shadow

Освободить Сирию от ИГИЛ легче, чем выдавить оттуда США

И еще неизвестно, кто представляет большую опасность


shadow

На протяжении последнего десятилетия политика Вашингтона по отношению к Сирии основывалась на страхе перед тем что принято называть «шиитским полумесяцем» или «иранским сухопутным мостом», который, как полагают, соединит Тегеран со средиземноморским побережьем «дугой влияния».

В результате того, что события в Ираке и в Сирии разворачиваются стремительно быстро — прежде всего, речь идет о поражении ИГИЛ* и контакте сирийских и иракских правительственных сил на общей государственной границе — впервые в истории этот сухопутный мост уже создан.

Планы по подрыву сирийской власти проявились еще в середине 2000-х годов, когда США поставили Дамаск в известность о том, что после вторжения в Ирак 2003 года «вы — следующие». На самом деле, это было настолько хорошо известно и об этом так открыто говорили в дипломатических кругах, что Кристиан Аманпур из CNN напрямую проинформировала Асада на камеру о смене его режима во время интервью в 2005 году. Она сказала ему: «Г-н президент, вам известно о риторике в США по поводу смены вашего режима. Они активно подбирают нового сирийского лидера. Они выдают визы и навещают оппозиционных сирийских политиков. Они говорят о том, чтобы изолировать вас дипломатическими способами, а затем, возможно, провести государственный переворот, и тогда ваш режим обрушится».

Как еще в 2007 году сообщал Сеймур Херш, геополитические подходы по разделу Ближнего Востока были сформулированы и запущены в действие при администрации Буша-сына.

Для подрыва Ирана, преимущественно шиитского, администрация Буша решила, по существу, пересмотреть свои приоритеты на Ближнем Востоке. В Ливане США сотрудничали с суннитской Саудовской Аравией в проведении тайных операций по ослаблению Хезболлы -шиитской организации, которую поддерживает Иран. США также участвовали в тайных операциях против Ирана и его союзника — Сирии. Побочным продуктом этой деятельности стало усиление суннитских экстремистских группировок, придерживающихся воинственной версии ислама, враждебных Америке и симпатизирующих Аль-Каиде.**

Но сейчас, когда к концу идет 2017 год, победа находится на стороне союза Сирия-Хезболла-Иран, а королевский Дом Саудов и союзы с США либо фрагментированы, либо в руинах. В соответствии с тем, что и предсказывал Херш еще в 2007-м, США на протяжении многих лет поддерживали функционирование джихадистского коридора в Сирии с тем, чтобы «изолировать сирийский режим», который рассматривается как фактор «стратегической глубины» в процессе «шиитской экспансии Ирана и Ирака».

Недавно генеральный секретарь Хезболлы Хасан Насралла вновь обвинил США и их союзников в Сирии в том, что они помогают ИГИЛ. В телевизионном выступлении, посвященном недавним боям за город Абу Кемаль, он сказал: «В Абу-Кемале США помогали ИГИЛ так, как это только было возможно, не вступая в противоборство с силами, боровшимися за освобождение города от террористов». Он, далее, обвинил США в том, что на востоке Сирии они предоставляли ИГИЛ воздушное прикрытие, а также содействовали вывозу боевиков этой группировки из зоны, которую занимали наступавшие вооруженные силы Сирии.

Но какова правда, которая стоит за словами Насраллы о «заговоре ИГИЛ»? Нынешняя геополитика боевых действий в Сирии, а также политика США и их интересы к востоку от реки Евфрат на самом деле говорят о стремлении вооруженных сил США оказывать давление на сирийскую армию и о предоставлении ИГИЛ возможности спастись бегством. Это было подкреплено даже журналистским расследованием британской телерадиокорпорации ВВС. Но чтобы понять тонкости того, как разыгрывается политика и стратегия США, важно представить себе вид исторического «иранского сухопутного моста», завершение которого состоялось в этом месяце. Ниже приводится схема этого «моста», автор которой Элайджа Манье.

Вслед за победой сирийской армии и ее союзников над группировкой «Исламское государство» в городе Абу-Кемаль на северо-востоке страны впервые после провозглашения Исламской республики Иран в 1979 году открылась безопасная дорога между Тегераном, Багдадом, Дамаском и Бейрутом.

США пытались заблокировать дорогу между Тегераном и Бейрутом на уровне Абу-Кемаля, пустив курдские силы вперед немыслимыми темпами, но затея Вашингтона провалилась.

Сирийская армия вместе с союзниками (ливанская Хезболла, Корпус стражей иранской революции и иракские отряды «Харакат аль-Нуджаба») освободили город, открыв границу с Ираком. Боевики ИГИЛ бежали в иракскую пустыню Аль-Анбар к востоку от реки Евфрат — туда, где свои операции осуществляют силы США и курдов.

А США предъявили новое правило вступления в боевые столкновения к востоку от Евфрата. Они проинформировали российских военных о том, что не допустят каких-либо наземных сил (сирийская армия и ее союзники) к востоку от реки Евфрат и что они будут бомбить любую цель, которая появится к востоку от реки, даже если задачей этих сил будет преследование боевиков ИГИЛ.

Таким образом, США устанавливают новую необъявленную бесполетную зону, не заботясь о том, чтобы отрицать, что это служит интересам ИГИЛ к востоку от Евфрата и предоставляет террористам определенную защиту. Более того, существенно сократились бомбардировки позиций ИГИЛ международной коалицией, возглавляемой Соединенными Штатами.

Своим предупреждением Вашингтон объявляет присутствие в Сирии оккупационных вооруженных сил, несмотря на то, что присутствие сил коалиции ранее увязывалось с интересами борьбы против ИГИЛ. Сегодня ИГИЛ потеряло все города, которые оно занимало с июля 2014 года в Ираке, а до того — в Сирии. Поэтому для присутствия вооруженных сил США в Сирии нет никаких законных оснований.

Став оккупационными войсками, вооруженные силы США подвергают себя, равно как и действующих по их приказам курдских марионеток, таким же атакам, какие имели место в Ираке и в Ливане в 1982 году во время вторжения Израиля.

США больше не смогут блокировать иракско-сирийскую дорогу потому, что она напрямую связана с суверенитетом двух стран. Но это не означает, что Тегеран сможет использовать этот маршрут для поставки вооружений через Ирак и Сирию Хезболле в Ливане. Тому две причины. Первая — Иран будет изо всех сил сохранять свой суверенитет, а премьер-министр Хайдер аль-Абади не позволит никакой иракской вооруженной партии оставить у себя оружие потому, что за поддержание безопасности будут отвечать иракские вооруженные силы — особенно после потери игиловцами всех городов. Следующим шагом аль-Абади станет разоружение всех иракских движений и организаций к 2018 году, а скорее всего, уже после выборов в мае 2018 года. По сведениям от хорошо информированных источников, и Иран, и большинство иракских партий хотят, чтобы аль-Абади был переизбран на следующий срок.

Это означает, что Ирак не позволит использовать свою территорию для финансирования негосударственных акторов, даже если те ранее принимали участие в уничтожении ИГИЛ. Аль-Абади не позволит также переправлять через свою территорию оружие, предназначенное для какого бы то ни было союзника, который ранее воевал бок о бок с иракскими вооруженным силами. Это, например, относится к Хезболле потому, что аль-Абади не собирается позиционировать себя в качестве противника США и стран региона. Битва Хезболлы — не битва Ирака.

Вторая причина заключается в том, что Хезболле и не нужен наземный маршрут из Тегерана в Бейрут потому, что для Тегерана открыты морские и воздушные маршруты в Ливан — через Сирию. Более того, в Ливане Хезболла уже не испытывает потребность в дополнительных вооружениях, особенно после того, как сформирован единый ливанско-сирийский фронт на случай возможной войны с Израилем.

Что касается Сирии, то политические переговоры, которые состоялись в Сочи, открыли путь к сложному процессу политического урегулирования. Естественно, эти переговоры будут трудными из-за того, что у США сохраняются свои требования. Как впрочем, и у Турции, которая проявляет намерение очень надолго остаться на севере Сирии.

В этом контексте президент Сирии Башар Асад готов участвовать в разработке новой конституции, работа над которой началась уже несколько месяцев назад. Сирийские и международные эксперты в области гражданских прав и специалисты-правоведы обсуждают с различными группами то, как установить новые конституционные основы для Сирии, которые позволили бы политическим противникам сложить оружие ради будущего страны.

Однако проблемой останутся сирийская Аль-Каида и тысячи иностранных боевиков в Идлибе, ожидающие итогов турецко-сирийских переговоров. Война была долгой и сложной, главным образом, из-за постоянно меняющихся альянсов. Но мирный процесс будет не менее сложным, если стоит задача предотвратить будущие войны, основанием для которых могут стать жажда мести и жажда территориальных приобретений.

Об авторе: По некоторым данным, автор — коллектив редакторов, пишущих под псевдонимом (персонаж романа и фильма «Бойцовский клуб»).

 

* «Исламское государство Ирака и Леванта» («ИГИЛ»; также «Исламское государство») — исламистская террористическая организация. 29 декабря 2014 года Верховный суд России признал деятельность организации «Исламское государство» террористической и запретил её деятельность на территории России.

** «Аль-Каида» решением Верховного суда РФ от 14 февраля 2003 года было признана террористической организацией, ее деятельность на территории России запрещена.

Источник

Фото ТАСС

0

Новости партнёров:

shadow
shadow

Добавить комментарий

Войти без регистрации: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *