shadow

Бойцы ВСУ устроили карательную операцию спасателям

Пожарных расстреливали во время тушения огня


shadow

Один сотрудник МЧС погиб, еще двое получили ранения в результате обстрела артиллерийских ударов ВСУ по жилым кварталам Петровского района Донецка. Об этом сообщает пресс-служба МЧС Донецкой народной республики.

Сообщается, что минувшим вечером сотрудники МЧС ДНР прибыли в поселок Трудовские для ликвидации возгорания, которое произошло в результате обстрела со стороны ВСУ.

«Погиб начальник караула третьей пожарно-спасательной части Донецка, ранения получили два пожарных. Инцидент произошел в момент тушения пожара в Петровском районе по улице Зеленый Гай, обстрел велся из АГС», — говорится в сообщении.

«Примерно в 14.20 поступил звонок, о том, что горит дом по адресу ул. Зеленый гай 115 Прибывшим отделением приступили к тушению, во время тушения произошел обстрел, предположительно с АГС. Начальник караула третьей пожарно-спасательной части МЧС ДНР погиб от осколочных ранений, еще двое спасателей ранены», — рассказал местным СМИ представитель МЧС. «Когда приехали услышали, что что-то взорвалось, но мы не предали этому значения. Мы уже почти потушили. Мы увидели потом осколки вокруг дома на крыше которой мы были. Когда взорвалось мы находились все на расстоянии двух шагов друг от друга. Упало очень быстро».

По сообщению РИА Новости, в оперативном командовании самопровозглашенной Донецкой народной республики предполагают, что огонь по расчету МЧС в Донецке велся целенаправленно с позиций добровольческого батальона «Донбасс-Украина».

«Учитывая характеристики гранатомета АГС, можно предположить, что огонь по спасателям велся намеренно и прицельно. По предварительным данным, обстрел велся из района населенного пункта Марьинка с позиций добровольческого батальона «Донбасс-Украина», — сообщил агентству представитель оперативного командования.

Кроме того, стало известно, что Специальная мониторинговая миссия (СММ) ОБСЕ не смогла посетить место трагедии из-за обстрелов со стороны ВСУ. «Сегодня утром ОБСЕ намеревалась выехать к месту трагедии в Петровский район с инспекцией. В 09:10 мск начался обстрел с позиций батальона специального назначения „Донбасс-Украина“ из района Марьинки по Трудовским. По соображениям безопасности СЦКК ДНР вынужден отложить поездку ОБСЕ», — сообщает Донецкое агентство новостей со ссылкой на представителя республики в Совместном центре по контролю и координации режима прекращения огня (СЦКК).

По словам заместителя главного редактора журнала «Новая земля» (г. Донецк, ДНР), постоянного эксперта Изборского клуба Новороссии Александра Дмитриевского, стремление к порядку — это отличительный признак человека, не желающего сдаваться в трудных условиях: история неоднократно доказывала, что порядок и высокий моральный настрой неразлучны.

— Показательна и другая закономерность: исчезновение внешней упорядоченности бытия есть признак начинающегося разброда с шатаниями. Вот поэтому Донецк даже в самый тяжёлый 2014 год оставался чистым и ухоженным: таким способом он давал знать всему миру, что не дождутся бандеровские каратели ключей от города. Надо сказать, что это весьма действенный инструмент информационной войны, ибо на пленных бандеровцев экскурсия по Донецку производит хотя и удручающее, но очень отрезвляющее, воздействие: горько осознавать возомнившему себя высшей расой, что у тех, кого он считал варварами и бандитами, цивилизованности и порядка в разы больше, чем в его родных местах…

— Насколько опасна работа пожарных, коммунальщиков и прочих городских служб Донецка и других городов ДНР?

— Всё зависит от конкретного района, от его близости к линии фронта, и от того, насколько интенсивными были бои в его окрестностях. Например, в местах бывших сражений до сих пор люди подрываются на боеприпасах во время сельхозработ. Впрочем, опасные профессии для Донбасса — норма даже в мирное время: тот же шахтёр, отправляясь под землю, берёт с собой два жетона. Первый он отдаёт табельщику при спуске, но никогда не знает расстанется ли со вторым жетоном в конце смены…

Если брать прифронтовую полосу, то там работа муниципальных служб — настоящий ад: очень часто выполнять задание приходится под вражеским обстрелом. Неоднократно имели место случаи, когда бандеровцы специально целились, допустим, в ремонтную бригаду или по машине скорой помощи. А постоянный террор карателей по отношению к персоналу расположенной в «серой зоне» Донецкой фильтровальной станции? Цель всего этого одна — геноцид народа Донбасса.

 — То есть по пожарным стреляли целенаправленно? Или им все равно, в кого стрелять?

— Разумеется, целенаправленно. Ведь карателям необходимо чтобы пожар, возникший в результате их попаданий, нанёс мирному населению как можно больший ущерб. И вот эти нацисты видят, что те, над кем их прислали расправиться, не стали покорно принимать судьбу, а принялись ликвидировать возгорание. Понятно, что впавшие в ярость бандеровские нелюди воспользовались своей излюбленной тактикой и принялись расстреливать пожарных.

 — Сообщается, что инспекция Специальной мониторинговой миссии ОБСЕ на месте гибели сотрудника МЧС ДНР в Петровском районе Донецка была сорвана сегодня утром из-за обстрелов со стороны ВСУ. Заметают следы? Обратят ли наблюдатели внимание на это происшествие? Или тоже закроют глаза?

— Этим шакалам (по-другому назвать представителей столь солидной организации язык не поднимается!) веры нет и быть не может: их давно и справедливо презирает весь Донецк. Хотя весной 2014 года миссии ОБСЕ дончане верили, с ними активно сотрудничали активисты русского движения, предоставляя факты нарушения Украиной прав русскоязычного населения Донбасса. Увы, вместо того, чтобы принять меры, руководство ОБСЕ сообщило имена русских активистов украинским спецслужбам. Позднее, когда начались боевые действия, представители СММ ОБСЕ неоднократно сообщали бандеровским карателям места дислокации ополченцев. Притчей во языцех стала и трусость ОБСЕшников: стоит подняться стрельбе, как они начинают сверкать подмётками. И их нежелание выехать на место гибели офицера МЧС ДНР — ещё одна капля и в без того переполненную чашу недоверия.

— Неважно, кто в прицеле, если он находится на другой стороне. Именно по такому принципу и действуют ВСУ, — отмечает военкор Марина Харькова. — Разумеется, им все равно.

— А когда снайперы ВСУ, развлекаясь, стреляют в пожилых людей, вышедших поработать на огороде где-нибудь в Александровке или в Зайцево, четко различая, по кому бьют, это как расценивать? Как досадную, но постоянную случайность? ВСУ бьют по мирным, по домам, по больницам, по пожарным, коммунальщикам и это не вчера началось, а вообще-то четвертый год происходит. Мы для них — не свои люди. Мы для них — цели. Вражеские цели. Если враг не сдается — его уничтожают. Этим и занимается Украина в отношении республик, планомерно и последовательно. Без всяких там плясок с бубном на тему нерушимости минских «перемирий».

Еще в 14 году сотрудники МЧС рассказывали мне, как выехали на тушение пожара в прифронтовую зону и как по колесам пожарной машины начали стрелять украинские снайперы. Я спросила, почему по колесам? «Ну предупредили нас, чтобы близко не совались. Могли и по кабине, но не стали. Сначала пробили одно колесо, потом второе. Такая тактика», — ответили мне. Поэтому обстрелы спасателей — это вовсе не из ряда вон выходящая история. Таких много, просто не все заканчиваются трагедией.

 — Насколько сильно рискуют сотрудники МЧС ДНР, коммунальщики? Что их мотивирует?

— Все из них, кто работает в прифронтовых районах: Петровском, Киевском, Куйбышевском — постоянно рискуют своей жизнью. Каждый выезд несет угрозу попасть под спонтанный или прицельный огонь украинских артиллеристов и снайперов, подорваться при разминировании или при работе в поле по восстановлению линий электропередач или газового оборудования. То есть, люди сознают, на что идут. Такая работа. Таков долг. В конце концов, Донецк — это наша родина и за него надо бороться. Думаю, что это и есть пример тихого, бытового, незаметного героизма. Многие из них даже не считают свои поступки героическими, застенчиво пожимают плечами и говорят: «Ну надо спасать, как иначе?» или «Надо людям свет дать, они ждут, кто, кроме нас, им поможет?». На мой взгляд, это люди высшей человеческой пробы. Надо, значит, делай, а не ной.

— Насколько, по-вашему, серьезен ущерб, который ВСУ наносят, подвергая обстрелам гражданские службы Донецка и других городов, объекты инфраструктуры и коммунального хозяйства в процессе ремонта. Часто ли случаются подобные инциденты?

— Ежедневно разрушаются при обстрелах три-пять домов. Счет только по ДНР превышает десять тысяч разбитых строений разного назначения, и это — по приблизительным подсчетам. Инцидент с гибелью и ранениями спасателей на Петровке имеет особенность: на тушение пожаров расчет выехал днем, когда, казалось бы, было затишье. Обстрел начался спонтанно, предугадать его заранее невозможно. А вот тот факт, что ВСУ терроризирует обстрелами уже и днем, говорит о многом. Как минимум, о безнаказанности и вседозволенности. К тому же надо учитывать, что сейчас, во время невероятной августовской жары украинские вояки специально применяют зажигательные боеприпасы. Вокруг домов, полей и посадок почти на всей линии фронта стоит стена дыма и огня, ветер довершает дело. Совершенно ясно, что ВСУ выжигает «зеленку» для видимости в случае наступления, а также для нанесения максимального ущерба и урона хозяйству республик. Горькая ирония в том, что «хлебное перемирие» завершилось сжиганием полей.

— Способны ли ВС ДНР обеспечивать безопасность работникам гражданских служб? Или на войне это в принципе невозможно?

— Каким образом обеспечить? К каждому наряду приставить охрану? Это невозможно. Безопасность прифронтовых зон и людей, в них живущих, не обеспечивается никак и никем. Ответственность за гибель людей никто не несет. Украинские командиры и политики остаются безнаказанными. Никаких мер воздействия к ним не предусмотрено.

— Сообщается, что инспекторы ОБСЕ не смогли посетить место гибели сотрудника МЧС ДНР из-за обстрелов ВСУ. Украинские боевики их специально туда не подпускают? Почему? Все равно ОБСЕ напишет то, что нужно украинской стороне…

— После происшествия с ОБСЕ в с. Пришиб, ЛНР, когда их сотрудник погиб и были раненые, наблюдатели не выдвигаются в опасные зоны без гарантий безопасности. Для них это чужая война, чужие потери, чужое горе. Как они недавно заявили журналистам в Донецке «Почему мы должны перед вами тут отчитываться? Мы вам ничего не должны». Как говорится, проблемы индейцев шерифа не волнуют.

Источник

Фото ТАСС

Также можете посмотреть все новости Украины за сегодня

0

Новости партнёров:

shadow
shadow

Добавить комментарий

Войти без регистрации: