shadow

Что делает Россия в Ливии?


shadow

С Сирией уже все более менее понятно. Западные аналитики уже открыто говорят, что это вмешательство успешно, поскольку оно позволило достигнуть первоначально поставленной цели, то есть спасения сирийского правительства во главе с Ассадом. Причем как отмечают эти же аналитики и эксперты «эти результаты были достигнуты при помощи достаточно ограниченных ресурсов. Они составляют, если рассматривать привлеченные силы (от 4 до 5 тыс. человек и от 50 до 70 воздушных судов в качестве основной силы) и затраты на их использование (примерно 3 млн евро в день), примерно четвертую или пятую часть от американских усилий в этом регионе».

Может быть кто и не в курсе, но Россия достаточно активную позицию занимает сейчас и в многострадальной Ливии. И что же это она там делает?

Вот как это описывают западные аналитики.

Вслед за российским военным вмешательством в Сирии роль Москвы в гражданской войне в Ливии может показаться, на первый взгляд, чем-то вроде дежавю. И снова кажется, что Кремль способствует консолидации власти пророссийским региональным диктатором и созданию «полумесяца российского влияния» на Ближнем Востоке. Как и президент Сирии Асад, Хафтар часто позиционирует себя оплотом против воинствующего экстремизма в Ливии, говорится в статье.

«Однако фактическая стратегия России не предполагает бомбардировок Ливии, чтобы заставить ее признать своим лидером «человека Москвы». Намерения России в Ливии в гораздо большей степени предполагают сотрудничество с международным сообществом, хотя и не в ущерб собственным национальным интересам», — отмечают авторы.


Халифа Хафтар

«Не вызывает никаких сомнений то, что Россия сделала ставку на Хафтара», — пишут авторы. Его неоднократно принимали в Москве как иностранного лидера, уже находящегося на своем посту.

Москва напечатала ливийские динары на сумму около 3 млрд долларов от имени Центрального банка Ливии, подконтрольного Хафтару, и отправила российских специалистов для ремонта и обновления военной техники ЛНА, которая почти полностью базируется на советском арсенале, говорится в статье.

«Россия рассчитывает добиться трех преимуществ от поддержки Хафтара. Во-первых, Москва надеется, что Хафтар, в конечном итоге, получит достаточную политическую власть, чтобы дать России почетную привилегию заключения экономических сделок, что компенсирует ее финансовые потери: 150 млн долларов прибыли от строительных проектов, 3 млрд долларов — от контракта с РЖД, до 3,5 млрд долларов от энергетических сделок и не менее 4 млрд долларов от продажи оружия, — произошедшие по причине падения ливийского диктатора Муаммара Каддафи», — рассуждают авторы.

«Во-вторых, Россия ожидает от Хафтара помощи в укреплении своего военного положения на Средиземном море, что позволит Москве распространить свое влияние у берегов Европы и усилить позиции на Ближнем Востоке и в Северной Африке. В 2008 году Каддафи начал обсуждать вопрос о российских военно-морских базах в Ливии. Хотя ни одна из них не была, в конечном итоге, сдана в аренду, российские чиновники вернулись к этой идее, обсудив с Хафтаром возможность открытия базы вблизи Бенгази», — говорится в статье.

Наконец, Россия ищет политическую выгоду от способности урегулировать региональные кризисы. С учетом этой цели со стороны России было бы слишком рискованно полагаться исключительно на Хафтара, чья способность установить контроль над всей страной все еще вызывает сомнения, отмечают авторы. Именно с этим они связывают готовность России сотрудничать в ООН с международным сообществом по Ливии и поддержку крайне невыгодного для Хафтара эмбарго на ввоз оружия в страну.

«России может быть выгоднее коалиционное правительство в Ливии с Хафтаром в качестве главы вооруженных сил, чем правительство, полностью контролируемое Хафтаром. Первое будет означать, в какой-то мере, политическое примирение между основными конфликтующими сторонами в государстве и, таким образом, достаточную стабильность, гарантирующую долгосрочные экономические инвестиции и строительство военных объектов, которых добивается Россия, не опасаясь, что это все может быть внезапно потеряно, как после падения Каддафи», — полагают авторы.

«В конечном счете, главная отдача от инвестиций в Ливию, которой ожидает Россия, — это не база и не контракт. Это способность обосновать одну из центральных идей, о которых она говорит миру и своим гражданам все последние годы: то, что сломали США, может починить Россия», — заключают Пигмен и Ортон.

[источники]источники
http://abonnes.lemonde.fr/proche-orient/2017/09/13/pourquoi-l-intervention-militaire-russe-en-syrie-est-un-succes_5185235_3218.html
https://www.inopressa.ru/article/14Sep2017/lemonde/intervention.html
Inside Putin’s Libyan Power Play
https://www.inopressa.ru/article/15Sep2017/foreignpolicy/libya.html

Посмотрите еще на Лептис Магна — древнейший город Ливии или например что такое Великая рукотворная река. Кто оживил пустыню ?. А вот еще Древняя Ливия — Сабрата (Sabratha)
Источник

0

Новости партнёров:

shadow
shadow

Комментарии

  1. Victor    

    У российских компаний в Ливии замёрзли 6 млр $ на нефтяных скважинах после бомбёжек НАТы. Плюс геополитика. Этого мало разве?

    0

Добавить комментарий

Войти без регистрации: