shadow

Кто выйдет победителем в битве за сирийскую нефть

На ближнем Востоке — новый виток геополитического противостояния


shadow

На сей раз конфликтуют США и Ира. Каждая из этих стран боится резкого усиления оппонента в регионе. Невольно оказалась втянута в новый конфликт и Россия, которая считается давним партнером и союзником Тегерана.

Американцам не нравится «Великий рассвет»

Глава внешнеполитического ведомства Ирана Мохаммед Джавад Зариф во время своей поездки в Нью-Йорк в беседе с американским телеведущим Чарли Роузомзаявил, что истинная цель США на Ближнем Востоке — вовсе не одержать победу над «Исламским государством» *, а сдержать растущее влияние Дамаска и Тегерана. По мнению министра, наибольшее беспокойство у американцев вызывает возможность официального Дамаска вернуть полный контроль над сирийско-иракской границей.

С сирийской стороны это провинция Дейр-эз’Зоэр, где сегодня сосредоточены 85% всех нефтяных запасов Сирии. Именно это и объясняет то, с каким ожесточением идет битва за эту провинцию: скажем, для официального Дамаска возврат контроля над нефтяными месторождениями — это залог существования государства. По этой же причине, сугубо экономической, бьются здесь с правительственными войсками повстанцы из «Свободной сирийской армии», боевики «Исламского государства», курдские ополченцы и натовские солдаты.

Через Дейр-эз’Зоэр — последний крупный город, который остается под контролем «Исламского государства» проходит шоссе, связывающее Дамаск с Мосулом и Эмбилем (крупнейшими городами на севере Ирака) и далее с иранской территорией.

Официально о выходе к границе с Ираком сирийские правительственные войска объявили еще 9 июня, это стало ключевым этапом стратегической операции «Великий рассвет», в которой задействованы лучшие силы. Это ударный 800-й батальон республиканских гвардейцев, добровольцы-шииты из нескольких стран — Ливана, Ирака, Афганистана, Пакистана и Ирана, а также российские военные советники.

Основная задача «Великого рассвета» — полностью расчистить границу Сирии и Ирака от боевиков «Исламского государства», освободив города и поселки к востоку от Евфрата, вернув контроль над нефтяными месторождениями и восстановив транспортный коридор между Дамаском и Багдадом.

«Великий рассвет» изначально вызвал беспокойство командования натовской коалиции, которая поддерживает как курдских ополченцев (они также частично контролируют сирийско-иракскую границу в провинции Эль-Хасака), так и повстанцев «Свободной сирийской армии».

Натовский укрепленный район на сирийско-иракской границе существует близ местечка Аль-Танфа — и именно здесь сирийские правительственные войска в начале июня вышли к границе. Жест символический, призванный показать американцам, «кто в доме хозяин». Вашингтон, разумеется, этого не стерпел, и уже 18 июня в окрестностях Аль-Танфа американский истребитель F-18 Hornet сбил сирийский самолет, который, по сообщению официального Дамаска бомбил позиции «Исламского государства».

«Расовая теория» Трампа

«Решение сирийского вопроса — это прекращение огня, конституционная реформа и проведение выборов. Мы выдвинули это предложение четыре года назад. Но они [американцы] решили не приглашать нас на переговоры в Монтрё…

Мы также выдвинули те же предложения относительно ситуации в Йемене, но они [американцы] решили игнорировать наше предложение, питаясь иллюзорными надеждами, что они у них есть военное решение проблем Йемена. Но за последние тысячу лет еще никто не одержал военную победу в Йемене!», — заявил иранский министр Мохаммед Джавад Зариф в беседе с Чарли Роузом (проходила она, кстати, в Азиатском аналитическом центре в Нью-Йорке).

Вполне естественно, что США не заинтересованы в укреплении на Ближнем Востоке такого самостоятельного игрока, как Иран. И пытаются всеми силами ограничить его влияние. В частности, Дональд Трамп уже заявил, что готов в одностороннем порядке разорвать «ядерную сделку» с Ираном, которую инициировал его предшественник Барак Обама в 2015 году. Она подразумевает отмену санкций, которые были наложены на Иран со стороны США, ООН и Евросоюза в ответ на то, что Тегеран занимался тайной разработкой ядерного оружия. Взамен на отмену санкций Иран приостановил свою «урановую» программу. И вот теперь будущее американо-иранских отношений под вопросом.

Да к тому же еще и Трамп, выступая 19 сентября на Генеральной ассамблее ООН, во всеуслышание назвал Иран «страной-изгоем». А следом подписал указ об ограничении въезда на американскую территорию иранских граждан (под частичный запрет попали также граждане Чада, Ливии, Венесуэлы, Сомали, Сирии, Йемена и КНДР).

Действовать новые правила начнут с 18 октября и не распространяются на тех, кто получил американскую визу до этого времени. Хоть и символический, но весьма болезненный жест, который, разумеется, вызвал крайне негативную реакцию в Тегеране.

«Опасения Тегерана не беспочвенны»

Чего ждать Ближнему Востоку на фоне резкого охлаждения отношений Ирана и США? Этот вопрос «Свободная пресса» обсуждает с главным редактором журнала «Мусульманский мир» и экспертом Института национальной стратегии Раисом Сулеймановым (Казань).

 — Раис Равкатович, как вы оцениваете заявление министра Зарифа, сделанное во время визита в Нью-Йорк, что главная задача США — вовсе не борьба с ИГИЛ?

— В мире ведь немного осталось стран, которые бросают вызов гегемонии США. Иран, КНДР, Куба, Россия… Список не такой уж длинный.

В принципе, глава МИД Ирана верно рассуждает. Сейчас видно, что проект ИГИЛ как территориального образования постепенно подходит к своему финалу. Однако будущее Сирии после поражения ИГИЛ как единого государства, видится не очевидным. Референдум о независимости Курдистана, который прошел 25 сентября, провозглашался не только в территориальных границах Иракского Курдистана, но и тех территорий, которые населены курдами — а это считайте Турция, Сирия и Иран.

И сегодня наиболее реально ожидать воссоединение с Иракским Курдистаном территории северо-восточной части Сирии, которая населена курдами. Я предполагаю, что независимое курдское государство, объективно не имеющее союзников в регионе, будет опираться на поддержку США. В Вашингтоне этим будут пользоваться и тоже понимают, что через независимый Курдистан, который будет предъявлять претензии к Тегерану на те территории северо-запада Ирана, которые населены курдами, можно начать давить на Иран. А дальше можно от «курдского вопроса» перейти к другим «этнополитическим вопросам» применительно к Ирану.

Ведь Иран населен разными этносами. Соответственно, стратеги в Вашингтоне могут поощрять этнорелигиозный сепаратизм в этой стране, что будет в перспективе, вероятно, и делаться. Как в случае с Сирией, когда использовали именно этот фактор этнорелигиозного сепаратизма. Возможно, мы скоро услышим о проблемах Белуджистана и Южного Азербайджана — территорий, компактного проживания белуджий и азербайджанцев в границах Ирана.

— Дональд Трамп во время своей предвыборной кампании обещал, что США больше не будут заниматься «экспортом демократии». А теперь он и готов воевать с КНДР, и грозит Ирану с трибуны ООН.

— Складывается ощущение, что для Трампа для поднятия своего политического веса внутри собственной страны крайне важно начать «маленькую победоносную войну» за ее пределами с какой-нибудь страной, политический режим которой настроен резко против США.

Тогда можно будет подвести под это определенное идеологическое обоснование для оправдания вооруженной агрессии: мол, нарушение прав человека, отсутствие демократии, создание ядерного оружия и т. д. Ведь последние три десятилетия все американские президенты инициировали или способствовали войнам на Балканах и Ближнем Востоке, вот и нынешняя администрация Белого дома как бы мечется: то ли с КНДР начать войну, то ли с Ираном. Потому опасения и тревоги Тегерана, которые выразил министр иностранных дел Зариф, отнюдь не беспочвенны.

* «Исламское государство» (ИГИЛ) — террористическая группировка, деятельность которой на территории России запрещена решением Верховного суда РФ от 29.12.2014.

Источник

Фото ТАСС

0

Новости партнёров:

shadow
shadow

Добавить комментарий

Войти без регистрации: