожиданно предпочли Сергея Фургала.

Оппозиционные политики поспешили заявить, что таким образом Хабаровск проголосовал против пенсионной реформы. Но пенсионная реформа прошла по всей стране, а протестное голосование было только в паре регионов, причём не самых политически активных.

Другие политики утверждают, что хабаровчане своим голосованием выразили неприятие к партии Президента «Единой России». Я так не считаю. Дальний Восток – особая территория. Небольшое количество населения, размазанное по громадной территории, в основном занято вопросами выживания. Нас тут слишком мало и мы слишком трудно живём, чтобы вести междоусобную битву из-за цвета партийных знамён.

Я убеждён, что хабаровчане голосовали не против абстрактной «Единой России». И даже не против экономической политики, которую региональные чиновники полностью провалили. Проблема в том, что, провалив экономическую политику, чиновники этого как будто и не заметили. А продолжили, словно токующий глухарь петь о том, как хорошо идут наши дела. Говоря проще – люди проголосовали против вполне конкретной и очевидной лжи.

Допустим, решение чиновников действительно мотивировано исключительно обидой. Из этого следует, что они окончательно утратили связь с людьми и даже не планируют её как-то восстанавливать. Но, если попытаться просчитать ситуацию хотя бы на полшага вперёд, – разве в Приморье протестные настроения меньше? Только ценой невероятных усилий там всё-таки удалось провести «правильного» кандидата.

Другой нюанс – когда наши люди слышат о давлении Запада на Россию, они лишь сильнее мобилизуются вокруг Президента. Вроде бы этот эффект всем известен. Когда чиновники давят на хабаровчан из-за Фургала – они что, рассчитывают получить какой-то другой результат? Да мы только сильней сплотимся вокруг Фургала на зло врагу.

Конечно, некоторая обида на граждан у чиновников есть. Но я не думаю, что она выступает в качестве основной причины переноса столицы, слишком многое тут не сходится.

Версия вторая: просто бизнес

Очевидный факт – Владивосток экономически более развит, чем Хабаровск. Но следует ли из этого, что столица региона должна быть во Владивостоке?

Хабаровск стал административным центром региона не случайно. Дальний Восток занимает более 40 % территории страны, а проживает на нём всего 8 миллионов человек – меньше, чем в Москве. Мы размазаны по громадной территории, где Хабаровск это естественный логистический центр. То есть, до него из остальных городов хоть как-то добраться можно, за разумные сроки и деньги. Кстати, сейчас к нам ещё Забайкалье и Бурятию присоединили. Сколько от них до Владивостока ехать на поезде?

Конечно, политика и экономика тесно связаны, но всё-таки государство – не коммерческое предприятие. Его целью не может быть извлечение прибыли. Да, Владивосток выгодно расположен с точки зрения мировой экономики, в него вложены миллиарды рублей инвестиций. Однако если посмотреть на это сквозь призму интересов региона, сильные стороны Владивостока оборачивается его слабостью.

Владивосток – особый город, который кардинально отличается от всего Дальнего Востока – экономически, географически и даже климатически. Скажу больше – Владивосток больше, чем просто город. Вместе с пригородами и городами-спутниками он образует кластер, который даёт около 50 % ВВП всего Дальнего Востока.

Специфика Владивостока направляет его стратегические интересы куда угодно, но только не во внутрь региона. Владивосток это, прежде всего, порт, ориентированный на внешний мир. И это нормально, когда мы решаем задачи интеграции в мировую экономику. Чтобы успешно развиваться, Владивостоку не нужен статус столицы, ему нужен особый статус отдельного экономического кластера и федеральное подчинение, как Севастополю.

Главной же задачей местной власти, на мой взгляд, является развитие внутренней экономики собственного региона. Именно здесь чиновники сейчас терпят поражение. Нельзя сказать, чтобы они совсем не пытались. Например, создали ТОСЭРы. Задумка была неплохая – создать особо благоприятные условия для бизнеса. Но не сработало. Почему не сработало – отдельный разговор, сейчас я просто говорю по факту. Локомотивом экономики, как было задумано, ТОСЭРы не стали.

В отличие от ТОСЭРов «дальневосточный гектар» изначально был крайне сомнительной затеей. На этой неделе один депутат публично заявил, что гектар привлечёт на Дальний Восток людей не только со всей России, но и со всего мира. А гуманоидов с Альфа-Центавры он случайно не привлечёт? На словах всё обстоит так, словно Хабаровск скоро придётся переименовывать в Нью-Васюки. А что на деле? Сколько человек ради гектара уже приехало? Сколько человек из-за него не уехало? Отток населения как был, так и есть. Я сейчас хорошо знаю, о чём говорю, потому что у меня есть компания в Хабаровске. Я хочу привлечь людей и вижу просто катастрофу со специалистами. Семьдесят процентов уехало, из них существенная часть – во Владивосток.

Вероятно, наши власти не понимают разницы между одним гектаром на Дальнем Востоке и на Рублёвке, или в Майями. Или где там ещё у них расположены особняки. Так я им объясню эту разницу. Воспользовавшись сайтом Авито, сразу можно обнаружить продажу сельскохозяйственной земли по 34 000 рублей за гектар. То есть, из-за 34 000 рублей к нам кто-то поедет?

Если ставить задачей развитие региона, перенос столицы принесёт не пользу, а вред. С переносом столицы федеральные чиновники окончательно оторвутся от жизни региона, от условий, в которых живёт подавляющее большинство дальневосточников. Не то, чтобы чиновники как-то раньше были в нашу жизнь интегрированы. Но это уже полная и окончательная потеря обратной связи.

Хабаровск – обычный город Дальнего Востока, просто чуть побольше и на перекрестье. А Владивосток уникальный город, он не похож ни на один другой город Дальнего Востока.

Во Владивостоке стоимость одного метра жилья в новостройке, без отделки может доходить до 300 тысяч рублей. В некоторых других городах Дальнего Востока за такие деньги можно приобрести целую квартиру. Владивосток – один из богатейших городов России, его трудно с кем-то сравнить. Он даже по климату резко отличается от всего региона, мы же туда все летом и осенью как на курорт ездим.

Если мы вообще собираемся выигрывать битву за экономику и демографию люди, которые на местах принимают решения, должны находиться в условиях, более приближенных к боевым. Федеральные чиновники должны сидеть здесь, держать линию обороны.

И тут возникает вопрос – а собираемся ли мы эту битву выигрывать? Может быть, нам просто что-то не договаривают?

Версия третья: минутка конспирологии

Давайте предположим, что, потерпев поражение в попытке реанимировать экономику региона, власти решили его просто бросить.

Осваивать природные богатства в принципе можно и вахтовым методом и через иностранные концессии. А то количество населения, которое сейчас на Дальнем Востоке есть, здесь просто не нужно. Но программа переселения это слишком дорого, проще создать условия, чтобы люди как-нибудь сами захотели поскорее отсюда уехать.

С этой точки зрения в действиях региональных властей появляется некоторая логика. К примеру – во Владивостоке строят дороги для владивостокцев. Чтобы с аэропортом нормальная связь была. Мост построили, чтобы из одной части города в другую было комфортно доехать. А нам строят объездную дорогу, чтобы нас объехать. То есть, её не для нас строят, а чтобы фуры время не теряли и чтобы владивостокские порты больше зарабатывали. Так обычно колониальные дороги строят, чтобы объезжать скопления аборигенов. Чтобы туземное население не тормозило грузы, которые идут с порта на Запад. Нам от этой дороги больше вреда, чем пользы. Она перерезала массу транспортных артерий, не даёт нормально подъехать к массе объектов. На ней очень ограниченное количество съездов и ограниченное количество мостов.

Потом, у нас были грандиозные проекты по Большому Уссурийскому острову. Но мост упёрся в тупик, переход нам не дали сделать. Все переходы во Владивостоке. Игорь Неклюдов на свои деньги сделал шикарный пограничный переход в Китай, похожий на дворец. Неклюдов – богатейший и влиятельнейший человек Хабаровска, но даже он не смог за три года добиться открытия перехода. Если даже он не смог, значит вариантов просто не было. Сейчас этот переход стоит как погребальный памятник по нашим надеждам. И всякий раз, когда мы приезжаем на Заимку, мы его видим.

Я не могу знать наверняка, насколько верна эта конспирологическая версия. Но мне бы хотелось это знать. Мне бы хотелось, чтобы кто-то из чиновников вышел и прямо сказал, какие у них планы относительно нашего региона. Как они вообще дальше видят его будущее.

Потому что все их действия пока что просто подчёркивают, что мы мёртвая территория, у нас нет шансов.

Русские не сдаются!

Я всегда считал себя сторонником Президента. Но сегодня у меня впервые нет слов в поддержку его решения.

Глядя на экономику Хабаровска, я вижу обороняющийся город, который ещё не сдался. И вдруг командование его покидает, переправляется на другой берег реки. Это как если бы в Сталинграде, в сорок третьем, командиры уплыли, а вы держитесь здесь, всего вам доброго, хорошего настроения и здоровья. И, главное, не уезжайте никуда. Понятно, что так нельзя. Если мы рассчитываем на победу, командование должно оставаться в городе и бороться за него.

Конечно, оттого, что командиры остаются на линии фронта, солдату физически не легче. Если бы командование покинуло Сталинград, для оставшихся в нём бойцов ничего бы физически не изменилось. Но с точки зрения психологии это критическое решение. Как вы вообще кого-то собираетесь убеждать сюда переезжать и поднимать экономику, если сами сваливаете? С уходом командиров мы теряем веру.

Но человеку свойственно надеяться и верить. Я ещё надеюсь на то, что решения бросить Дальний Восток нет. А есть просто грубая управленческая ошибка, навязанная президенту. Я не собираюсь сдаваться и вижу реальный способ поднять экономику края. В следующей статье я постараюсь дать свой вариант развития Дальнего Востока.

Источник

По теме:

Загрузка...

Комментарий

* Используя эту форму, вы соглашаетесь с хранением и обработкой введенных вами данных на этом веб-сайте.