shadow

Секретный бункер Горбачева в белорусских лесах


shadow

Интересно, а где сейчас находится бункер Путина? Один ли он в стране? Или это все уже осталось в прошлом и все поняли, что бункеры никого не спасут (учитывая, что постройки советских времен большинство заброшены)? Или наоборот сейчас строят что то суперсовременное?

В Республике Беларусь, в Свислочском районе, недалеко около деревни Хрустово есть необычный артефакт советской эпохи. Если углубиться в лес по одной из проселочных дорог, вдоль которой лежат бетонные блоки, рано или поздно упрешься в остатки армейского забора. Именно за ним находится один из самых секретных (некогда) объектов холодной войны. Данный комплекс носит название «Объект 1161» и в свое время был командным пунктом организации Варшавского договора на Западном театре военных действий.

Посмотрите как это выглядело…

Два года назад. Гродненская область, Свислочский район. Поблизости Беловежская пуща. Местную дорогу пересекает высоковольтная линия. Вдоль нее в поле идет разбитая проселочная дорога. Кое-где на дороге попадаются остатки бетонных плит. ЛЭП заканчивается небольшой подстанцией, а дорога ведет дальше в лес. В леcу вдоль дороги виднеются остатки бетонного забора, которым обычно ограждались военные городки. Сколько таких разграбленных городков находится в лесах Беларуси! Дорога идет вдоль забора. Вдруг впереди в гуще безлюдного леса взгляд упирается в огромный металлический ангар. Его размеры поражают: длина — 200 метров, ширина — 50 метров, высота — 24 метра.

 

Во многих местах металлические стены ангара разобраны. Через один такой такой проем въезжаем во внутрь. Оказываемся на заброшенной стройплощадке между двух выступающих из земли бетонных сооружений, напоминающих огромные шайбы. Над ними замерли два козловых крана. У одной из шахт, ведущих в глубину, остановилась открытая кабина лифта. Вокруг все напоминает зону из «Сталкера». Толщина железобетона не вызывает сомнений, что это сооружение военного назначения. В таком пустом огромном ангаре среди давно заброшенной стройки чувствуешь себя неуютно.

 

 

Вниз, в одну из бетонных шайб, ведет временная лестница. Освещая путь фонариками, стараясь ступать по краям прогнивших деревянных ступенек, спускаемся вниз. Все этажи — похожие: железобетонные стены окрашены красной грунтовкой, какие-то кабинеты, иногда попадаются относительно просторные залы. Хождение с фонариком по однообразным коридорам и комнатам напоминает старую компьютерную игру-стрелялку со скучной графикой. Иногда попадаются гермодвери. Пороги дверных проемов расположены на полуметровой высоте — под фальшполом должны были проходить коммуникации. Кое-где сохранились остатки водных насосов и систем вентиляции.

 

 

Исследовав один этаж, спускаемся ниже. На каждом этаже номер. Отсчет ведется от поверхности земли. 1, 2, 3, 4, 5… Так глубоко в Беларуси я не спускался. 6, 7… Начинаю испытывать психологический дискомфорт. Порой кажется, что становится тяжело дышать из-за возможного скопления ядовитого метана на глубине, но в действительности воздух здесь вполне чистый. С 8-го этажа начинается «вечная мерзлота» — кругом лед. Наконец, последний, 9-й этаж. Здесь царство вечного льда, который не тает даже в летнюю жару. Осторожно начинаем подъем обратно.

 

 

Официальное название этого сооружения, «широко известного в узких кругах», «Объект 1161». Вероятно, это самое грандиозное подземное сооружение на территории Беларуси.

Строить «Объект 1161» начали в далеком 1985 году в качестве защищенного командного пункта стран-участниц Варшавского договора.

Тогда в белорусских лесах рядом с Беловежской пущей появились военные офицеры-моряки. Именно они, имеющие опыт сооружений в районе Североморска укрытий в скалах для атомных подводных лодок, на месте руководили строительством секретного объекта. Войсковая часть военных строителей подчинялась напрямую Москве.

Место было выбрано около западной границы СССР, в лесу. До ближайшей деревни — не меньше 5 км. Недалеко — железнодорожные станции Свислочь и Волковыск. Причем, в Свислочи тогда существовала большая армейская нефтебаза, куда подавалось топливо для техники по трубопроводу с гигантской армейской нефтебазы в Жабинке. (В настоящее время эти сооружения полностью разграблены.)

Чтобы строящийся объект невозможно было рассмотреть со спутников, над ним было сооружено здание маскировочного укрытия.

 

Одновременно началась подводка к объекту ЛЭП напряжением 110 КВ и сооружение мощной подстанции. Также вблизи секретного объекта строился военный городок.

Режим секретности был такой, что даже местные власти не имели представления о строящемся сооружении.

Кстати, когда началось это строительство, в Западной Европе стали строить тоннель под Ла-Маншем. И котлованы обоих сооружений делали по одинаковой технологии — круглый в диаметре котлован по мере рытья вглубь укрепляли снизу бетонными плитами. Такая технология позволяла вести стройку очень компактно.

 

 

Защищенный командный пункт построен в виде двух бочек, уходящих на глубину 45 метров. Диаметр бочек — 35 метров. В каждой бочке — 9 этажей. Через каждые три этажа бочки соединены переходами. Сверху бочки защищены двумя трехметровыми слоями железобетона, пространство между которыми заполнено мягким наполнителем для поглощения энергии взрыва при прямом попадании в верхнюю плиту. От прямого попадания атомного боеприпаса это не защитит, но близкий атомный взрыв сооружение вполне выдержит. Так, полы сооружения без проблем переносят смещение до полуметра.

По периметру командного пункта находятся 6 шахт, напоминающих ракетные. Две из них предназначены для выдвижных антенн. Если близкий атомный взрыв сметает на поверхности все антенны, то из этих шахт на высоту 40 метров выдвигаются новые антенные мачты. Остальные шахты — для подвода коммуникаций и аварийного выходя людей. Основное антенное поле должно было быть построено в нескольких километрах от объекта. Автономное энергоснабжение командного пункта осуществлялось от дизель-генераторов. На последнем девятом этаже в одном из помещений по проекту располагался морг с холодильной камерой.

 

 

Одна «бочка» сооружалась в качестве жилого помещения, вторая — рабочего. Полная автономность объекта, за исключение воздуха для дизель-генераторов — сутки.

Таких командных пунктов руководство СССР стремилось соорудить как можно больше, чтобы противник не знал, куда именно направлять основной удар. Известны похожие сооружения в России, Казахстане, Украине и Молдове. Часть таких сооружений строилась в виде одной «бочки».

Стоимость белорусского подземного сооружения была сравнима со стоимостью 32 стандартных четырехподъездных домов. То есть — целого микрорайона.

 


Один из документов, найденных в бункере

Уже было закончено возведение подземного сооружения и жилых домов военного городка, начинался монтаж систем связи и управления, начали прокладывать кабеля к другим объектам, как наступил конец 1991 года, когда поблизости в Беловежской пуще был окончательно развален СССР.

Судьба секретного объекта была предрешена…


Август 2009 года. Экскурсоводом по бункеру выступил инженер-строитель Константин Кохновский, работавший на этом объекте

Депутат Верховного Совета Беларуси 12-го созыва от г. Волковыск Николай Аксамит вспоминает, как к нему весной обратился его друг детства инженер-строитель Константин Кохновский с информацией, что в его округе имеется очень интересное и очень дорогое сооружение. Поехали смотреть. Дорога привела к военному городку, сплошь уставленному кабельными барабанами различного диаметра. Самые большие барабаны с кабелем достигали в диаметре 5 метров. Рядом с кабелями громоздились ящики с каким-то оборудованием.

С момента распада СССР финансирование стройки было прекращено, и об этой воинской части московское командование просто забыло. Пьяный прапорщик с несколькими солдатами топором рубил медный кабель и тут же обжигал на костре изоляцию. В ответ на замечание Николая Аксамита, который был в звании майора и одет в соответствующую форму, прапорщик, обильно вставляя в свою речь мат, предложил присоединиться к его занятию, сказав, что меди здесь очень много — хватит и майору.

Но больше всего поразили депутата солдаты, большинство из которых были выходцами из среднеазиатских республик. Солдаты, о которых забыло командование, были вынуждены вырыть в лесу землянки и готовить себе еду на кострах.

Почти готовые жилые дома военного городка, почти построенный гигантский подземный командный пункт, укрытый огромным ангаром, сотни барабанов ценного кабеля, контейнеры с дорогим, современным на то время, оборудованием. И среди этого — брошенные командованием, грязные, небритые, в рваной форме, пережившие зиму в землянках, словно партизаны минувшей войны, солдаты, выживавшие тем, что могли продать опаленный на костре кусок медного кабеля.

Вскоре оказалось, что на объект 1161 претендует много далеко не рядовых людей. Точнее, подземное сооружение, построенное в глухом лесу, их мало интересовало. Ценность представляли медные кабели связи и прочее оборудование, к примеру, 2 дизель-генератора по 750 Квт, каждого из которых хватило бы, чтобы обеспечить электричеством хороший поселок. Оборудование бункера было произведено не только в СССР, но и в ГДР, Чехословакии, Польши, Венгрии и других странах Варшавского договора.

К моменту прекращения строительства туда были завезены даже «предметы роскоши» типа ковров для генеральских помещений. Как ни странно, эти «предметы роскоши» оказались наибольшей тайной — Николай Аксамит, получив по депутатскому запросу практически всю документацию по завезенному в бункер имуществу, там и не смог получить список этих самых предметов генеральского быта. Они были проданы военными в первую очередь. Впрочем, «предметы роскоши» были мелочью по сравнению с остальным имуществом.

На дорогостоящие медные кабеля и прочее оборудование нашлось достаточно много влиятельных претендентов. Самый главный из них — руководство 15-го Управления КГБ СССР, которое курировало строительство всех подобных объектов на территории СССР, следовательно, располагало о них подробной информацией, в отличие от местных властей.

Поскольку, согласно межгосударственным соглашением, этот бункер стал собственностью Беларуси, руководству бывшего 15-го управления КГБ СССР пришлось «взять в долю» некоторых чиновников и военных ставшей независимой Беларуси.

Одна из попыток «приватизировать» это сооружение была описана в 1992 году в газете «Коммерсант». Тогда была создана небольшая фирмочка «Воспак», в учредителях которой стояли Кузьмичев, преподававший в одном из вузов Минска научный коммунизм, сын председателя Минского горисполкома и другие подобные личности. Эта фирма за символическую сумму, примерно тысячную часть от реальной стоимости, приобрела гигантское сооружение, причем, со всем завезенным имуществом. Якобы — под хранилище яблок. А символическую сумму на покупку бункера выдал — на очень льготных условиях — московский банк.

Очень интересно, по словам Николая Аксамита, вел себя глава Гродненской области Дмитрий Артименя. В то время в Беларуси сотовой связи еще не было, а дефицит телефонных кабелей все еще был. На предложение Николая Аксамита по использованию кабелей бункера для телефонизации Гродненщины глава области ответил не совсем цензурно, посоветовав Аксамиту не соваться в чужие дела.

В другой раз тайно вывезти ценности попытались военные. В 1993 году к объекту пришла колонна из примерно 30 армейских грузовиков с указанием от исполняющего обязанности начальника Генштаба Минобороны Беларуси Ильинова снять охрану и обеспечить погрузку оставшегося имущества.

Николай Аксамит тогда сумел добиться мер реагирования от Мечеслава Гриба, возглавлявшего комиссию Верховного Совета по обороне, и его представители были вынуждены из Минска добираться до бункера на вертолете и останавливать вывоз имущества.

При последующем разбирательстве генерал Ильинов так и не смог пояснить, для чего он хотел вывезти имущество с объекта, ссылаясь только на просьбу Николая Костикова — заместителя председателя Совета министров Беларуси Вячеслава Кебича.

При Верховном Совете была создана комиссия по этому объекту, в которую, помимо прочих, вошел и военный прокурор. По вопросу имущества бункера депутаты провели несколько заседаний.

 

Поскольку информация об объекте и его содержимом стала известна высшему руководству Беларуси и депутатам Верховного Совета, московским претендентам на это имущество пришлось отступить. В 1993 году было принято окончательное решение, что имущество объекта останется в Беларуси. И в тот же год глава Гродненской области Артименя был расстрелян у своего дома. Преступление это не раскрыто до настоящего времени.

Все ценное имущество было вывезено, а ангар с подземным сооружением стали охранять силами вневедомственной охраны. Постепенно местные власти разобрали ставшую ненужной бетонную дорогу. Плиты, которыми она была устлана, по размерам замечательно подходили на потолочные перекрытия гаражей. Мощное оборудование подстанции ЛЭП было заменено на более простое, которое используется для энергоснабжения окрестных деревень.

Несколько сторожей, посменно дежуря в небольшой бытовке у ангара, обеспечивали относительную сохранность покинутого объекта. Хотя грабить уже там было почти нечего. Иногда сторожа пропускали редких любопытных побродить по заброшенному командному пункту. Тогда под крышей не имеющего окон ангара зажигались мощные прожектора.

Хотя финансирование охраны осуществлялось из районного бюджета, но руководству Свислочского района такое гигантское подземное сооружение оказалось ненужным. А ведь при небольших затратах подземный командный пункт мог стать туристической достопримечательностью не только района, но и всей страны. И как популярен он мог бы быть сегодня, когда вокруг столько разговоров о конце света!

Можно предположить, что в заброшенности и дальнейшем разрушении объекта есть заинтересованные люди — те, кто имеет отношение к разграблению самого защищенного сооружения Беларуси. К примеру, по словам Николая Аксамита, о том, куда исчезли предметы генеральского быта, должен знать Сергей Порцак, в то время проживавший в Волковыске и работавший на строительстве объекта начальником особого отдела в звании майора.

 

О бункере информация доводилась до высшего руководства Беларуси того времени — Станислава Шушкевича и Вячеслава Кебича. Много интересного о бункере может рассказать бывший тогда председателем КГБ Эдуард Ширковский, бывший начальник военной контрразведки Кез, бывший начальник контрразведки по Гродненской области Юрий Перевалов, бывший министр по делам обороны Петр Чаус, бывший министр обороны Беларуси Анатолий Костенко.

Еще один бывший глава Минобороны Павел Козловский еще в 2006 году рассказал автору этого материала об этом бункере как об интересном заброшенном объекте, который стоит увидеть. А вот по поводу судьбы завезенного в этот бункер имущества Козловский рассказывать ничего не захотел. Хотя известно, что экс-министр не раз посещал секретный объект именно по имущественным вопросам.

В 2009 году под предлогом нехватки средств, якобы из-за экономического кризиса конца 2008 года, районные власти сняли с объекта охрану. Едва закончилась весенняя распутица, как местные жители устремились сюда за листовым железом стен ангара. Приезжали с портативным энергогенератором, к которому подключали «болгарку», и ей отрезали листы качественного рифленого железа. Позже железо вывозили тракторами.

Те, кто разрушал ангар, логично рассуждали: «Раз недавно ликвидировали охрану, значит, объект государству не нужен. Не пропадать же добру». Тем более, на объекте не имелось информации о его принадлежности.

Вообще — это стандартная практика уничтожения многих объектов недвижимости. Вначале снимается охрана. Объект энергично разрушается в процессе разграбления. Затем, как правило, на разграбленном объекте происходит несчастный случай — кто-то гибнет или калечится. Чаще всего, это любопытные подростки или мародеры. Тогда местные власти принимают меры — «с целью предотвращения несчастных случаев» объект спешно уничтожается.

Белорусским военным этот защищенный командный пункт в таком месте не нужен. «Был бы нам нужен, не был бы в таком состоянии», — поясняют военные.

Остановить мародерство помогло обращение к председателю Союза писателей Беларуси Николаю Чергинцу, который вхож к тому, кто может в этой стране решить любой вопрос — очень быстро объект стали по очереди охранять милиционеры Свислочского и Волковыского районов.

Имеется возможность использовать подземное сооружение в качестве хранилища, к примеру, резервного запаса продуктов и других жизненно необходимых предметов. Защищенное сооружение выдержит любую природную и техногенную катастрофу. Без атомного оружия такой объект разрушить довольно сложно.

Но еще лучше использовать этот недостроенный командный пункт в качестве туристского объекта. Еще недавно местные жители часто привозили туда своих детей и внуков: «Посмотрите, пока не разрушили, что во времена СССР умели строить». Действительно, «незалежнай» Беларуси вряд ли по силам соорудить что-то подобное сейчас и в обозримом будущем.

В расположенную поблизости Беловежскую пущу постоянно приезжают туристы. Многим из них было бы интересно посетить и подземное сооружение, где можно почувствовать мощь некогда великой империи СССР. Для начала без проблем можно организовать хотя бы один экскурсионный маршрут по подземному объекту, проложив соответствующие настилы с освещением.

За реорганизацию заброшенного командного пункта в туристический объект выступает директор заповедника «Беловежская пуща» Николай Бамбиза. Его поддерживает руководитель историко-мемориального комплекса «Линия Сталина», директор благотворительного фонда помощи воинам-интернационалистам «Память Афгана» Александр Метла.

В Беларуси же, как оказывается, самый защищенный объект никому не нужен. Его проще закопать, чем перепрофилировать.

В 2010-2011 годах строители волковысского ОАО «СМТ-32» снесли остатки здания маскировки над бункером, забетонировали входы в него и засыпали сверху землей, высадив березки.

 

 


Источник

0

Новости партнёров:

shadow
shadow

Добавить комментарий

Войти без регистрации: