shadow

Зачем в Европе ели мумий?


shadow

Удивительная информация. Много конечно я про Европу читал ужасного и необычного, но вот это! Если бы проклятье фараонов существовало, европейская цивилизация давно бы вымерла. Поразительно, как мало почтения люди испытывали к мумиям, и как много способов применения для них нашли.

Вот например такой способ…

Натуральный битум был одним из традиционных средств арабской и персидской медицины. Выдающийся ученый и врач Авиценна (Ибн Сина) в 11 веке описал лечение абсцессов, переломов, ушибов, тошноты, язв с помощью мумия (от «мум» — воск). Тогда на препарат обратили внимание в университете итальянского Салерно, где переводили научные труды восточных авторов.

В текстах арабских и персидских ученых происхождение мумия не разъяснялось. Местные специалисты и так знали, что это такое. Но европейцы, увидев знакомое слово, возбудились. Они стали добавлять в переводы свои комментарии. «Это субстанция, которую можно найти в землях, где похоронены тела, забальзамированные с алоэ, с которым жидкости из тела смешиваются и превращаются в мумию», — писал итальянский ученый Герард Кремонский. Подобную эрудицию проявлял практически каждый переводчик. Остальное было делом времени.

В 13 веке уже повсеместно в Европе считалось, что целительное вещество мумия можно найти в египетских гробницах. Оно должно быть черным, вязким и плотным.


Природный битум из Мертвого моря

МУМИЙНАЯ ЭКОНОМИКА

На дворе 15 век. Тела египтян считаются лекарственным средством. В дело вступают расхитители гробниц. Сильнее всего страдают бедные, сравнительно свежие погребения. В них действительно находят битум. На рубеже нашей эры из-за дешевизны его стали использовать для бальзамирования вместо натрового щелока (отвар золы с щелочной реакцией) и камеди (древесная смола). Смола глубоко проникала в ткани и смешивалась с ними настолько, что визуально трудно определить где битум, а где кости.

К 16 веку формируется рынок торговли мумиями. Появляется ассортимент: mumia vulgaris (мумия обыкновенная), mumia arabus (мумия арабская), mumia sepulchorum (мумия из гробниц). Европа страстно желает чудодейственное средство.

Купец Йоханн Хеллфирих из Лейпцига пытается купить в Египте хоть одну из тех правильных «черных, как уголь» мумий, которые «местные ищут с величайшей энергией и продают торговцам из Каира». Некий англичанин в 1580 году упоминает: «Тела древних людей, не сгнившие, а целые, выкапывают ежедневно. Эти мертвые тела и есть те мумии, которых врачи и аптекари заставляют нас глотать против нашей воли».


Страница из «Универсальной космографии» (1575) Андре Теве с гравюрой, иллюстрирующей охоту местного населения за мумиями.

Предложение не успевает за спросом. Начинается производство подделок из трупов преступников. В 1564 году врача короля Наварры Ги де ля Фонтена привели в Каире к торговцу мумией. Тот признался, что готовит средство сам, и удивился, как европейцы с их изящным вкусом могут есть подобную гадость.

НА КОРМ РЫБАМ

Мумией лечат знать. Французский король Франциск I (1494–1547) никогда не выезжает на охоту без мешочка со средством. Но наступает прозрение: арабская мумия — это не мумия египтянина! Аматус Лузитанус из Португалии обвиняет неумелых переводчиков. С ним солидарен Валерий Корд, профессор университета Виттенберга.

Сам факт поедания трупов в медицинских целях никого не ужасает, поскольку укладывается в тогдашнюю медицинскую практику. К примеру, датский король Кристиан IV лечился от эпилепсии порошком из перемолотых черепов казненных преступников.

Главная проблема средства — лекарство не действует. По утверждению врача четырех французских королей и одного из основателей современной хирургии Амбруаза Паре (1510–1590), он сотни раз назначал мумию, но результата не видел.

В конце 17 века ученые открыто насмехаются над мумией. Французский ботаник Пьер Поме (1658–1699) долго описывает, как отличить настоящую мумию от фальшивой, а после замечает, что лучше всего вещество годится для прикормки рыбы. Это не было шуткой. В «Отдыхе джентльмена» 1686 года Ричард Блом советует приманивать рыбу мумией, смешанной с конопляным семенем.

В 18 веке лечение мумиями общепризнано шарлатанством. Но в 1798 году Наполеон отправляется завоевывать Египет, и мания выходит на новый уровень.


Аптекарские сосуды для мумии. Германия, 18 век

ЗАМОРСКИЙ СУВЕНИР

Поход Наполеона порождает в Европе моду на все египетское. Жадно скупаются папирусы, талисманы в виде скарабеев и, конечно, мумии. На улице Каира можно встретить торговцев целыми телами, но гораздо чаще продаются фрагменты.

Туристы 19 века копаются в корзинах, из которых руки мумий торчат, словно багеты. Самый ходовой товар — головы, самый дорогой — мумии из богатых гробниц.

Цены минимальные: голову можно купить за 10—20 египетских пиастров. Все это нелегально вывозится в Европу. На рабочем столе писателя Густава Флобера 30 лет стояла мумифицированная ступня, которую он добыл в Египте, ползая «как червь» по пещерам.


Уличный торговец мумиями, Египет, 1875 год

Мумий уже не ели, они превратились в аттракцион. Разматывание бинтов стало кульминацией званых вечеров и платных шоу, которые завершались научно-популярными лекциями.

«Работа по распеленанию началась. Верхний конверт бинтов из грубого льна был вскрыт ножницами. Слабый запах бальзама, специй и ароматических веществ наполнил комнату, напоминая запахи аптеки. Затем был найден конец бинта, и мумию поставили прямо, чтобы разматывающий мог свободно двигаться вокруг нее… И вот два белых глаза с черными зрачками засверкали своей искусственной жизнью. Это были эмалированные глаза, которые обычно вставляли бережно сделанным мумиям», — так писатель Теофиль Готье описывал шоу, устроенное на Парижской выставке в 1855 году.



«Экспертиза мумии»

МУМИЯ ДЛЯ ТОНКИХ МАЗКОВ

Призывы уважать погребения и прах египтян зазвучали только в конце 19 века. Но, прежде чем успокоиться в музеях, мумиям еще предстояло поработать на искусство. Ими пишут картины.

Двести лет европейские художники применяют порошок из мумий в качестве коричневого пигмента. Считалось, что у него хорошая прозрачность, им удобно работать тонкими мазками. Только в 1837 году английский химик Джордж Филд в трактате о красках и пигментах заключает: «Мы не добьемся ничего особенного, размазывая по холстам останки жены какого-нибудь Потифара, чего можно добиться при помощи более приличных и устойчивых материалов».


Примером интенсивного использования пигмента «Мумия коричневый» часто называют картину Мартина Дроллинга «На кухне» (1815)

Символическую точку в арт-каннибализме поставил случай, произошедший в июне 1881 года. Английский живописец Эдвард Берн-Джонс собрал на ланч в саду своих приятелей. Один из них рассказал, что недавно получил приглашение посетить мастерскую по изготовлению красок, чтобы глянуть на мумию перед ее перетиранием в пигмент. Берн-Джонс начал спорить: «Наверное, краска названа из-за сходства цвета! Не может быть, что ее делают из тел!» Друзья убедили его в обратном.

Художник выбежал из-за стола и вернулся с тюбиком краски «Мумия коричневый». Он заявил, что хочет обеспечить этому человеку достойное погребение. Присутствующие выкопали ямку и торжественно похоронили тюбик с краской. 15-летняя дочь хозяина посадила на могиле цветы.

 

Источник


Новости партнёров:

shadow
shadow

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *