Армия

Гиперзвуковые потери: Америка оказалась беззащитна перед Россией

США абсолютно беззащитны перед гиперзвуковым оружием России и Китая. Такой вывод содержится в докладе главного контрольно-ревизионного органа Конгресса США, сообщил телеканал Fox News.

«Китай и Россия ведут работы по созданию гиперзвукового оружия, поскольку его скорость, высота действия и маневренность позволяют обойти большинство систем противоракетной обороны, и оно может применяться для усиления возможностей нанесения ударов большой дальности с использованием как обычного, так и ядерного вооружения. Мер противодействия этому сейчас нет», — отмечается в документе.

Ранее первый замминистра обороны США Патрик Шанаханзаявил, что Вашингтон ускоренными темпами разрабатывает гиперзвуковое оружие и готовится провести его испытания раньше, чем планировалось. По его словам, американские власти собираются вложить в это направление $ 20 млрд. Для понимания: примерно ту же сумму США потратят на закупку боеприпасов для всей армии в 2019 году. И это не считая средств, которые уже вложены в гиперзвук.

В апреле командование ВВС США подписало контракт на сумму $ 928 млн. с авиастроительной компанией Lockheed Martin на разработку и выпуск гиперзвуковой крылатой ракеты. Как сообщало издание Defense News, соглашение подразумевает не только проектирование ракеты, но и «поддержку всех элементов гиперзвукового и обычного оружия дальнего действия, а также оружия воздушного базирования». Предполагается, что первый опытный образец ракеты будет готов к 2022−2023 году.

Другая задача, стоящая перед Пентагоном — разработка средств гиперзвуковой обороны. Ставка может быть сделана на «заатмосферные перехватчики», размещенные на орбите — этот вариант отстаивает глава Стратегического командования (СТРАТКОМ) ВС США генерал Джон Хайтен. Генерал призывает сосредоточиться на разработке средств космического базирования, которые могли бы отслеживать гиперзвуковые объекты, и передавать данные по ним наземным и морским средствам ПРО.

Словом, цели определены, и деньги под уже зарезервированы. Но когда американские гиперзвуковые проекты будут реализованы, и насколько окажутся эффективными — вопрос открытый.

А тем временем Москва пополняет арсеналы новейшими разработками российского ВПК, о которых Владимир Путин впервые рассказал 1 марта в ходе послания Федеральному собранию. Именно тогда мир узнал об авиационном гиперзвуковом комплексе «Кинжал», который к тому моменту уже прошел испытания и даже заступил на опытное боевое дежурство с 1 декабря прошлого года.

«Характеристики высокоскоростного самолета-носителя позволяют доставлять ракету в точку сброса за считанные минуты. При этом ракета, летящая с гиперзвуковой скоростью, превышающей скорость звука в десять раз, ещё и осуществляет маневрирование», — объяснил Путин.

Грозным оружием сдерживания является и боевой блок «Авангард», способный развивать скорость до 20 Махов (около 24 тыс. км/ч) — на сегодняшний день ни одна ПРО не может остановить объект, движущийся с такой скоростью. Этим комплексом будет оснащена МБР РС-28 «Сармат», которую планируется принять на вооружение в 2019 году.

В обозримом будущем и субмарины ВМФ России будут оснащены противокорабельными морскими крылатыми ракетами 3M22 «Циркон», способными развивать скорость 6−7 Махов.

Смогут ли США догнать нас в области гиперзвукового оружия, и сумеют ли ему противостоять?

— В мире имеется немало боеприпасов, которые летают с гиперзвуковыми скоростями, — отмечает полковник запаса, член Экспертного совета коллегии Военно-промышленной комиссии РФ Виктор Мураховский. — Начиная от танкового снаряда, бронебойного и подкалиберного, и заканчивая боевым блоком МБР. Напомню, гиперзвук — это пять скоростей звука и более, и тот же танковый снаряд летит на пяти скоростях звука.

Словом, вопрос не в том, есть ли у кого-то гиперзвуковое оружие — оно имеется практически у всех стран. Вопрос в управляемых гиперзвуковых ракетах и боеприпасах — в управляемом полете. Вот с этим всегда была напряженка. И первый серийный образец, который умеет это делать, — наш гиперзвуковой управляемый планирующий боевой блок «Авангард». Этими блоками, напомню, будет оснащаться 13-я ракетная дивизия.

Такого изделия, как «Авангард», действительно ни у кого нет.

Если говорить о других изделиях, которые мы продемонстрировали миру — это комплекс «Кинжал», носителем которого является истребитель-перехватчик МиГ-31. «Кинжал» тоже совершает управляемый гиперзвуковой полет, но на гораздо меньшую дальность — около 2000 км. Также не секрет, что его основой является баллистическая ракета 9М723 комплекса «Искандер-М», доработанная под воздушный носитель.

Известно, что 9М723 была способна совершать управляемый гиперзвуковой полет. А сейчас комплекс «Кинжал» может совершать аэробаллистический полет на скорости примерно 10 Махов.

 — В чем сложность противодействия таким ракетам?

— В том, что все противоракетные системы работают исключительно по баллистическим траекториям. Принцип понятен: радиолокатор или оптический датчик спутника обнаруживает летящую ракету, и по трем-четырем точкам интерполирует ее баллистическую траекторию. Затем в упрежденную точку запускается противоракета, которая перехватывает цель.

Если баллистическую траекторию рассчитать невозможно, — что справедливо для баллистического блока, который может совершить маневр в любом направлении, — то и противоракета не может прийти в упрежденную точку.

На зенитных ракетах, которые работают по самолетам, используется так называемый метод трех точек сопровождения. Ракета, по сути, отслеживает цель, и за ней идет в упрежденную точку.

Но в случае самолета и зенитной ракеты скорости абсолютно другие — они на порядок меньше гиперзвуковых. А вот когда цель идет на скорости 10−20 Махов, как блок «Авангард», противоракета просто неспособна его отслеживать. Ее — ракеты — материалы не выдерживают перегрузок.

 — Перегрузки действительно так велики?

— Если противоракета совершает маневр на гиперзвуке, перегрузка достигает сотен единиц g. Сегодня в мире не существует материалов, которые могли бы выдержаться подобные перегрузки.

Корме того, такая противоракета должна обладать необходимой энергетикой. Запасом энергии, сообщаемым двигателем, который позволяет ей действовать на гиперзвуковых скоростях. Так вот, такой энергетики невозможно добиться в рамках известных физических законов.

На этом на идее гиперзвуковых противоракет можно поставить точку.

— То есть, «заатмосферный перехватчик» США — направление тупиковое? А аналог «Авангарда» американцы способны сделать?

— Это вполне возможно, просто на это требуется время и средства. Каких-то секретов и сакральных знаний в подобных разработках нет. Дело упирается в создание жаропрочных материалов и управляемых аэродинамических поверхностей, которые позволяют маневрировать на гиперзвуке.

Американцы должны будут создать такие материалы, и освоить соответствующие способы управления — только и всего.

 — США рассчитывают получить в 2022—2023 году первый опытный образец гиперзвуковой крылатой ракеты. Когда они смогут принять ее на вооружение?

— Обычно от опытного образца до запуска в серийное производство проходит не менее пяти лет. И это еще в случае, если все идет успешно.

Замечу, что «изделие 4202» — по-другому аэробаллистическое гиперзвуковое боевое оснащение (АГБО) — у нас полетело еще во времена СССР. Просто потом был большой перерыв в финансировании, и когда финансирование возобновилось, образец удалось быстро довести до ума.

— Имеющиеся отставание США создает для нас стратегическое преимущество?

— Конечно, учитывая, что гиперзвуковое маневрирующее оружие — стратегическое. И поскольку оно обнуляет все вложения США в системы ПРО — и в систему противоракет шахтного базирования Ground-Based Interceptor (GBI), и в мобильный комплекс THAAD. Эти системы, повторюсь, в принципе не могут работать по управляемым гиперзвуковым блокам.

Замечу, в момент разработки GBI американцы планировали расход противоракет — по баллистическим целям — до 5−7 единиц на один цель-блок. Когда США развернули 50 таких ракет, они считали, что смогут перехватить 10 боевых блоков. Именно поэтому американцы называли эту систему «ограниченной ПРО».

Учитывая количество боевых блоков, которые Россия может иметь по договору СНВ-3 (1500 ядерных боезарядов) — даже при том, что летят они по баллистической траектории — возможности GBI ничтожны.

Другое дело, американская ПРО не стоит на месте. Сейчас обсуждается тот самый «заатмосферный перехват», который сможет отследить боевой блок на среднем участке баллистической траектории, плюс каждые два-три года появляются новые вариации противоракеты SM-3 системы «Иджис». Но маневрирующий на гиперзвуке блок и эти вложения американцев обнуляет.

— В конечном итоге, если у нас и США будут гиперзвуковые маневрирующие блоки, возникнет новый сдерживающий паритет?

— В принципе, да — на новом технологическом уровне. Но и в этом случае у нас будет преимущество: мы не вкладывали сдуру десятки и сотни миллиардов долларов в ПРО.

Источник

Фото ТАСС

По теме:

Загрузка...

Комментарий

* Используя эту форму, вы соглашаетесь с хранением и обработкой введенных вами данных на этом веб-сайте.