shadow

Запад хочет исправить главную ошибку России — вернуть доверие

Будет ли «деликатная» миссия президента Германии выполнимой?


shadow

Президент ФРГ Франк-Вальтер Штайнмайер 25 октября, посетит Москву с рабочим визитом. Это будет его первая поездка в российскую столицу в качестве главы немецкого государства. Но с ней уже большие надежды связывают не только в самой Германии, но и во всем Европейском союзе.

Так, во всяком случае, анонсировала московский вояж Штайнмайера влиятельная немецкая газета Die Welt, которую цитирует RT.

Двенадцатый президент Германии, как отмечает издание, почтит своим присутствием церемонию формальной передачи Кафедрального собора святых апостолов Петра и Павла (этот собор в районе Китай-города является одной из двух официальных лютеранских церквей в Москве наряду с церковью Святой Троицы на немецком Введенском кладбище — ред.) Евангелическо-лютеранской церкви России. А также пообщается с экс-президентом СССР Михаилом Горбачевым. И посетит премьерный показ в России балета «Страсти по Матфею», который представит знаменитый хореограф Джон Ноймайер и труппа Гамбургского балета.

Но главная цель визита, пишет Die Welt, вовсе не в этих протокольных мероприятиях. Штайнмайер якобы едет в Москву с деликатной миссией: ему предстоит выяснить на встрече с российским лидером Владимиром Путиным, которая тоже стоит в повестке дня, «готова ли Россия восстановить доверие к Западу». Формулировка именно такая. Стоит вспомнить, как накануне на заседании Валдайского клуба Владимир Путин как раз говорил об этом доверии, обращаясь к «партнерам»:

— Главная ошибка с нашей стороны в отношении Запада в том, что мы слишком вам доверяли. А ваша ошибка, что вы восприняли это доверие как слабость и воспользовались им.

При всем при этом, немецкие политики, бизнесмены и представители неправительственных организаций возлагают большие надежды на президента ФРГ. В частности, председатель Восточного комитета германской экономики Вольфганг Бюхеле, мнение которого приводит издание, назвал этот визит «хорошим сигналом». И выразил надежду на то, что «в течение следующих семи лет Германия, ЕС и Россия сфокусируются на общих интересах, и будут решать проблемы при помощи диалога».

Но тут, прежде всего, хотелось бы понять, в чем причина такой перемены. Мы, действительно, больше для Европы не «монстр»? Или здесь чистый прагматизм?

Ведь, как подсчитала недавно та же Die Welt, из-за санкций ЕС потерял уже 30 млрд евро. В то время как российская экономика, которую эти санкции должны были ослабить, напротив, преодолела кризис и продолжает расти, становясь независимой от Запада.

— В Германии роль федерального президента больше представительская, поскольку реальными властными полномочиями он не обладает, — комментирует ситуацию ведущий научный сотрудник Института Европы РАН, германовед Александр Камкин. — Но в данном контексте важно то, что ему отводится роль представлять Германию за рубежом.

То есть, для Штайнмайера это, фактически, продолжение его деятельности на посту министра иностранных дел, на котором он зарекомендовал себя пусть не как пророссийский политик, но как политик, придерживающийся все-таки здравого смысла. Это вам не истеричная Могерини. И не погрязшая в эфемерных ценностях фрау Меркель.

А политик, который реально отдает себе отчет в том, что между Россией и Европой есть реальные противоречия. Они в самом нашем понятии государственного суверенитета, в нашем видении украинской проблемы, сирийской проблемы… и т. д. Тем не менее, понятно, что конфронтация невыгодна никому.

Поэтому основная цель Штайнмайера, это, действительно, попытаться сохранить ту связующую ниточку между Москвой и Берлином, в том числе, для бизнес-сообщества.

Кстати, именно Восточный комитет германской экономики является одной из таких официальных лоббистских структур, которые пытаются достучаться до германского политического класса с позицией, что надо все-таки сохранять сотрудничество с Россией и в энергетической сфере, и в сфере экспорта-импорта.

Ведь за годы санкций товарооборот между Германией и Россией снизился почти на 30%. Взаимный товарооборот в 2013 году был где-то на уровне 67 млрд. В 2016-м его объемы упали до 43 млрд евро. Это существенное снижение. Несмотря на то, что в последние месяцы, вроде бы, наметилась тенденция роста инвестиций в российскую экономику.

Но, опять же, за один вложенный доллар иностранных инвестиций мы имеем четыре, а то и пять долларов, выведенных за рубеж. Поэтому все разговоры об иностранных инвестициях, это в большей степени все-таки фикция. Проще, как говорится, создавать условия, чтобы российский бизнес вкладывался в собственную страну, а не выводил деньги в офшоры. Или же в облигации американских банков.

Соответственно, задача Штайнмайера — это, безусловно, прощупать почву.

— Но он и так здесь не редким гостем был, когда возглавлял МИД Германии…

— Дело в том, что выборы в России уже не за горами. И, безусловно, Путин знает, кого он выпустит, так скажем, на предвыборный «ринг». Во-вторых, это попытка некоего «зондажа» российской внешней политики после 2018 года. Потому что для Германии это тоже крайне важно.

Плюс, конечно, Штайнмайер постарается презентовать германскую новую внешнюю политику. Потому что сейчас как раз проводятся переговоры по правящей коалиции, и, к сожалению, скорей всего портфель министра иностранных дел достанется партии «Зеленых». А это будет очень сложный партнер.

 — Речь идет о Джеме Оздермире, сопредседателе партии? Он, кажется, турок по происхождению?

— Да. Крайне вспыльчивый, зашоренный, скажем так, очень неудобный в общении. Он успел испортить отношения и с исторической родиной, и поругаться с Трампом. Поэтому как он будет вести себя в отношении России в качестве министра иностранных дел, это еще большой-большой вопрос. И как его будут воспринимать на Смоленской площади, это тоже большой вопрос. Но все равно, хотя бы вежливо улыбаться при встречах придется.

Штайнмайера все-таки знают, и добром помнят в Кремле. Поэтому он здесь выгодный посредник и удобное, скажем так, официальное лицо и для МИДа, и для ведомства федерального канцлера в Берлине.

Потому что, безусловно, один из немногих немецких политиков в первом эшелоне, который, скажем так, старается сохранить какую-то связь с реальностью.

 — А Запад, со своей стороны, должен что-то сделать, чтобы мы были готовы восстановить доверие к нему? Потому что в последние годы идет какая-то немыслимая информационная атака на Россию. И немецкие СМИ, как известно, здесь в первых рядах.

— Атака шла всегда. И в 2008 году, когда Грузия напала на Южную Осетию, и нам пришлось «принуждать ее к миру». И в девяностые, когда, в принципе, тоже стояли на грани противостояния на Балканах.

Поток негатива в западных СМИ против нашей страны не иссякал никогда. Только в 90-х пугали русской мафией, русскими проститутками, русскими вышибалами в ресторанах. Соответственно, пьяным Ельциным. Смеялись над нами, когда он проспал в самолете встречу с президентом Ирландии. Потом такие саркастические комментарии сменились воплями о возрождающихся «имперских амбициях России». И иногда эта оголтелость просто за гранью добра и зла.

Но тут, опять же, такой маленький момент. В Европе свобода слова является одним из «краеугольных камней» европейской демократии — ну, так они утверждают. Поэтому попытки образумить политический класс, который порой уже потерял контакты с реальностью, будут восприниматься крайне негативно.

С другой стороны, многие СМИ — не только в Германии, но и в других европейских странах — следуют за политическим мнением. Вот госпожа Меркель обозначила, что «мы примем всех беженцев», то, соответственно, многие СМИ, которые номинально считаются независимыми от государства, а не от своих спонсоров и учредителей, тоже подхватили этот месседж: «Да, мы всех примем! Welcome!»

Поэтому если официальные лица на уровне Штайнмайера, на уровне нового министра иностранных дел, либо «старого-нового» федерального канцлера будут выступать в более конструктивном ключе, то и эта истерия медийного сообщества Германии сразу же уляжется.

В этом отношении тоже можно подтвердить важность визита Штайнмайера как политика, сохраняющего какое-то чувство реальности.

 — Известно, что нас с ЕС «развела» Украина. А как раз Штайнмайер в феврале 2014-го подпитывал договор с Януковичем, а потом «умыл руки» вместе с остальными «европейскими гарантами». Вот сейчас, видя то, что происходит на Украине, они хоть понимают, какую совершили ошибку?

— От Украины, по крайне мере, политический истеблишмент Европы бесконечно устал. Понятно, что Порошенко был, в том числе и европейский проект. Но Саакашвилив малиновом галстуке — это чисто американский проект.

Здесь уже идет своего рода конкуренция между американской дипломатией, которая проталкивает своего нового кандидата, и европейской, которая уже порой даже не знает, что делать в этой ситуации.

С одной стороны, оголтелые нацисты ходят по улицам Киева, которых это правительство поощряет. С другой — прогрессирующая коррупция, развал экономики и абсолютно непонятные перспективы минского процесса. Вроде бы он существует, но о нем уже почти никто не говорит.

Поэтому Украины — это проблемная тема. И, безусловно, Украина спутала все карты в диалоге между Россией и ЕС. Стала сильно раздражающим фактором для многих из-за этой своей опереточности, грубой пародии на демократические процессы.

— Но этот «безумный карнавал» надо как-то прекращать. Не может это вечно продолжаться… Нужно какую-то «точку» ставить…

— Этой «точкой» может послужить «слив» Порошенко и поддержка на следующих выборах, например, той же Юлии Тимошенко, которая по популярности давно обошла действующего президента. Плюс Саакашвили, как «полезный идиот» американцев очень сильно смешал карты киевскому режиму.

Соответственно, Тимошенко сегодня полностью устраивает и истеблишмент Европы, и, в принципе, у нее сохранились достаточно влиятельные партнеры в самой Украине. Поэтому очевидно, что завершающей точкой может быть именно такой сценарий.

Хотя про Украину наверняка говорить нельзя ничего. Ситуация там может измениться в любой момент совершенно неожиданно и самым неподходящим образом.

 — Но замена Порошенко на Тимошенко, по большому счету, ничего не меняет. Украина останется тем же русофобским, националистическим, вороватым государством…

— Поэтому тут не человека менять нужно, а всю систему. То есть, Украина должна прекратить свое существование именно в этом формате — не как суверенное государство, — а как государство с искусственной идеологией, надуманными героями и надуманным образом врага. Когда фактически проводится политика геноцида по национальному признаку, тут уж всякому терпению приходит конец. Могут ли здесь как-то повлиять Берлин и Брюссель?

Наверное, могли бы. Потому что, в принципе, рычаги давления есть — и финансовые, и политические.

Но долгое время интересы европейские и наших «заокеанских партнеров» в отношении Украины шли параллельно. Резко просто выйти, я думаю, вряд ли европейцы захотят. И вряд ли получится у них. Потому что здесь тоже слишком много и политического, и экономического капитала инвестировано.

Плюс Европа отчасти является бенефициаром той экономической политики, которую проводит господин Порошенко. Это и разграбление природных ресурсов — вырубка лесов в Закарпатье и продажа на Запад, вывоз черноземов. Превращение Украины в крупнейшее в Европе хранилище радиоактивных отходов.

Здесь интересы большого бизнеса, к сожалению, опережают политическую логику.

Источник

Фото DPA

0

Новости партнёров:

shadow
shadow

Добавить комментарий

Войти без регистрации: