shadow

Суровые российские поля

Neue Zürcher Zeitung, Швейцария


shadow

Иностранные производители тракторов и комбайнов могут сделать хороший бизнес в России. Но чтобы активно в нем поучаствовать, они должны поклониться кремлевской системе защиты отечественного производителя.

 

По всей видимости, Россия в этом году соберет рекордный урожай зерновых. Благодаря благоприятным погодным условиям это будет, пожалуй, свыше 130 миллионов тонн зерна. Прежний рекорд пришелся на 1978 год, когда 127 миллионов тонн наполнили зернохранилища бывшей российской советской республики. Но точно также, как Советский Союз являлся импортером зерна с 60-х годов, потенциал сегодняшнего сельского хозяйства далеко не исчерпан. Правда, Россия — одна из важнейших в мире стран — экспортеров зерна, но в том, что касается остальных сельскохозяйственных культур, она еще весьма далека от своих реальных возможностей.

Когда российское является действительно российским?


Большое препятствие — устаревший парк тракторов, комбайнов и другой сельскохозяйственной техники. Как раз здесь вмешивается государство. Москва различными способами поддерживает местных производителей сельскохозяйственной техники, например, выгодными кредитами — в ущерб иностранных конкурентов. Это происходит из-за импортных квот, таможенных сборов и высоких пошлин, действующих до тех пор, пока даже собранная в России машина не сможет считаться «российской». Цель состоит в том, чтобы привлечь в Россию как можно большие участки производственной цепочки. Это может сработать. «Мы поддерживаем локализацию, но должны быть созданы соответствующие типовые условия», — говорит Дирк Зеелиг (Dirk Seelig), коммерческий директор российского филиала крупнейшего немецкого производителя сельскохозяйственной техники Claas.
Компания Claas узнала от и до, что могут пережить иностранные предприятия, если они выбрали Россию местом производства. Среди прочего, на строительство завода в городе Краснодаре на юге России Claas потратила в общей сложности 150 миллионов евро — крупнейшие инвестиции предприятия за рубежом. Но этого не хватило для того, чтобы считаться местным производителем. Этот титул Claas приобрел только с помощью специального инвестиционного контракта, который компания подписала в июне 2016 года. Этот относительно новый инструмент требует минимальных инвестиций в размере еще 750 миллионов рублей (11 миллионов евро), которые Claas тоже внесла.
Kuhn Group, подразделение по производству строительной техники компании Bucher Industries, тоже не исключает заключение специального инвестиционного контракта. Недавно компания Kuhn приобрела территорию в центральном регионе России, в Воронеже, благодаря чему собирается нарастить бизнес в России. «Как только появятся предпосылки, мы предусмотрим в своих планах развития и местное производство определенных моделей», — говорит коммерческий директор Рольф Шнайдер (Rolf Schneider). Доля стран, входящих в Содружество независимых государств (СНГ), в общем объеме продаж Kuhn должна возрасти с 5% в настоящее время до 10%. Основные усилия будут приложены в России.
Защита отечественного производителя приносит результат: согласно информации Министерства промышленности, доля российской продукции в сельскохозяйственной технике в период с 2013 до 2016 года выросла с 26% до 54%. Но некоторые машины и запчасти до сих пор на 70% и даже на 90% иностранного производства, недавно пожаловалась Наталья Зудина, заместитель директора компании «Росагролизинг», на мероприятии, организованном «Ассоциацией европейского бизнеса». Задачей «Росагролизинга» является предоставление фермерам субсидированных кредитов для приобретения российской сельхозтехники. В текущем году на такие субсидии предусмотрено выделение 203 миллионов евро из бюджета.

Но есть и недостатки: российские предприятия в состоянии производить заметно меньше тракторов или комбайнов, чем в советские времена, не говоря об их технической конкурентоспособности. И поэтому желаемая модернизация невозможна без иностранной сельскохозяйственной техники, считает Энтони ван дер Лей (Anthony van der Ley), глава немецкого производства сельскохозяйственной техники Lemken. Но чтобы она осталась на российском рынке, нужны равные правила игры для всех производителей. Юридические барьеры лишь обуза, и они приводят только к тому, что российские фермеры проигрывают в конкурентоспособности, предупреждает ван дер Лей.

Под защитой рецессии

В 2015 и 2016 годах наблюдался рост российского сельского хозяйства, и это стало светлым пятном на фоне рецессии, что также является результатом контрсанкций и запрета импорта многих западных продуктов питания. Спрос на сельскохозяйственную технику растет, поэтому российское производство за прошедший год выросло на 58%, то есть примерно на 1,3 миллиарда евро. На самом деле устаревшими являются так много тракторов, комбайнов и другой техники, что российское производство не в состоянии их все заменить. Около 70% всех машин находятся в эксплуатации уже более десяти лет, говорится в правительственном исследовании.
Директор тракторного завода писал в специализированной газете, что только для того, чтобы удержать устаревание на постоянном статистическом уровне, фермеры должны были бы закупать ежегодно 47 тысяч тракторов, 13 тысяч комбайнов и две тысячи полевых измельчителей. Кроме того, в России до сих пор используется лишь чуть больше половины пригодных для ведения сельского хозяйства земель. Из-за таких возможностей потенциального сбыта иностранные компании не отпугивает протекционизм. В то же время, они, в принципе, не против помощи российского государства, они бы и сами с удовольствием ее получили.
Для этого они должны бороться с некоторыми вызовами. Большая проблема — нехватка хороших поставщиков. Claas проверила 1,4 тысячи поставщиков и в результате только 37 из них выбрала для серийного производства комплектующих. «Препятствия для локализации очень высоки. Чтобы постепенно переместить основную добавленную стоимость в страну, понадобится, по крайней мере, от трех до пяти лет», — подводит итог Андрей Щербина, консультант российского представительства компании Claas.

Кто справился, тот выиграл

Если такие препятствия преодолены, то преимуществом будут не только субсидии: местное производство снижает риск скачков обменного курса, потому что снижается потребность в импорте. Собственные сервисные центры с хорошо обученными сотрудниками делают обслуживание клиентов проще и выгоднее. Kuhn Group уже организовал большой склад запасных частей, но если какого-то компонента нет в наличии, становится трудно. «Административные и временные затраты на таможенное оформление, а также большие расстояния в России в результате приводят к тому, что поставка может занять даже неделю», — говорит менеджер компании Kuhn Шнайдер.
Недостатком современного положения в России является то, что иностранное предприятие не может быть абсолютно уверено в своем деле: регулирование постоянно меняется и нередко нуждается в трактовании. «Постоянно появляются новые темы», — говорит менеджер компании Claas Зеелиг. Так, например, новая сертификация может увеличить затраты на продукцию настолько, что она окажется нерентабельной. В России сельское хозяйство зависит не только от погодных условий.

Источник

0

Новости партнёров:

shadow
shadow

Добавить комментарий

Войти без регистрации: