shadow

Европа совсем потеряла страх перед русскими

Большинство населения стран ЕС выступает за улучшение отношений с РФ


shadow

Несмотря на официальную позицию Евросоюза, большинство европейцев выступают за улучшение отношений с Россией. Такие неожиданные данные содержатся в новом опросе, проведенном по заказу Sputnik.Мнения. За скорейшее налаживание связей с Россией высказались 87% жителей Германии, 85% поляков, 79% французов и 68% британцев.

Кроме того, выяснилось, что в Германии и Польше среди сторонников партнерства больше приверженцев левых взглядов, тогда как во Франции эту позицию активнее отстаивают избиратели «Правых», социал-либеральной «Вперед, Республика!» и центристского «Демократического движения». В Великобритании сторонников улучшения отношений больше всего среди либеральных демократов.

В Великобритании, Германии и Франции за дружбу с Россией чаще высказывались респонденты-мужчины и люди с высшим образованием, кроме того, идея примирения находила больший отклик у людей старше 65 лет.

Опрос был проведен не самими сотрудниками «Спутника», а одной из старейших во Франции социологических компаний IFop (Французский институт общественного мнения). 20−27 сентября исследователи опросили 3228 респондентов старше 18 лет. Авторы утверждают, что максимальная ошибка в целом по стране составляет 3,1% при доверительной вероятности 95%.

Результаты опроса выглядят неожиданно, если учесть, что отношения между Европой и Россией достигли исторически низкой точки, и Брюссель продолжает придерживаться политики санкций.

Правда, на официальном уровне в последние месяцы также раздавались призывы к улучшению отношений с РФ. Например, в августе председатель Еврокомиссии Жан-Клод Юнкер заявил, что Евросоюзу необходимо обдумать улучшение отношений с Россией, поскольку безопасность ЕС на ближайшие столетия невозможно обеспечить без РФ. Он добавил, что ЕС «необходимо найти более подходящую риторику в отношениях с Россией без отказа от своих принципов», и что их отношения «должны лучше отвечать будущему».

Тем не менее, пока что эти заявления так и остались на уровне политической риторики, на практике же ЕС продолжает продлевать санкции, а НАТО усиливает контингент в европейских странах.

Заместитель директора Института стратегических исследований и прогнозов РУДН, политолог Никита Данюк считает, что проблема в том, что в современной Европе общественное мнение очень слабо влияет на политическую элиту.

— Уровень общественной поддержки и симпатии к России в европейских государствах достаточно высок исторически. К сожалению, в условиях современной Европы доминирующие общественные настроения не всегда могут формировать политическую линию. Брюссельская бюрократия и обычные люди, которые определяют общественное мнение, — это очень разные сферы, которые редко пересекаются. Об этом свидетельствует трансформация политического ландшафта, когда партии или фигуры, которые до недавнего времени были неизвестны, находят поддержу среди широких слоев населения и планомерно занимают лидирующие позиции в органах представительной власти.

Но, к сожалению, очень часто мнение большинства никак не влияет на мнение истеблишмента, людей, которые обладают властью и могут корректировать внешнюю политику. Хотя существуют и позитивные тенденции среди истеблишмента. До недавнего времени мнение Европы в отношении России было консолидировано отрицательным. Запад соблюдал евроатлантическую солидарность, в рамках которой был выбран единственно верный курс — обвинять Россию во всех грехах.

Но за последние несколько лет на уровне и бизнес-элит, и отдельных представителей политического истеблишмента, хотя и не доминирующих, мы слышим заявления о том, что с Россией необходимо договариваться, что нужно восстанавливать с ней конструктивное сотрудничество, так как это очень важный и нужный партнер, прежде всего, для самой Европы. Наши экономические связи являются гарантом энергетической и в целом национальной безопасности Евросоюза.

К тому же, мы видим, что сам глобальный Запад испытывает определенный кризис идентичности и ценностей. Многие государства начали сомневаться в политике, которую проводят Вашингтон и Брюссель, не советуясь с младшими товарищами. Их решения часто имеют противоречивый характер и наносят больше ущерба, чем пользы национальной экономике и безопасности этих стран.

— Могут ли эти общественные настроения повлиять на позицию элит?

— Если эти тенденции продолжатся, общественное мнение на уровне простого народа может конвертироваться в изменение отношения к нашему государству и на официальном уровне. Но для этого нужно время. Ничего не происходит сразу, тем более в условиях информационной среды, в которой существуют наши европейские друзья. Она пропитана антироссийскими настроениями, а иногда и откровенной русофобией.

Вместе с тем мы видим, что в последнее время сама Европа начала осознавать, что без России она неполноценна. Мы слышим такие заявления со стороны высокопоставленных представителей истеблишмента, как глав государств, так и еврочиновников. Они, конечно, постоянно оглядываются на своих американских партнеров, на уровне риторики пытаются улучшить коммуникацию между Россией и Европой.

Думаю, проведенный опрос справедлив и объективен. Проблема в том, что общественное мнение не сразу может быть конвертировано в конкретные изменения во внешней политике на официальном уровне. В этом смысле важно с нашей стороны показывать, что мы заинтересованы в дружбе и сотрудничестве с Европой, всегда открыты для предложений в сфере политики, экономики, безопасности.

Мне кажется, что рано или поздно европейцы поймут, что попытки изолировать Россию и давить на нее санкциями наносят самой Европе не меньший ущерб. Это нужно третьим акторам, в первую очередь, США, которым выгодно, чтобы и Россия, и Европа, в которой они видят конкурента, ослабляла свои позиции. Понимание этого должно прийти к европейской политической элите, но процесс это достаточно долгий.

 — Кстати об информационной среде, европейцам постоянно рассказывают о «страшной России» и ее вмешательстве во все и вся, получается, эта пропаганда не работает?

— Пропаганда работает, но самое интересное, что ее объектом стало не простое население, а европейская элита. В этом смысле антироссийский консенсус, который сложился в Европе и США, очень тормозит наши отношения с Западом. Именно Запад стал инициатором не просто похолодания, а чуть ли не «холодной войны».

Простые люди тоже достаточно восприимчивы к ретрансляции антироссийских идей и смыслов, но это накачивание проходит на фоне того, что сама Европа не справляется с разнообразными кризисами в области безопасности, экономики, политики. Все ошибки, которые допускают правительства европейских стран, списываются на «руку Кремля». Они пытаются убедить всех, что именно Москва стоит за приходом новых сил во власть, за ростом сепаратизма и многим другим. Поэтому у людей происходит когнитивный диссонанс. Жители Европы видят, что эти кризисы связаны с объективными ошибками властей, а не с «рукой Кремля». Это заставляет их усомниться в информационном потоке, который постоянно льется на головы.

При этом мы видим, что альтернативной точке зрения все трудней проникнуть на Запад. Создается информационный колпак, под которым любая конструктивная критика или альтернативная информация воспринимается, как атака Кремля, призванная дестабилизировать ситуацию и вызвать недоверие граждан к власти. До тех пор, пока этот инструмент будет эффективным, его будут использовать. Но мне кажется, что к европейцам уже приходит осознание того, что антироссийская идея — это не более чем элемент информационной войны, который позволяет властям решать свои задачи.

С этим согласен и генеральный директор Института региональных проблем Дмитрий Журавлёв.

— Во-первых, у значительной части населения Европы отношение к нам и было неплохим, просто информационная волна его захлестнула. Во-вторых, для части населения Франции, Италии, даже Германии, отношение к России — это отношение к определенной системе ценностей, которую они разделяют, а элиты их собственных стран не поддерживают. Наконец, в-третьих дело в американском тезисе времен «холодной войны»: Россия — единственная страна, которая может серьезно испортить жизнь Западу. Многие обыватели хотят улучшения отношений не потому, что они любят нас, а потому, что они любят себя и хотят жить спокойно. Однако западная элита в большинстве своем эту позицию не разделяет, хотя есть и исключения.

— Почему?

— Потому что элита очень боится сама себя. Почему французский парламент проголосовал за однополые браки, хотя население было против? Потому что парламентарии боялись, что если они этого не сделают, их в следующий раз просто не выставят на голосование. Те, кто готовит списки, считают, что однополые браки должны быть узаконены. И их мнение важнее мнения избирателей.

То же самое, только в гораздо большем масштабе, происходит с отношением к России. Рядовые граждане выступают за нормализацию, а представители власти даже не столько против, сколько боятся высказаться в ее пользу, потому что не хотят вылететь из политики. Как вылетел Стросс-Кан, как вылетел первый фаворит французских выборов Франсуа Фийон. Он высказался за то, чтобы Крым остался в составе России, и вдруг «неожиданно» выяснилось, что его жена неправильно получала зарплату, и он на выборах пришел лишь четвертым.

К сожалению, основная часть элиты уверена, что нормализация с Россией не нужна. Будем надеяться, что позиция народа сможет преодолеть позицию элит.

Источник

Фото ТАСС

0

Новости партнёров:

shadow
shadow

Добавить комментарий

Войти без регистрации: