Статьи

Каких провокаций на Черном море ждать от Киева

Украина зовет НАТО в Черное море — президент Петр Порошенко просит направить туда мониторинговую миссию, а глава украинского МИД Павел Климкин отчитывается о готовности принять моряков Североатлантического альянса. После инцидента в Керченском проливе Киев пытается еще сильнее обострить обстановку. Почему это выгодно украинским властям — в нашем материале.

Реакция на действия России

В начале декабря, сославшись на три источника из официальных кругов, CNN сообщил, что американские военные предложили Госдепартаменту информировать Турцию о возможных планах отправки кораблей ВМС США в Черное море. По словам собеседников телеканала, такой может быть реакция на действия России в Керченском проливе.

В самой Турции распространилась информация о строительстве на Черном море новой военно-морской базы, девятой по счету. Как информировало издание Milliyet, «проект становится особенно актуальным в свете недавнего российско-украинского конфликта в районе Керченского пролива» и возможной активизации американского флота.

В Киеве заявили, что продолжат наращивать силы в Азовском море. Министр обороны Степан Полторак подчеркнул: украинские корабли все равно будут ходить через Керченский пролив. «Но мы не прекратим, значит, ротацию, усиление наших возможностей», — сказал глава оборонного ведомства. А украинские медиа сообщили, что на киевском заводе «Ленинская кузня» заложены четыре новые боевые единицы для украинского флота: два бронекатера и два десантно-штурмовых катера.

Готовились полгода

У инцидента в Керченском проливе, когда российские пограничники задержали шедшие в Азовское море корабли Военно-морских сил Украины, была своя предыстория. Противостояние на море началось весной 2018-го, после захвата украинскими пограничниками российского сейнера «Норд». Затем в порту Южном Киев на судно, принадлежащее российской компании, наложил арест. А из Херсона не выпустили танкер «Механик Погодин», по версии украинских властей, тоже российский.

В свою очередь, российские моряки задерживали украинские суда за незаконный промысел рыбы и досматривали корабли, следующие в украинские порты, что особенно возмущало Киев. Но поделать с этим никто ничего не мог — даже украинский МИД признавал, что Москва действует строго в рамках международного права.

Киев заявил о необходимости военно-морской базы на берегу Азовского моря, в Бердянске. Вначале Россию не провоцировали — корабли доставляли на берег по суше. В сентябре по железной дороге в Бердянск транспортировали три артиллерийских катера типа «Гюрза». Прежде Киев располагал там лишь двумя легкими кораблями и полутора десятком катеров.

Затем ВМС Украины перевели из Одессы в Бердянск два судна морем — бывшую плавучую мастерскую «Донбасс» и буксир «Корец». Из обычного морского перехода решили сделать шоу: командир заявил, что готов к бою с российскими пограничниками. Правда, при проходе Керченского пролива украинцы, как и положено, запросили разрешение диспетчера из российского Крыма. Киев, разумеется, отрицал это.

А вот следующий подобный переход обернулся провокацией — моряки ВМС Украины все-таки нарушили границы России в Керченском проливе.

Советы бывалого моряка

О том, что Черное море может стать ареной противостояния, эксперты говорили задолго до керченского инцидента. Так, в октябре 2017-го американский адмирал Джеймс Ставридис опубликовал статью в Bloomberg с рекомендациями по «сдерживанию России» на черноморском направлении. Он знал, о чем говорил: ранее Ставридис руководил Южным командованием США, затем Европейским командованием Вооруженных сил США и, наконец, Объединенными вооруженными силами НАТО в Европе. Словом, с «театром военных действий» был знаком достаточно хорошо.

Ставридис предложил Вашингтону «тесно работать» с Турцией, которая держит ключи от Черного моря, контролируя проливы. Американским морякам, как отметил адмирал, следовало чаще «демонстрировать флаг» у берегов России. Североатлантический альянс, по его словам, должен регулярно направлять корабли в порты Румынии, Турции, Болгарии, Грузии и Украины, проводить совместные учения и тренировки. Ставридис рекомендовал западному бизнесу не оставаться в стороне и инвестировать в причерноморские страны, привязывая их экономики к США и ЕС.

В том же 2017-м корабли американского флота и других стран порядка десяти раз заглядывали в порт Одессы, чтобы поддержать «союзника». В гости к украинским морякам ходили относительно небольшие эсминцы — присутствие других флотов в Черном море ограничено конвенцией Монтре о проливах.

Собственно, Пентагон начал действовать еще до советов отставного адмирала. Летом 2017-го в Очакове Николаевской области Инженерные части ВМФ США построили центр оперативного управления флотом. Официально работы велись в рамках программы по оказанию военной помощи Украине.

Крым — наш, а Босфор и Дарданеллы — нет

Режим прохода Босфора и Дарданелл различен для кораблей черноморских и нечерноморских государств. В мирное время Россия, Украина, Румыния и Болгария могут при условии предварительного уведомления Анкары проводить через проливы военные корабли любого класса. А вот для нечерноморских держав установлены значительные ограничения.

Возможности турецкой стороны контролировать военное мореплавание с помощью положений конвенции Монтре велики, но не безграничны, объясняет капитан первого ранга запаса Павел Вишняков, в прошлом — заместитель начальника штаба дивизии противолодочных кораблей по боевой подготовке. С другой стороны, отмечает эксперт, Анкара стремится пересмотреть статус Босфора и Дарданелл как международных проливов, сделать их внутренними водами порта Стамбул.

Для этого Турция односторонне вводит некие регламенты пользования проливами. В частности, требует брать на борт своего лоцмана. «Корабли и суда Военно-морского флота России никогда не выполняли требования этих документов в части обязательной лоцманской проводки», — уточняет Вишняков.

В целом, продолжает ветеран Военно-морского флота, расклад сил на Черном море непостоянен. «Инциденты, подобные недавнему в Керчь-Еникальском канале, будут повторяться, но это комариные укусы, не имеющие даже тактического значения, — говорит он. — Все решает только способность одной из сторон уничтожить силы другой стороны. С момента присоединения Крыма мы провели там мероприятия по созданию мощной авиационно-ракетной группировки и доминируем в этом регионе».

Но эти преимущества не абсолютны, предупреждает Вишняков. Он видит большую угрозу в разрыве Договора о ликвидации ракет средней и меньшей дальности (РСМД). «Мы можем столкнуться с очень неприятными событиями. Причем корабли ВМС иностранных государств будут играть в этом не главную роль. Их присутствие — всего лишь демонстрация флага и решимости, которая компенсируется наличием серьезного наряда сил в Крыму, способного уничтожить их еще до возможного применения ракетного оружия», — объясняет Вишняков.

Повод для новых санкций

Киев выработал определенную стратегию действий на Азовском и Черном морях, считает политтехнолог, бывший депутат Одесского горсовета Игорь Димитриев. На его взгляд, решения постмайданного правительства бессмысленны с военной точки зрения, но важны для политики.

«Украинские власти регулярно обостряют ситуацию в расчете на изменение стратегической перспективы. Это делается шаг за шагом. База в Очакове — вроде как несерьезно, но факт в том, что они там уже застолбили место: точка, связанная с США, появилась на берегу Черного моря, — высказывает мнение Димитриев. — Задача Украины — держать ситуацию на Черном море в напряжении. Никаких других, практических целей у Киева нет. Если бы они хотели договариваться и использовать Черное и Азовское моря с экономической выгодой, они бы урегулировали все споры. Единственный профит Киева — постоянное напряжение на границах России, создание конфликта. Обострение ситуации дает повод для новых санкций, для срыва строительства «Северного потока — 2».

Дмитриев выделяет и политический бонус: Порошенко показывает Западу, что он достойный кандидат на второй срок, параллельно решая свои внутриполитические задачи. «А если Порошенко сохранит власть, обеспечит себе и личные экономические выгоды — тут можно не беспокоиться, он это умеет», — добавляет эксперт.

То, что Киев играет не свою, а чужую игру, по словам Димитриева, доказывает анализ украинской прессы. «После Керчи многие военные эксперты на Украине публикуют соображения разной степени глупости о том, как Россия вот-вот якобы оккупирует Украину. «Аналитические» материалы феноменально идиотские, но к ним не надо относиться как к содержательным. Это маркер — они создают шум, не позволяют забыть про «агрессивную Россию», — заключает политолог.

Источник

Фото РИА Новости

По теме:

Комментарий

* Используя эту форму, вы соглашаетесь с хранением и обработкой ваших данных на этом веб-сайте.