В Мире

Вашингтон погубит узбеков, чтобы спасти своих солдат

Между тем, глава Госдепа Майк Помпео открыто угрожает Тегерану, мол, у Белого дома кончается терпение и в ответ на испытания и развертывание высокоточных иранских ракет средней дальности Запад, прежде всего Соединенные Штаты, Великобритания и Франция, готовы применить меры военного характера.

Однако масштабный удар кораблей ВМС США по Ирану чреват огромными рисками. Сегодня Тегеран обладает достаточным арсеналом, чтобы потопить даже находящийся поблизости от берегов Ирана авианосец класса «Нимиц» USS John C. Stennis (CVN 74) — «Джон К. Стеннис», и заодно подпалить нефтеперерабатывающие предприятия КСА.

В регионе есть только одно государство, с территории которого ВВС США могут нанести удар по Ирану, не подставляя, во всяком случае — формально, под ответное возмездие ближневосточных союзников. Это — Афганистан. Причем самолеты будут взлетать с идеальных площадок — с авиабазы Баграм (вблизи Кабула) в 720 км от иранской границы и с аэродрома в Кандагаре — 397 км.

То, что Трамп неожиданно вывел американские войска из Сирии и сокращает контингент в Афганистане, можно расценивать и как подготовку к бомбовому удару. Но в этом случае именно солдаты армии США станут первой мишенью Корпуса стражей исламской революции, а также боевиков «Талибана». А потом — по полной программе достанется Узбекистану.

У нас как-то не принято называть Узбекистан проамериканским государством, ибо осознание этого факта означает провал внешнеполитической работы ведомства Лаврова не только на Украине, но и в Центральной Азии.

Все началось с того, что после трагических событий «9/11» Ташкент с согласия Москвы предоставил свои базы в распоряжение США для военных и разведывательных операций в Афганистане, пустив тем самым «козла в огород». В марте 2002 года стороны подписали декларацию «О стратегическом партнерстве».

Далее Вашингтон закрыл глаза на массовые убийства в 2004—2005 годах политзаключенных в узбекских тюрьмах, хотя и предъявил публичные претензии правящему тогда Исламу Каримову. Несмотря на шумиху в западных СМИ о средневековье в Узбекистане, заокеанские правозащитники провели «беспристрастные расследования и установили, что заключенных сами покончили с собой».

Между тем, глава Госдепа Майк Помпео открыто угрожает Тегерану, мол, у Белого дома кончается терпение и в ответ на испытания и развертывание высокоточных иранских ракет средней дальности Запад, прежде всего Соединенные Штаты, Великобритания и Франция, готовы применить меры военного характера.

Однако масштабный удар кораблей ВМС США по Ирану чреват огромными рисками. Сегодня Тегеран обладает достаточным арсеналом, чтобы потопить даже находящийся поблизости от берегов Ирана авианосец класса «Нимиц» USS John C. Stennis (CVN 74) — «Джон К. Стеннис», и заодно подпалить нефтеперерабатывающие предприятия КСА.

В регионе есть только одно государство, с территории которого ВВС США могут нанести удар по Ирану, не подставляя, во всяком случае — формально, под ответное возмездие ближневосточных союзников. Это — Афганистан. Причем самолеты будут взлетать с идеальных площадок — с авиабазы Баграм (вблизи Кабула) в 720 км от иранской границы и с аэродрома в Кандагаре — 397 км.

То, что Трамп неожиданно вывел американские войска из Сирии и сокращает контингент в Афганистане, можно расценивать и как подготовку к бомбовому удару. Но в этом случае именно солдаты армии США станут первой мишенью Корпуса стражей исламской революции, а также боевиков «Талибана». А потом — по полной программе достанется Узбекистану.

У нас как-то не принято называть Узбекистан проамериканским государством, ибо осознание этого факта означает провал внешнеполитической работы ведомства Лаврова не только на Украине, но и в Центральной Азии.

Все началось с того, что после трагических событий «9/11» Ташкент с согласия Москвы предоставил свои базы в распоряжение США для военных и разведывательных операций в Афганистане, пустив тем самым «козла в огород». В марте 2002 года стороны подписали декларацию «О стратегическом партнерстве».

Далее Вашингтон закрыл глаза на массовые убийства в 2004—2005 годах политзаключенных в узбекских тюрьмах, хотя и предъявил публичные претензии правящему тогда Исламу Каримову. Несмотря на шумиху в западных СМИ о средневековье в Узбекистане, заокеанские правозащитники провели «беспристрастные расследования и установили, что заключенных сами покончили с собой».

Далее были кровавые события в мае 2005 года в Андижане, где начались гражданские волнения противников Каримова, в том числе и потому, что Пентагон не платил за аренду аэродрома Карши-Ханабад. Запад опять возмутился жестокостью Каримова. Были даже санкции со стороны США и ЕС за нарушения прав человека, правда, они касались ряда второстепенных чиновников и временного запрета на покупки западного оружия.

К 2009 году объем всех американских военных грузов, направляемых через Узбекистан в Афганистан, достиг 40% суммарных поставок армии США в регионе. К этому времени все узбекские коррупционные кланы находились под колпаком ЦРУ, о чем говорит вашингтонский контроль денежных фондов Ташкента, средства которых депонируются на специальном счете в США. Якобы для более эффективного управления.

«Внезапная смерть узбекского президента Ислама Каримова в начале сентября 2016 года была настоящим ударом для Соединенных Штатов в регионе», — констатирует The Diplomat. Госдеп опасался отказа новых властей от проамериканского вектора, несмотря на то, что местные элиты надежно «сидели на крючке» агентов ЦРУ. Но Москва не смогла продвинуть своего человека на пост президента Узбекистана.

Шавкат Мирзиёев, выиграв в декабре 2016 года президентские выборы в Узбекистане, сконцентрировался не на Китае, как Казахстан, и не на России, как соседние азиатские страны, бывшие республики СССР, а на Афганистане. Мало кто знает, что в январе 2017 года глава МИД Узбекистана Абдулазиз Камилов подписал в Кабуле план углубления узбекско-афганского торгово-экономического сотрудничества на сумму $ 1,5 млрд.

Тем самым, Ташкент предложил Вашингтону себя в качестве внешнего управляющего Кабула. Белый дом оценил инициативу и наградил правительство Узбекистана инвестиционными контрактами на сумму $ 5 млрд. После этого Мирзиёев назвал свою встречу с Трампом «исторической» и приветствовал «новую эру стратегического партнерства» между двумя странами.

Как известно, кто платит — тот и заказывает музыку. Не успел самолет Мирзиёева вернуться домой, Вашингтон потребовал от Ташкента прекратить начавшиеся экономические отношения с Тегераном, а также не торопиться с дружбой с Пекином, который предложил узбекам уже $ 13 млрд. Жирный крест пришлось поставить также на связях с Исламабадом. От Узбекистана отвернулась даже Индия, импортирующая дешевую иранскую нефть.

Дальше — больше: Трамп стал навязывать Мирзиёеву оружие, чтобы узбекская армия воевала против Талибана, а также взяла бы под контроль часть территории Афганистана. Этот вопрос повис в воздухе, так как после введения антииранских санкций Тегеран выслал из своей страны 700 тысяч афганцев-гастарбайтеров. Такое количество агрессивных нищих моментально дестабилизировало обстановку не только в Афганистане, но и Узбекистане.

Издание The Diplomat назвало данную ситуацию «уродливой правдой жестокой власти». Если Америка и в самом деле атакуют Иран с авиабаз Баграм и Кандагар, то против Ташкента, ставшего самым верным и, по сути, единственным союзником Вашингтона в Центральной Азии, ополчится не только «Талибан», но и могущественный Тегеран. НЕ исключено, что узбекской армии придется сражаться и с афганскими боевиками, и противостоять элитным частям Корпуса стражей исламской революции, понюхавшим пороху на войне в Сирии.

Ясное дело, американские войска им не помогут, ибо их заранее выводят из-под возмездия.

Источник

По теме:

Загрузка...

Комментарий

* Используя эту форму, вы соглашаетесь с хранением и обработкой введенных вами данных на этом веб-сайте.