shadow

Легенда о Чехе, Лехе и Русе, основателях славянских народов


shadow

На самом деле очень интересная и богатая на версии и обсуждении тема. Как то мы даже обсуждали тему Как русские стали называться «русскими», а теперь предлагаю вам обсудить версию самого возникновения русского народа.

Каждый славянский народ имеет легенды о своем происхождении, возникновении власти и государства, об основании городов. Начало отдельного существования народа связывали, как правило, с мифическим родоначальником.

Эти легенды и мифы мы встречаем на страницах древних летописей — чешских, польских, русских.

Славянские народы помнили о своем древнем родстве, и существовало предание, что они произошли от трех родных братьев — Леха, Чеха и Руса. Чех был родоначальником чехов, Лех — поляков, Рус — русских.

Чех, Лех и Рус — одна из наиболее известных и распространённых легенд о трёх славянских братьях, основателях, Чехии, Польши и Руси. По одной из версий, три брата охотились вместе, но каждый из них решил пойти по своему пути. Рус пошёл на восток. Чех продвинулся на запад на гору Ржип, недалеко от Богемии, тогда как Лех пошёл на север, до тех пор, пока не встретил огромного белого орла, охраняющего своё гнездо. Он основал поселение Гнезно и выбрал белого орла в качестве своего герба.

Крак и основание Кракова.

Имя первого короля и основание столицы у поляков связаны с мифом о победе над змеем. Один из потомков Леха, легендарный князь Крак, жил на берегу Вислы. Был он хорошим хозяином и удачливым воином. В те же незапамятные времена в пещере обитало страшное чудовище, которому надо было ежедневно пригонять целые стада скота, иначе оно бросалось на людей. Не мог больше терпеть такого разорения Крак. Решил он прибегнуть к хитрости. Вместо скота подложили чудовищу шкуры, наполненные горящей серой. Проглотил змей эти шкуры — и сдох.

Победитель змея Крак был избран поляками первым королем. А на высоком берегу Вислы, на скале, под которой когда-то жило чудовище, основали поляки славный город Краков.

Месть богов: мыши съели короля. Предание гласит, что одного из польских королей звали Попелем. Был он человеком скверным: жадным, ленивым, трусливым. Больше всего он боялся, что родственники отнимут у него королевскую власть. Притворившись смертельно больным, он пригласил всех своих родственников и просил их решить вопрос о том, кто будет королем, когда он умрет. Во время совета жена короля подала гостям питье с отравой — и все они умерли. Обрадовался Попель, что теперь у него нет соперников, приказал бросить тела своих родственников непогребенными, якобы принося их в жертву богам.

Но не приняли боги жертвы от злодея. Убийство родственников-гостей не должно оставаться без отмщения! Там, где лежали тела отравленных, появились огромные мыши. И нельзя было спастись от них ни огнем, ни мечом. Пытался Попель убежать от них в высокую башню, но и там настигли и загрызли его мыши. Так закончил король свою постыдную жизнь.

Начало Чешского государства.

Другой из братьев — Чех — привел свой народ в те благодатные места, где берет свое начало большая река Лаба (Эльба), где вливает в нее свои воды красавица Влтава. Как чудесна была эта неподвластная никому земля! Была она полна зверей и птиц. Воздух в ней был приятен и легок, а реки изобиловали рыбой. В благодарность за обретение прекрасной родины назвали потомки эту землю в честь прародителя Чехией.

Сначала чешским народом правили три мудрые сестры — Кази, Тетка и Либуше. Кази умела предсказывать будущее. Тетка научила народ поклоняться богам и духам. Либуше же мудро разбирала все споры. Она тоже обладала даром пророчества и считалась главной правительницей чехов. Либуше управляла потомками Чеха кротко, милостиво и справедливо.

Но некоторые мужчины-воины были недовольны, что ими правит женщина. «У женщин волос долог, а ум короток», — ворчали они. Узнала об этом Либуше и сказала: «Выберите сами себе господина, а я стану его женой». И назвала она место, где находится будущий князь, и его имя: ведь она умела пророчествовать.

Князь-пахарь.

На следующий день взяли послы княжескую одежду и коня и отправились на место, которое указала им Либуше. Как она и предсказала, увидели они селянина, который в крестьянской одежде пахал землю на пестрых волах. Звали его Пржемысл. Поклонились послы ему и сказали:

Здравствуй же, здравствуй, наш князь.

Ты славы великой достойный!

Волов и одежду оставь

И садись на коня дорогого.

Остановился пахарь, воткнул в землю свою палку — и вырос из нее куст орешника. Затем он распряг волов и сказал им: «Отправляйтесь туда, откуда пришли». И волы сразу же исчезли, словно их и не было. Люди, видевшие это, были поражены. Пржемысл пригласил послов отведать его крестьянской еды — хлеба и воды. И показалась им простая еда слаще любых яств.

После этого пахарь надел княжескую одежду, сел на горячего коня и поехал в сопровождении послов к Либуше, которая вскоре стала его женой.

Вместе с Либуше Пржемысл установил строгие, но мудрые законы, которым с тех пор подчинялись трудолюбивые чехи. Тогда же был основан на берегу Влтавы город Прага — «злата Прага», как любовно называют чехи свою столицу.

А чтобы народ не забывал, что первым его князем был пахарь, долго хранились в королевском дворце сплетенные из лыка лапти Пржемысла. Они напоминали о том, что труд пахаря — основа жизни.

Легенда об основании Киева.

На высоких берегах Днепра, там, где плодородное поле сходится с лесом, изобилующим зверями и дичью, жило славянское племя полян. Были поляне мужественными и смышлеными, отличались добрым нравом и кроткими обычаями. Не похищали они себе жён, а заранее договаривались о браках; не убивали друг друга в бесконечной кровной мести. И было у них три брата-князя: одного звали Кий, другого — Щек, а третьего — Хорив. И у них была сестра по имени Лыбедь. Каждый из князей правил родом своим, и жили они по соседству — на горах, что возвышались над Днепром.

Самым смелым и мудрым был старший брат Кий. Со своей дружиной пошел он в поход на Царьград (так называли в древней Руси столицу Византии Константинополь). Испугавшись, византийский император прислал к Кию своих послов с великой честью, одарил его бесчисленными подарками. Когда Кий с победой вернулся на берег Днепра, построили братья город и назвали его по имени старшего брата — Киевом. А речку, что впадала в Днепр, люди стали называть Лыбедью.

В «Чешской хронике» Козьмы Пражского (начало XII века) рассказывается о прибытии в Богемию славянского племени во главе с «праотцом Чехом». Затем в чешском варианте легенды появился и Лех, а в польском варианте легенды также и Рус.

Легенда известна по «Великопольской хронике»: «В древних книгах пишут, что Паннония является матерью и прародительницей всех славянских народов… от этих паннонцев родились три брата, сыновья Пана, владыки паннонцев, из которых первенец имел имя Лех, второй — Рус, третий — Чех. Эти трое, умножились в роде, владели тремя королевствами: лехитов, русских и чехов, называемых также богемцами».

Именно в Великопольской хронике легенда появилась в законченном виде в XIV веке, так как в рукописи, написанной в 1295—1296 гг. (из библиотеки Яна Годийовского), отсутствует фрагмент о братьях. Предполагают, что автор версии о трёх братьях добавил Руса к легенде о лехе по имени Чех из хорватской земли, известной по чешской стихотворной хронике Далимила Мезиржицкого (Dalimil Meziricsky), созданной в 1308—1314 гг. Чех и Лех фигурируют в чешской «Хронике» Яна Пшибика из Пулкавы (XIV век), все три брата у польского историка Яна Длугоша (XV век).

Эпический родоначальник русского народа Рус известен также по персидскому «Собранию историй» в начале XII века.

Поиски библейских «первопредков» всего славянства в целом оставляли в стороне вопросы, связанные с происхождением отдельных славянских народов. Это дало толчок поискам — уже на ином уровне, разумеется, — их родоначальников. Сама идея казалась вполне логичной: ведь если предположить, что вообще все народы происходят от одного библейского первопредка, то, следовательно, своих родоначальников может иметь и каждый славянский народ.

Большинство подобных представлений восходили к архаическому фольклору — либо же являлись плодом личного творчества хронистов. Со временем они все больше и больше проникали на страницы летописей, обрастая новыми подробностями. Естественно, что при этом персонажи преданий, связанные с периферийными (прежде всего, в политическом и экономическом отношениях) славянскими центрами, получали лишь временную значимость и часто забывались впоследствии. Напротив, действующие лица легенд о главных центрах славянства оказывались в гораздо более предпочтительном положении.

Одна из наиболее известных и распространенных мифологем такого рода — легенда о трех славянских братьях Чехе, Лехе и Русе, имена которых явно возникли от названий этнических общностей, «основателями» которых три брата якобы и являлись.

Истоки легенды восходят к «Чешской хронике» Козьмы Пражского (начало XII века), в которой, в частности, сообщается о прибытии в Богемию славянского племени во главе с «праотцом Чехом». С ним непосредственно связывался и мудрый Крок: в одних текстах его называли потомком, в других — спутником и близким другом Чеха. Дочь Крока — вещая Либуше — была мифической правительницей целой страны, а избранный ею в мужья пахарь Пшемысл положил начало чешской династии. (По другой, более поздней версии, Крок был сыном «поляка» Леха. Именно он, победив дракона, основал на холме Вавель славный город Краков, в течение пяти веков являвшийся столицей Польского государства).

В написанном же в XVIII веке, то есть шесть столетий спустя после «Чешской хроники», «Большом универсальном лексиконе» немецкого исследователя И. Цедлера говорится о том, что по своему происхождению Чех был склавонским принцем и жил в хорватском замке Крапина до тех пор, пока не лишил жизни римского префекта по имени Авреол. После совершенного злодеяния Чех вынужден был покинуть замок и отправиться царствовать в Богемию (либо по приглашению славян, либо из побуждений личного характера — поселиться и стать государем в обезлюдевшей из-за войн и эпидемий земле). Такими же пришельцами из далеких и незнакомых земель были Лех в Польше и Рус в Московском государстве.

 

Эволюция легенды налицо: добавляются новые персонажи (братья Лех и Рус) и в основу мифа, таким образом, ложится верная в своей основе идея языковой и суперэтнической общности славянства при разделении ее на несколько родственных ветвей. Сам же костяк легенды складывается примерно к рубежу XIV-XV веков: интересно, что в одном из анонимных сочинений некоего краковского автора, написанном в это время, у Руса появляется альтернативное имя — Мех. Оно могло возникнуть либо как переосмысление имени уже упоминавшегося библейского персонажа Мосох/Мешех, либо же было связано с польским именем нарицательным mech (мох), по аналогии: как Чехия и Чех — от чащ, а Польша — от полей, так Мех — от мшистой и болотистой местности.

С течением времени фабула легенды все более и более разрабатывалась. Основные же различия в многочисленных версиях этой легенды сводились к следующим. Были ли ее главные действующие лица потомками библейских персонажей — или нет? К примеру, в сочинениях жившего в X веке арабского путешественника Ибн-Фадлана упоминается легенда о происхождении русских от «Руса, сына Иафета и внука Ноя»… Сколько было братьев — один (Чех, по версии Козьмы Пражского), двое (Чех и Лех, упоминаемые в чешском изводе легенды), трое (Чех, Лех и Рус, в соответствии с польским изводом) или даже больше? В датируемой XIV веком Далимиловой хронике, например, говорится о выходе из Хорватии вместе с Чехом шести его братьев — таким образом, в легенде появляется сакральное число семь, древняя индоевропейская символика которого явственно проявлялась в мифологии и ритуалах…

Кого из славянских братьев — Чеха или Леха — следует все же считать старшим? Откуда братья были родом (из Хорватии, Славонии, Иллирии, Македонии)? Наконец, можно ли в принципе считать легендарные события подлинными — или нет? Интересно, что тенденция считать легендарные события и персонажей реально существовавшими сохраняла силу в течение довольно долгого времени. Осмысление же каждой из версий мифологемы (их приятие — или же, напротив, отторжение) практически постоянно менялось. К примеру, Михаил Васильевич Ломоносов не сомневался в реальности событий, описываемых легендой. Повествование о Чехе, Лехе и Русе было знакомо ему по сочинениям польских авторов, и в «Древней Российской истории» он писал о том, что «в половине шестого веку» Чех и Лех правили многочисленным славянским народом. Правда, персонаж по имени Рус вызывал у ученого недоверие, и он считал его вымышленным. В то же время в «Истории Российской» В.Н. Татищева напрямую говорится о вымысле: «Чехи и поляки вымыслили трех братьев: Чеха, Леха и Руса…» По мнению ученого, данная легенда представляла собой не более чем миф, затруднявший реальное восприятие исторических процессов.

Окончательно же вера в историчность трех легендарных братьев-славян иссякла благодаря самому процессу развития исторической мысли, приведшему к демифологизации картины происхождения как славянства в целом, так и отдельных его ветвей.
Источник

0

Новости партнёров:

shadow
shadow

Добавить комментарий

Войти без регистрации: