shadow

Отстранение России оказалось выстрелом в воздух

Dagens Nyheter, Швеция Юхан Эск (Johan Esk)


shadow

Пхёнчхан — Вот фото, которые демонстрирует, что наказание России на Олимпийских играх обернулось смехотворным выстрелом в воздух. На нем Елена Вяльбе и Юрий Чарковский стоят на трибунах и смотрят, как российская команда, которую называют ОАР («Олимпийские атлеты из России» — прим. перев.) уверенно идет к серебру в лыжной эстафетной гонке среди мужчин.

Эти двое многие годы были Хумле и Думле российского спорта (Humle, Dumle — два неразлучных персонажа старой шведской детской телепередачи — прим. перев.). На чемпионатах и кубках мира их всегда видишь вместе. Ее — в роли президента Федерации лыжных гонок. Его — в роли главного тренера сборной.
Теперь ее отстранили. А его  нет, и это настоящий скандал и загадка. Он получил аккредитацию на Игры и жилет руководителя.
На трибунах Олимпийских игр они открыто общаются, совершенно как обычно. Из непривычного — только то, что Вяльбе, как правило, дымит обычными сигаретами, а тут она держит в руке электронную. Из привычного — у Чарковского, как всегда, рация через плечо. Сейчас он держит ее в руке, некоторое время разговаривает с кем-то, а затем шепчется с Вяльбе.
Вот значит, как все повернулось с отстранением МОК российских руководителей от Олимпиады.
Елена Вяльбе — легендарная лыжница, которая стала лидером Федерации лыжных гонок России. Юрий Чарковский — человек, чья карьера красной нитью протянулась по истории российского лыжного спорта. Через допинг и новые поколения.
Чарковский был отстранен, но вернулся. Его роли менялись, но значение для российского лыжного спорта оставалось неизменным.
На этих Играх Международный олимпийский комитет должен был заставить Россию произвести перезагрузку и начать все сначала. С новыми руководителями и новыми лыжниками.

Конечно, у многих молодых лыжников появился шанс, и они им воспользовались. Но присутствие Вяльбе и Чарковский — знак того, что все продолжается так же, как и раньше. Лыжников остановили.
Руководители двигаются дальше.
Это приводит в ярость канадца Алекса Харви (Alex Harvey), с которым я разговаривал в Давосе в декабре. Вот что он сказал об истории с российским допингом:
«До сих пор тренеры, медики и высшее руководство всегда выбирались сухими из воды. В этом самая большая проблема. Нужно почистить систему».
Когда Вяльбе открыто стоит на трибуне в костюме российской сборной, когда Чарковский стоит рядом в олимпийском обмундировании, а русские лыжники ходят повсюду в «обычных» куртках российской сборной, лишь заклеив эмблему клейкой лентой, кажется, что никто даже в самом МОК не в состоянии следить за исполнением вынесенного им наказания.
Такое ощущение, что МОК осознает, что в отстранении многих российских лыжников было так много темных мест, что достоверность в них просто теряется. И теперь комитет на все смотрит сквозь пальцы.
Ну а теперь самое время задать вопрос: как насчет Пихлера?
Следовало ли, в самом деле, допускать сюда шведского тренера сборной по биатлону Вольфганга Пихлера?
Нет. Я писал об этом раньше и по-прежнему так думаю.
Не потому, что я считаю, что успех шведских биатлонистов объясняется допингом. И не потому, что у меня есть хоть какие-то соображения насчет того, знал он о российском допинге в Сочи в 2014 году или нет. А потому, что у него тогда была руководящая позиция в российской сборной биатлонистов.
Мне понравилось известие МОК об отстранении российских спортивных руководителей, бывших на Олимпийских играх в Сочи в 2014 году. Пихлер, возможно, оказался бы невинной жертвой, но если необходимо изменить систему, наказание должны нести руководители.
Долгое время считалось, что Пихлера не пустят на Олимпийские игры. Но внезапно двери отворились, и он смог поехать.
Что заставило МОК изменить решение, до сих пор неясно, также как и большая часть мотивов МОК в связи с русскими, допингом, Сочи и Пхёнчханом.

Источник


Новости партнёров:

shadow
shadow

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *