Армия

Кремль потеснил США за оружейным прилавком

В 2017 году Россия вышла на второе место в мире по производству оружия. Об этом говорится в докладе Стокгольмского международного института исследований проблем мира (SIPRI), опубликованном 10 декабря.

В статистику SIPRI включены данные о 100 ведущих производителях, общий объем продаж которых равен $ 398,2 млрд. Рост продаж российских вооружений составил 8,5%, объем экспорта — 9,5% от мирового рынка.

«С 2011 года российские компании продемонстрировали существенный рост объемов своих военных продаж. Это соответствует линии на увеличение военных закупок с целью модернизации вооруженных сил», — отмечает аналитик программы SIPRI по вооружениям и военным расходам Симон Веземан.

Так, в 2017 году компания «Алмаз-Антей» впервые вошла в десятку крупнейших производителей оружия в мире. Рост показали и три другие российские компании — Объединенная двигателестроительная корпорация (25%), НПО «Высокоточные комплексы» (22%) и корпорация «Тактическое ракетное вооружение» (19%). Увеличение продаж в прошлом году было отмечено у восьми из девяти российский компаний.

Лидером по объемам продаж, как и прежде, являются компании США: в 2017-м они продали оружия на $ 226,6 млрд. — это 57% мирового рынка вооружений. Британские фирмы, которые с 2002 года удерживали второе место, переместились на третью строчку рейтинга.

42 американские компании вошли в сотню лучших. Крупнейшими в мире производителем оружия остаются Lockhead Martin Corp. и Boeing. Разрыв между ними за год увеличился с $ 11 млрд до $ 18 млрд. При этом продажи Lockheed Martin увеличились на 8,3% — до $ 44,9 млрд. В основном рост обеспечили поставки новых истребителей F-35, ракет, противоракет, а также новой корабельной многофункциональной боевой информационно-управляющей системы Aegis.

Значительный рост продаж показали турецкие компании — на 24%. Выделяет SIPRI и индийских производителей: объем продаж четырех компаний составил $ 7,5 млрд. — это 1,9% от общего объема производства компаний в топ-100.

По данным SIPRI, основные клиенты США — Саудовская Аравия (18% поставок), ОАЭ (7,4%) и Австралия (6,7%). Ключевые клиенты РФ — Индия (35%), Китай (12%) и Вьетнам (10%).

Ранее генеральный директор госкорпорации «Ростех» Сергей Чемезов заявлял, что портфель заказов на отечественные вооружения превысил $ 50 млрд. Это стало рекордом за все 18 лет существования «Рособоронэкспорта».

Одним из ключевых экспортных предложений РФ является зенитная ракетная система С-400 «Триумф». О техническом превосходстве российской системы ПВО неоднократно заявляли профильные американские издания, такие как The National Interest и Business Insider, при этом она дешевле американских аналогов.

Контракт на поставку ЗРК заключили такие крупные игроки, как Китай, Турция, Индия. Также есть договоренность с Саудовской Аравией и другими государствами. Заметим, что Индия, Китай, Египет, Алжир, Венесуэла, Бразилия и Аргентина покупают российское оружие, несмотря на угрозы и давление США.

— То, что Россия вышла на второе место по производству вооружений — это хорошо: мировая обстановка накаляется, и нам требуется много нового современного оружия, плюс мы зарабатываем на его экспорте, — отмечает ведущий эксперт Центра военно-политических исследований МГИМО, доктор политических наук Михаил Александров. — Да, доля России на мировом рынке оружия недостаточно велика, по сравнению с США. Но надо понимать: SIPRI рассчитывает эти показатели в денежном выражении, а американское оружие значительно дороже российского. В абсолютном же выражении доля российского оружия больше 10%, а американского — меньше 50%.

Замечу, российское оружие по эффективности не уступает американскому. Именно поэтому мы имеем достаточно большую нишу на мировом оружейном рынке. Если бы наше оружие уступало американскому, или было столь же дорогим, другие страны наверняка покупали бы вооружения только у США.

— Мы можем увеличить долю на мировом рынке оружия в ближайшее время?

— Я так не думаю. Американцы делают все возможное, чтобы этого не произошло. Да, не бывает честной конкуренции в торговле оружием. Но соблюдай США неписанные правила, которые прежде существовали на этом рынке, доля России, я считаю, непрерывно бы росла. Однако Штаты вместо этого перешли к запрещенным приемам, включая введение вторичных санкций против стран, которые закупают российское оружие. Это существенно ограничивает возможности нашего экспорта.

С другой стороны, на этом направлении у Москвы есть резервы, которая она до сих пор не использует. И я считаю, это глупо с нашей стороны — в условиях конфронтации с США. Проблема в том, что мы занимаемся самоограничениями в торговле вооружениями, чтобы быть хорошенькими в глазах Запада.

— В чем конкретно мы себя ограничиваем?

— Мы, например, продолжаем участвовать в режиме контроля за ракетными технологиями. А зачем, спрашивается, мы это делаем, когда Запад наседает со всех сторон, а США вообще выходят из Договора по ракетам средней и меньшей дальности (ДРСМД)? Мы в результате не поставляем на экспорт целый кластер вооружений. Например, крылатые ракеты средней дальности, или дальние бомбардировщики.

Те же США, напомню, передают ракеты средней дальности авиационного базирования своим союзникам в Европе. Мы же никому не передаем — нет ни одной страны, которой мы бы передали, скажем, ракеты 3М14 комплекса «Калибр», хотя могли бы на этом прилично заработать.

Получается, нас втянули в режим контроля за ракетными технологиями, а мы в результате не просто лишили себя куска денежного пирога. США создают нам угрозу, передавая ракеты союзникам, а мы американцам угрозы не создаем, хотя могли бы.

Все это, я считаю, продолжение линии Горбачева-Ельцина, которой до сих пор плотно следуют соответствующие ведомства. Как раз это не позволяет нам эффективно влиять на международную обстановку, и зарабатывать дополнительные деньги.

Есть и другие самоограничения, которых мы придерживаемся. Как известно, страны Запада включили санкционные режимы против Северной Кореи и Ирана. России, я считаю, нужно из этих санкций выходить в одностороннем порядке, и как можно скорее.

США, замечу, так и делают — плавать они хотели на договоренности, когда взяли и вышли из соглашения с Ираном. А что нам мешает выйти из иранских санкций? И начать поставлять Тегерану, например, боевые самолеты?

Такие поставки дали бы нам дополнительные средства, и стали бы инструментом давления на Запад. Одна угроза, что мы выйдем из иранских санкций, могла бы сдержать Вашингтон от ужесточения санкций против Москвы.

Но Кремль ничего этого не делает. Он, я считаю, придерживается политики кота Леопольда: «Ребята, давайте жить дружно». Хотя, как доказывает мировая история, такая политика никогда не приносила положительных результатов.

— Но либеральные экономисты твердят, что не стоит вкладывать в развитие ВПК, поскольку он не является локомотивом экономики…

— На деле, ВПК как раз мощный двигатель национальной экономики. Дональд Трамп неслучайно сейчас вкладывает огромные деньги в военно-промышленный комплекс, который при Бараке Обаме переживал не лучшие времена. Нам, я считаю, следует действовать в том же русле.

Источник

Фото ТАСС

По теме:

Комментарий

* Используя эту форму, вы соглашаетесь с хранением и обработкой ваших данных на этом веб-сайте.